Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Лодка «БИЧ» на цифровых берегах. Мыс 2
09.09.2015 11:39

Седьмой раз в поисках островов «библиотечного счастья» лодка, её экипаж и пассажиры отправились по книжным морям и океанам.

Продолжение. Начало Мыс первый: На гребне законодательной волны

Мыс второй: Национальная электронная библиотека: критерии отбора книг и модели доступа

Ведущая Любовь КАЗАЧЕНКОВА, главный редактор журнала «Современная библиотека»

«Экипаж»: Олег МАХНО, директор АНО «Национальный библиотечный ресурс»; Михаил РОДИОНОВ, заместитель генерального директора РГБ по вопросам НЭБ; Вадим ДУДА, ректор АПРИКТ; Сергей АНУРЬЕВ, Генеральный директор «ЛитРес»; Вадим СТЕПАНОВ, профессор МГИК

lodka2-5Любовь КАЗАЧЕНКОВА: проекту НЭБ более 10 лет, но последние четыре года Минкультуры России видит в нём ресурс федерального уровня, вкладывает средства и в технологии, и в контентное наполнение. На эти цели потрачено более 800 млн рублей, до 2018 г. планируется выделить ещё 695 млн. При этом до сих пор нет внятной концепции развития ресурса, не меньше вопросов по его технологической реализации, моделям доступа к контенту, эффективности вложения средств. В последние месяцы мы стали свидетелями серьёзных споров по критериям отбора книг. В 2015 г. концепция изменилась: теперь речь идёт о двух списках, один из которых составлен экспертным библиотечным сообществом и включает научную и образовательную литературу. Второй список подготовлен представителями РКС, в нём представлены фантастика, романы, детективы, что вызвало разногласия относительно оснований для включения этих популярных жанров в национальный ресурс. Закономерно возник ответный вопрос: так ли необходимо ограничиваться научной тематикой, если в большинстве публичных библиотек топ-50 занимает беллетристика? Чем мы хотим привлечь в НЭБ среднестатистического читателя: монографиями, научными трудами по квантовой механике и ядерной физике или популярной литературой? И что считать популярной литературой?

Попытаемся выяснить, на чём основывалось наполнение НЭБ в последние годы и какие варианты предлагаются сейчас.

lodka2-1Олег МАХНО: тема отбора возникла ещё в 2010 г. Тогда мы её обсуждали и с издателями, и с комплектаторами. Мнения были разные. Обозначались и академический, и любительский критерии, и принцип спроса. На мой взгляд, чёткой, исчерпывающей инструкции не получится, нужно определиться с базовыми критериями. Есть развлекательная литература, есть серьёзная. Государство всегда считало литературу своим репутационным критерием и не оставляло её без внимания. Во главу угла должен быть поставлен здравый смысл.

Выстраивая работу в 2011 г., мы начали с мониторинга правообладателей — кто что даст. Критерий отбора был один — чтобы не стыдно было прочесть название книги в присутствии дамы. С каждым годом квалификация росла, группа экспертов РНБ и РГБ рекомендовала, какую книгу из списка издателей брать не стоит, а на что, наоборот, спрос в библиотеках большой. Мы заключали договоры с издателями, платили деньги правообладателям. Кроме того, за первый год заключили более 700 безвозмездных соглашений. Это были достойные авторы — русские эмигранты первой волны, современные авторы, академики. В общем, люди, которым рейтинг и статус важнее гонораров. Но вскоре стало понятно, что в условиях дефицита времени (нередко конкурс проходил в августе, а отчитывались по его исполнению мы в ноябре) такая точечная работа неэффективна. Намного проще было сотрудничать с агрегаторами, компаниями, которые специализируются на цифровых книгах, и с издателями, предлагавшими сразу от 200 до 800 изданий. Правообладатели получали за лицензию по договорённости до 20 тыс. рублей.

Договоры заключались в соответствии с ГК РФ на срок от одного года до пяти лет. Обычно мы предлагали заключить наш типовой договор, но были и соглашения на условиях правообладателя. Предмет договора — перевод произведения в цифровую форму и предоставление доступа к нему в стенах библиотеки, без создания копии и получения прибыли согласно ст. 1275 ГК РФ.

