Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


НЭБ в постиндустриальной России: обещания и риски
12.11.2015 23:00

XXI век — время цивилизационных сдвигов во всех сферах материальной и духовной жизни российского общества. Не может остаться в стороне и библиосфера, образовавшаяся в индустриальной России прошлого столетия. Одно из самых ярких проявлений смены парадигмы – возникновение и функционирование Национальной электронной библиотеки.

Библиосфера — это исторически сложившаяся национальная (всероссийская) документально-коммуникационная система, включающая библиотечные, библиографические, книгоиздательские, книготорговые социальные институты и сопутствующие им социальные явления, например библиофильство и цензуру. Принцип отграничения библиосферы от других социальных сфер: техносферы, ноосферы, артсферы и т.д. — включённость в книжную коммуникацию. Другими словами, библиосферу образуют те области социальной коммуникации, где создаются, обрабатываются, хранятся, распространяются и используются человекочитаемые книги в виде произведений письменности и печати.

Отличительной особенностью становления постиндустриальной цивилизации является информатизация общества и формирование инфосферы, кардинально преобразующей производство и образ жизни людей. Возникает вопрос о соотношении инфосферы и библиосферы: слияние, взаимодействие или автономное существование? Ответ на этот вопрос есть определение судьбы книги, библиотеки, библиографии в России XXI в.

Воздержимся в настоящей статье от обсуждения судьбоносных вопросов в целом, а сосредоточим внимание на грандиозном проекте Национальной электронной библиотеки (НЭБ), который нацелен на преобразование российской библиосферы. Утверждённые в декабре 2014 г. Президентом РФ В.В. Путиным «Основы государственной культурной политики» предусматривают «формирование единого российского электронного пространства знаний на основе оцифрованных книжных, архивных, музейных фондов, собранных в Национальную электронную библиотеку (НЭБ) и национальные электронные архивы по различным отраслям знания и сферам творческой деятельности» (раздел VI). По сути дела, проект НЭБ — это стратегический вызов индустриальной библиосфере со стороны постиндустриальной инфосферы. Задача настоящей статьи — объективно оценить этот вызов, учитывая современную цивилизационную динамику нашей страны.

Краткая характеристика проекта НЭБ

В первую очередь следует уточнить объект, вселяющий надежды и опасения. Для этого припомним сначала историю возникновения идеи национальной электронной библиотеки, а затем обратимся к сущности современного проекта НЭБ.

Зарождение и развитие идеи НЭБ

Идея Национальной электронной библиотеки возникла в атмосфере научно-технической революции 1960-х, открывшей перспективы компьютеризации, телекоммуникации, широкого использования высоких информационных технологий. Почвой для её зарождения послужили разработки автоматизированных информационно-поисковых систем (ИПС) и автоматизированных систем научно-технической информации (АСНТИ), которые в 1960‒1980-е гг. велись в области информатики. Эти разработки в сущности сводились к автоматизации библиотечно-библиографических процессов, в центре которых стоял библиографический поиск. О построении в нашей стране сети автоматизированных библиотечно-информационных систем первым заговорил В.И. Тарасов, руководивший в 1970-е работами по автоматизации в ГПНТБ СССР[1]. В 1973 г. Государственный комитет СССР по науке и технике утвердил техническое задание на разработку первой очереди Автоматизированной системы ГПНТБ СССР[2], затем последовали вторая и третья очереди. С начала 1970-х стартовали работы по автоматизации библиотечно-библиографических процессов в Государственной библиотеке СССР имени В.И. Ленина, которые, надо признать, носили экспериментально-опытный характер[3], не соответствующий общесоюзному статусу библиотеки.


1. Тарасов В.И. О построении национальной сети автоматизированных библиотечно-информационных систем в СССР // Науч. и тех. б-ки СССР. – 1970. – № 9. – С. 37–42.

2. Техническое задание на разработку автоматизированной системы ГПНТБ СССР / Гос. комитет СССР по науке и технике. – М., 1974. – 48 с.