Михаил РОДИОНОВ: всё, что мы сейчас обсуждаем, только один сегмент наполнения НЭБ, составляющий 10% издаваемой за год литературы. Это малая часть того, что должно поступать в фонды ресурса. Почему мы говорим только об этом? Видимо, потому, что известны выделяемые бюджеты: 100 млн рублей в текущем году, 140 млн рублей в прошлом. Для отрасли это немалые деньги.

Мы хотим создать ресурс, который лучше, чем стандартная библиотека, сможет обеспечить читателю доступ к чему-то интересному и полезному. Электронные издания, новые сервисы позволяют очень быстро определять потребности читателей без «ручного» управления специалиста-библиотекаря, а сам ресурс, если он грамотно сделан, может выступать полноценным навигатором во многих областях знаний.

Что касается отбора, сейчас это эксперимент. Но все желающие могут в нём участвовать, аргументированно предлагать собственные критерии. Мы ищем идеи, ждём не критики, а реальных предложений и помощи в определении того, какой ресурс нужен и что мы хотим от него получить в дальнейшем.

lodka2-2Рассматриваются разные варианты. В Минкультуры России создана межведомственная комиссия, в которую входят и библиотекари, и издатели, и чиновники. В этом году меняется методика, в списках появляется художественная литература. Эти списки размещаются в открытом доступе, и мы ожидаем общественного обсуждения со стороны коллег. Безусловно, важно обоснование. По библиотечному списку оно более или менее понятно: книги, востребованные в РГБ, издания вузовских издательств, научных учреждений, региональных издающих организаций. Имеет право на существование и подход, предлагаемый «ЛитРес», — востребованность населением. Только не надо забывать, что ресурсы подобного уровня должны поднимать планку потребностей несколько выше, чем в среднем по стране. Мнений может быть много, но их надо открыто обсуждать. Например, лично я уверен, что в НЭБ обязательно должен быть пласт научно-фантастической литературы: нация, не думающая о будущем, себя в этом будущем не видит. Кроме того, не будем забывать, что помимо отбора книг важны и формат доступа, наличие прав на цифровую дистрибуцию. Мы можем выбрать что угодно, а предоставить доступ получится далеко не ко всему репертуару.

Многие издатели переживают по поводу электронного ОЭ и его неправомерного использования. В законопроекте оцифровка предусмотрена, но использование возможно только при наличии договора с издателем. Главное, чтобы этот пункт не убрали из окончательной редакции.

Сергей АНУРЬЕВ: НЭБ уже 11 лет, но какова эффективность ресурса? Доступны около 45 тыс. книг. Получается, что в среднем на оцифровку одной книги потрачено около 25 тыс. рублей, о книговыдаче же вообще ничего не известно.

Концепция общественного блага проста: если кто-то добрый и богатый в разгар сезона поставит на пляже горки и карусели бесплатно, то через месяц от них ничего не останется. То же самое с закупкой книг. Список, формируемый непонятно кем и непонятно по каким критериям, — уже риск. Никто не анализирует эффективность потраченных средств: какова книговыдача, какие издания пользуются спросом в разных регионах и типах библиотек. Мы не можем позволить себе такой подход и закупаем только то, что пользуется реальным спросом. Убеждён, что этот принцип стоит использовать и в НЭБ. Ресурс должен стать неким информационным терминалом: посетитель вводит название книги или тему и получает ответ: в РГБ оцифровано и не защищено авторским правом столько-то книг; у «Инфра-М» столько-то изданий по этой теме, у «ЛитРес» столько-то и т.д. Расчёты с НЭБ — наша забота. Фактически НЭБ должна стать единой площадкой доступа к контенту.

Михаил РОДИОНОВ: согласен с коллегой, такой подход может иметь место. Главное избежать ситуации, когда книга приобретена за большие деньги, подписан контракт на год-два, а по истечении этого срока она не может быть передана в НЭБ, поскольку права закончились. Со многими произведениями именно такая история.

Вадим ДУДА: рыночные компании лучше, чем государство, проводят исследования и понимают спрос. Технологически мы давно готовы производить любые форматы, что не требует слишком больших вложений.