3. Невраев В.Ю., Мишин В.А., Фадичева Е.Н. Автоматическое формирование систематических и предметных перечней АС Государственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина // Сов. библиотековедение. – 1977. – № 2. – С. 96–105; Санчес-Мехидо Л. Реализация функции поиска в автоматизированной ИПС по универсальной тематике // Сов. библиотековедение. – 1976. – № 2. – С. 58–69.

Поэтому в 1979 г. была разработана концепция комплексной автоматизации, учитывающая руководящую роль Ленинки в развитии системных взаимосвязей между библиотеками страны, особенно в части комплектования, книгообмена, межбиблиотечного абонемента. К середине 1980-х гг. большинство крупнейших советских библиотек обзавелись отделами автоматизации, которые трудились над созданием локальных автоматизированных систем.

Нельзя не вспомнить и о проектах автоматизации библиографических процессов. Ещё в конце 1960-х гг. С.А. Пищальников развивал фантастическую концепцию национальной сети электронных каталогов, предлагая создать 10–15 хранилищ государственного значения ёмкостью 20–50 млн описаний документов, которые обеспечат информацией региональные хранилища (порядка 100 на страну), а последние, в свою очередь, будут взаимодействовать с библиотеками своего региона через видеотерминальные устройства[4].


4. Пищальников С.А. Сегодня и завтра механизации библиотечных процессов // Науч. и тех. б-ки СССР. –1969. – № 1. С. – 29–33.

В первой половине 1970-х гг. Всесоюзная книжная палата (ВКП) развернула работы по созданию Автоматизированной системы государственной библиографии, централизованной каталогизации и статистики печати (АСОИ Госбиблиография)[5].


5. Технический проект автоматизированной системы сбора, обработки, хранения, поиска и выдачи информации об отечественных изданиях (АСОИ). – М., 1974. – 256 с.

В АСОИ была предусмотрена система распространения библиографической информации на магнитных лентах в качестве автоматизированной версии национальной библиографии. Практика обмена магнито-ленточными изданиями, получившая широкое распространение в Государственной автоматизированной системе научно-технической информации, является разновидностью корпоративной каталогизации.

Корпоративная каталогизация, начало которой было положено в июле 1967 г. Библиотечным центром колледжа Огайо (английский акроним OCLC), является убедительным примером эффективной кооперации в области библиотечно-библиографической автоматизации. В наше время OCLC расшифровывается как Online Computer Library Center и трактуется как «некоммерческий компьютерный библиотечный сервис и научно-исследовательская организация, общественной целью которой является расширение доступа к мировой информации и сокращение расходов на информацию». Более 72 тыс. библиотек в 170 странах используют услуги OCLC для поиска, приобретения, каталогизации, заимствования и сохранения библиотечных материалов. Как известно, в нашей стране с 1998 г. успешно функционирует Общероссийская информационно-библиотечная компьютерная сеть ЛИБНЕТ, в рамках которой создаётся машиночитаемый Сводный каталог библиотек России (СКБР), представляющий собой национальный библиографический ресурс.

Накопленный в российской библиосфере довольно разнообразный и поучительный опыт локальных, отраслевых, корпоративных и общегосударственных автоматизированных систем привёл в начале третьего тысячелетия стратегически мыслящих руководителей библиотечного дела, учитывающих стремительное распространение электронной коммуникации, к идее создания Национальной электронной библиотеки. Эта идея была выражена в виде «проекта концепции НЭБ», который начинался многозначительно: «Осознавая свою ответственность перед научным, образовательным и культурно-просветительским сообществом, настоящим и будущими поколениями, национальные библиотеки Российской Федерации считают необходимым инициировать проект создания Национальной электронной библиотеки, направленный на кумуляцию, раскрытие, сохранение и предоставление пользователям электронного наследия, выраженного как в форме цифровых копий, так и в форме документов электронного происхождения»[6].


6. Национальная электронная библиотека: проект концепции / Рос. гос. б-ка; под ред. Т.В. Майстрович. – СПб, 2003. – 28 с. Концепция была утверждена на заседании Совета по сотрудничеству РГБ и РНБ 17 декабря 2004 г. (www.ruslibnet.ru:8101/prog).

Формирование НЭБ было начато в 2004 г. по инициативе Российской государственной библиотеки и Российской национальной библиотеки; несколько позже к ним присоединилась ГПНТБ России. Первоначально под Национальной электронной библиотекой понималась библиотечно-информационная система, предназначенная для сбора, организации, хранения и предоставления пользователям преимущественно электронных изданий. Предусматривались интегральный каталог, включающий многоаспектное библиографическое описание каждого электронного документа, и поисковая система, обеспечивающая автоматизированный выбор нужных текстов по запросам любой сложности[7].


7. Майстрович Т.В. Российская национальная электронная библиотека: задачи и принципы организации // библиотековедение. – 2005. – № 1. – С. 44–52.

В свете перспектив построения в нашей стране информационного общества инициатива наших главных библиотек выглядит весьма актуальной и привлекательной, а поддержка её со стороны Министерства культуры РФ — вполне оправданной.

Однако создание Национальной электронной библиотеки на основе самых благих и самоотверженных усилий библиотечных работников — заведомая утопия. Национальные проблемы нужно решать по-государственному, поэтому идею НЭБ необходимо было легализовать в качестве государственной идеи. Министерство культуры РФ успешно осуществило эту операцию в 2012 г., когда включило разработку НЭБ в качестве государственной системы в Федеральную целевую программу «Культура России (2012–2018 годы)». В частности, только на создание общероссийской системы доступа к НЭБ было предусмотрено 149,52 млн рублей, и это был не единственный источник финансирования. Теперь масштабы НЭБ не ограничивались электронной коммуникацией, а охватывали всё библиотечное пространство страны, и она стала котироваться как «единая публичная электронная библиотека, интегратор и координатор электронного библиотечного ресурса страны»[8].


8. Министерство культуры РФ. Решение коллегии // библиотековедение. – 2014. – № 3. – С. 9.

28 октября 2014 г. решением Минкультуры России оператором, т.е. головной организацией НЭБ, была назначена Российская государственная библиотека, которой поручалось «собирать, архивировать, описывать электронные документы, способствующие сохранению и развитию национальной науки и культуры, а также организовывать их общественное использование». Спустя всего восемь месяцев РГБ объявила, что с 24 июня 2015 г. вводится в промышленную эксплуатацию ресурс НЭБ по адресу «нэб.рф» и любой гражданин России может воспользоваться её услугами в режиме удалённого доступа. Теперь мы можем сказать, что полувековая мечта российских библиотекарей и библиографов о Национальной электронной библиотеке воплотилась в жизнь! Это событие чрезвычайной важности для документальной коммуникации, ибо перед российской библиосферой возникает реальная перспектива преобразоваться в одну из подсистем инфосферы, наряду с электронными СМИ и электронной коммерцией. Поэтому определение сущности НЭБ заслуживает особого внимания.

Сущность НЭБ

Теоретики и практики электронных библиотек А.И. Земсков и Я.Л. Шрайберг в своих трудах констатировали многозначность термина «электронная библиотека» и на основании тщательного анализа формулировок различных авторов предложили собственное определение: «Электронная библиотека — это совокупность локальных или распределённых электронных ресурсов, объединённых единой технологией структуризации и доступа»[9].


9 Земсков А.И., Шрайдерг Я.Л. Электронные библиотеки: учебник. – М.: Либерея, 2003. – С. 31; Они же. Электронная информация и электронные ресурсы: публикации и документы, фонды и библиотеки. – М.: ФАИР, 2007. – С. 35.

Прогнозируя будущее библиотечного дела, авторы предсказывают «формирование библиотечной цифровой (электронной) коллекции, скоординированной как в национальном, так и в международном масштабе, охватывающей созданное интеллектуальное богатство во всём мире. В этой коллекции интеллектуальное наследие страны, зафиксированное в цифровой форме, будет доступно всему миру» (с. 497). Уязвимость этих определений в том, что они редуцируют библиотечную систему до одного её элемента — библиотечного фонда в виде «электронных ресурсов» или «цифровых коллекций». Остальные элементы библиотеки (персонал, пользователи, справочно-библиографический аппарат, материально-технические средства) подразумеваются «по умолчанию», но всё-таки фонд нельзя отождествлять с библиотекой.