Библиотека и музей всегда имеют дело с двумя важнейшими функциями: сохранением культурного наследия и организацией доступа к нему. НЭБ около 10 лет сохраняла контент, теперь пора заняться доступом, а в этом отлично разбираются издатели и книгораспространители. Считаю, что нельзя замыкаться на одной модели и одной экспертной группе.

lodka2-3Задача НЭБ — не собирать ежегодно 10–12 тыс. наименований, а давать доступ к максимально широкому ассортименту современных изданий. Не понимаю, как можно говорить «оцифровка современной литературы».

Мы обсуждаем технологии и мобильные сервисы НЭБ. Но в сегодняшнем варианте предоставления контента в pdf мобильное приложение бессмысленно. Оно необходимо для чтения формата ePub, (кстати, чем не критерий отбора?), и, значит, нужно находить модели эффективного взаимодействия с издателями.

Вадим СТЕПАНОВ: проблемы с отбором книг в НЭБ, распределением ОЭ — результат гигантского кризиса доверия между издательским и библиотечным сообществами. Сначала было издательское лобби, потом библиотечное, добились оцифровки 10%. То же самое с оцифровкой изданий, не переиздававшихся в течение 10 лет. Это привело к удару по издателям и невозможности делиться копией с другой библиотекой.

Необходимо изменить схему функционирования и финансирования. Агрегатор («ЛитРес», НБР, вообще кто угодно) должен приобретать права на потенциальный доступ к контенту. А любая библиотека должна иметь возможность своим читателям этот доступ предоставить. Она не заплатит, пока читатель не воспользуется книгой. На этапе закупки прав издатель получает малую толику бюджета и позволяет обращаться к своим ресурсам, но деньги получает только с того момента, когда начинается чтение книги. Чем больше людей пользуется контентом, тем больше денег у издателя. При такой схеме НЭБ станет каналом сбыта.

При этом библиотеки платят по биллинговой системе (в зависимости от того, сколько контента было востребовано). Наконец, может быть реализована схема комплектования читателями. Безусловно, существуют проблемы с ФЗ-44, расчётом и обоснованием выделенных средств в случаях оплаты востребованного контента по факту. Значит, нужно менять регламенты.

Сергей АНУРЬЕВ: Есть несколько способов договориться с нами. По одной из схем библиотека рассчитывает определённый объём запросов к электронным фондам. В соответствии с этим формируется бюджет, согласуется с государственными органами, осуществляется выдача. Когда средства заканчиваются, библиотека либо прекращает выдачу новой литературы, оставляя только издания, приобретённые в фонд, либо договаривается об увеличении бюджета.

При взаимодействии с серьёзными заказчиками мы готовы к схеме годовой подписки, при которой риски делим сообща. При большом объёме заказов стоимость книговыдачи устанавливаем ниже рыночной, учитывая, что объём может быть превышен на какой-то процент.

Иван СТРЕЛЕЦ: я возглавляю управление РГБ, занимающееся интеллектуальными правами. Схема, о которой говорил коллега, давно реализована у нас на сайте. Есть две системы: контрактная (на неё выделяются государственные деньги) и биллинговая, она пока плохо реализуется. Мы можем перечислить издателям 20% от дохода, получаемого РГБ. Работать по этой схеме в 2010 г. не согласилось ни одно издательство. Все хотели 50 на 50, что возможно только в случае реализации электронного файла, а это уже вопрос доверия.

Владимир ЧЕТВЕРТОВ, ЦУНБ им. Н.А. Некрасова: все проблемы, связанные с реализацией национального проекта, должны быть решены ещё до старта. Нужно ответить на базовые вопросы так, чтобы больше их не возникало. В частности, формат pdf для формирования будущей электронной библиотеки не существует — он должен трансформироваться во что угодно.

lodka2-4Александр ВИСЛЫЙ, Генеральный директор РГБ: современный pdf представляет собой фотографии страничек, сведённые в один файл. К нему пристыкована подложка для распознавания текста. Конечно, он не масштабируется на мобильных устройствах. Автоматически распознанный текст даёт 10–15% ошибок. Но при этом разъясните, в какой же формат мы будем переводить учебник по ядерной физике, где 30% формул, и чтобы это стоило 2 рубля за страницу?

Владимир ЧЕТВЕРТОВ: Таких форматов множество, просто нет желания разобраться. Тогда следует предупреждать читателей, что в НЭБ будут издания, которые невозможно читать на экранах мобильных устройств.

Опубликовано в номере июль-август 2015

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.