В утверждённой заместителем министра культуры Г.П. Ивлиевым Концепции развития НЭБ на 2014–2016 гг. также не удалось обнаружить логически оформленную дефиницию. Там говорится, что «необходимо формировать единое общее национальное электронное пространство знаний, в котором с учётом авторских и лицензионных прав содержатся произведения, должным образом описанные и каталогизированные, выверенные экспертами и профессиональным сообществом на предмет актуальности, качества содержания и языка» (с. 3). Далее (с. 6) сообщается, что «формирование единого национального электронного пространства знаний, преобразование проекта Национальной электронной библиотеки в единую организационную и технологическую систему, позволяющую гармонично интегрировать всю библиотечную сеть России, широкое профессиональное сообщество в единое электронное пространство, является своевременной и актуальной задачей». Исходя из приведённых цитат можно предположить, что проектируемая Национальная электронная библиотека является «национальным электронным пространством знаний», но такое предположение выглядит сомнительным.

Знание — результат познания действительности, а художественные фантазии, предрассудки, иллюзии знанием не являются. Так, сказки, молитвенники, гороскопы, карикатуры и т.п. отнести к источникам знания нельзя, хотя ими переполнены библиотечные фонды. Вместе с тем книготорговцы и библиотекари требуют, чтобы бестселлеры, пользующиеся повышенным читательским спросом, обязательно оцифровывались и включались в фонд НЭБ наряду с шедеврами науки и искусства. «Электронным пространством знания» позволительно считать оцифрованную справочную или учебную литературу, а вот электронное пространство Интернета нельзя ассоциировать с познанием. Получается, что формула «НЭБ — электронное пространство знания» — красивая метафора, а не сущностное определение.

Практичной выглядит предложенная В.К. Степановым трактовка НЭБ в качестве аппаратно-программного комплекса, позволяющего «каждой библиотеке России осуществлять все процессы электронного обслуживания читателей от загрузки в фонд НЭБ документов из собственных фондов до составления отчётов о выдаче материалов в цифровой форме»[10].


10. Степанов В.К. НЭБ как платформа интеграции библиотек в систему цифровых коммуникаций, или Какая национальная электронная библиотека нужна России // Науч. и тех. б-ки. – 2015. – № 1. – С. 13–17. 1.

Соглашаясь с мнением В.К. Степанова, добавим только, что с точки зрения теории информационных систем НЭБ представляет собой информационно-поисковую вычислительную сеть, т.е. взаимосвязанную совокупность территориально рассредоточенных систем обработки данных, средств связи и передачи данных, обеспечивающую пользователям дистанционный поиск информации, содержащейся в базах данных, разнесённых, как правило, на значительные расстояния. Получается, что НЭБ — это средство библиотечной деятельности, основанное на использовании машиночитаемых информационно-коммуникационных технологий (ИКТ).

Возникает вопрос об идентификации НЭБ: является ли она по существу своему библиотекой или нет? В нашей стране законодательно учреждены три национальные библиотеки: РГБ, РНБ, Президентская библиотека имени Б.Н. Ельцина. Можно ли считать

НЭБ четвёртой национальной библиотекой? Как ни парадоксально, но специально спроектированная Национальная электронная библиотека библиотекой не является, потому что она предназначена не для выполнения социально-культурных функций, свойственных библиосфере, а для совершенствования технологии книжной коммуникации. Эффективность НЭБ оценивается количеством дистанционно обслуженных запросов, а не смысловым воздействием на сознание пользователя. Отсюда следует, что НЭБ по сущности своей является инструментально-технологической инновацией, направленной на преобразование индустриальной библиосферы в библиосферу постиндустриальную.

Постиндустриальная библиосфера включает в свою структуру издательства и книготорговые центры, библиотеки всех типов и видов, библиографические и научно-информационные службы, которые взаимодействуют согласно технологическим нормам и программам НЭБ. Поэтому, рассматривая НЭБ с точки зрения системного подхода, правомерно отождествить её с постиндустриальной библиосферой, которая входит в инфосферу в той мере, в какой использует информационные технологии. Поскольку в национальных, региональных, библиофильских книгохранилищах всегда будут представлены аутентичные произведения письменности и печати прошлых лет и текущего момента, библиосфера и инфосфера будут находиться в отношении взаимодействия, которое получит соответствующее отражение в структуре и технологии НЭБ.

Принципы НЭБ

В задачу нашей статьи не входит рассмотрение принципов и проектных решений, принятых разработчиками НЭБ. Упомянем только о некоторых из них, чтобы дать представление о масштабах проекта. В Концепции развития НЭБ на 2014–2016 гг. говорится о создании единой организационной и технологической системы, позволяющей интегрировать всю библиотечную сеть России. Отсюда принцип универсальности: НЭБ — универсальная информационно-поисковая вычислительная сеть, которая взаимодействует с библиотеками всех типов, обрабатывает все виды документов и осуществляет поиск по полным текстам и библиографическим записям распределённого фонда, обслуживает все категории пользователей во всех режимах, как через интернет-портал, так и через мобильные приложения. Другой основополагающий принцип — принцип единства: единая точка доступа к ресурсам НЭБ в виде единой интернет-библиотеки России; единый электронный читательский билет и использование единой системы идентификации; унификация и стандартизация технологических решений; единые правила и форматы оцифровки, хранения и распространения документов; единые правила каталогизации на основе международных и российских стандартов библиографических метаданных; единая система статистики и отчётности; на конец, Единый каталог НЭБ на основе Сводного каталога библиотек России (СКБР). Широко используется принцип «однократный ввод — многократное и многоцелевое использование информации».

Для сокращения стоимости, сроков разработки и внедрения НЭБ, а также с целью уменьшения ошибок проектирования практиковались типизация и максимальное использование стандартных или готовых решений. В итоге в кратчайшие сроки был выполнен колоссальный объём проектно-организационных работ, действий по вводу в систему исходного массива информации и подготовке портала НЭБ к эксплуатации. Заметим, что работа по оцифровке книг заключается не только в сканировании произведений, но и в получении авторских прав у правообладателей (поиск правообладателей книг, переговоры, заключение с ними лицензионных договоров), а также в подготовке цифрового макета книг в форматах pdf или ePub и описания (метаданных) в формате MARC 21. Сообщалось, что средняя стоимость обработки одной книги составляет 8 700 или даже 11 500 рублей.

Конечно, далеко не все вопросы были решены к середине 2015 г. Так, не определены условия предоставления читателям доступа к контенту вне помещения библиотеки, критерии отбора литературы для оцифровывания и ввода в фонд НЭБ. Список изданий, подлежащих включению в НЭБ, формировался на основе данных о востребованности книг в Российской государственной библиотеке. По мнению экспертов книжного рынка, подобные данные не являются репрезентативными и не отражают реальные потребности населения страны, что подтверждается статистикой книговыдачи в ряде областных и городских библиотек, подключённых к электронным книжным ресурсам. Анекдотично, что в числе кандидатов на внесение в НЭБ — книга «Пятьдесят оттенков Дориана Грея», где, согласно аннотации, «соединились старомодная викторианская распущенность и сексуальная жажда XXI столетия»; исторический сборник «Русские геи, лесбиянки, бисексуалы и транссексуалы» Владимира Кирсанова; пособия различных целителей, лекарей, знахарей и пр.

Оставляет желать много лучшего обслуживание индивидуальных пользователей. Экспертный центр электронного государства d-russia.ru опубликовал на своём сайте язвительные статьи «Национальная электронная библиотека: фантом с госфинансированием» и «Национальная электронная библиотека России: ещё не горела, но спасать уже пора». Однако было бы сверхъестественно, если бы грандиозный проект НЭБ был принят без замечаний. Задача настоящей статьи — оценить идею Национальной электронной библиотеки не на уровне конструктивных недоработок, а на уровне цивилизационных тенденций. Итак, обещания и риски российского проекта НЭБ.

Окончание в следующем номере

Автор Аркадий Васильевич СОКОЛОВ, профессор Санкт-Петербургского государственного института культуры

Опубликовано в номере октябрь 2015

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.