Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Библиотечное кредо: не просить, а предлагать
19.05.2016 08:11

Реформы библиотечной сети, связанные с её модернизацией, соответствием сервисов и фондов потребностям читателей, повышением компетентности сотрудников, набирают обороты. О состоянии дел в отрасли и ходе реализации некоторых инициатив профильного ведомства: удалённой аттестации, Модельного стандарта, открытия магазинов в учреждениях культуры «УК» беседует с начальником отдела библиотек и архивов – заместителем директора Департамента науки и образования Минкультуры России Евгенией Гусевой.

guseva-1

— Евгения Николаевна, поделитесь основными итогами 2015 г. Что представляет собой библиотечная сеть России, как изменился её состав? Какие регионы — лидеры, какие — аутсайдеры?

— Говоря об итогах года, я бы в первую очередь упомянула скорее политический аспект, нежели финансовый или экономический. Очевидно, что о библиотеках стали говорить, и говорить много, в том числе и на высшем уровне. Нередко мы приводим статистику упоминаний о библиотеках в отраслевых стратегических законопроектах: Основах государственной культурной политики, Стратегии культурной политики, но забываем о том, что их стали упоминать в документах, которые, казалось бы, не имеют прямого отношения к культуре, например в Стратегии национальной безопасности. На мой взгляд, у отраслевых лидеров мнений сейчас появилось понимание того, что донесение каких-то идей и смыслов возможно и через эти площадки.

Должна сказать, что меняется статус самой профессии: от её сакрализации или упрощения до обслуживающей функции постепенно приходит осознание, что библиотекари — это современные высококвалифицированные информационные работники. Но требования к тому, какими они должны быть, к сожалению, пока отсутствуют как у пользователей, так и у самих представителей отрасли.

Если говорить о статистике, то к концу 2015 г. библиотечная система страны насчитывала более 100 тыс. учреждений, находящихся в ведении различных ведомств, органов государственной и муниципальной власти, предприятий и организаций.

В отрасли культуры функционируют 39,7 тыс. общедоступных библиотек. На сельскую местность приходится 77% их общего числа. Совокупный фонд книг и периодических изданий общедоступных библиотек в 2015 г. составил более 853 млн экземпляров, притом что всего за историю человечества было создано чуть более 15 млн наименований книг.

Если говорить о качестве обслуживания, то у нас есть регионы, которые традиционно хорошо работают, но основной вопрос в том, по каким критериям эту работу оценивать. Если по охвату населения, то в лидерах Белгородская область, Чувашская Республика, Санкт-Петербург. Но как можно сравнивать Забайкальский край размером в несколько европейских стран и с очень небольшой плотностью населения и Белгородскую область, которая в разы меньше? Кроме того, есть сельские регионы, мегаполисы и наукограды, а это совершенно разные подходы к обслуживанию населения и его оценке. Думаю, эту тему ещё предстоит обсудить с экспертами отрасли и выработать понятные всем критерии.

В целом охват населения библиотечным обслуживанием держится на уровне 31–33%. Большая часть читателей — это дети и подростки.

bib-kredo-

— Какова сегодня средняя зарплата библиотечных специалистов?

— Постановление Правительства РФ требует обеспечить зарплату библиотекарей на уровне не менее чем 80% средней по региону. В Москве оно выдерживается, а средняя зарплата в федеральных библиотеках составляет около 45–47 тыс. рублей. В субъектах Федерации ситуация разная, в целом зарплата библиотекарей на уровне 60–70% средней по региону. Хотя, должна сказать, и это существенная подвижка по сравнению с тем, что было раньше.

— Как оцениваете ситуацию с бюджетами на комплектование библиотечных фондов?

— Целевые трансферты сохраняются, но с учётом секвестра на 2016 год это чуть менее 45 млн рублей. Конечно, средства весьма скромные — около 500 тыс. рублей на регион, но в то же время это и определённый стимул для местного руководства выделять дополнительное финасирование. Вообще, целевые трансферты — это палка о двух концах: в благополучные годы суммы были значительнее и регионы к этому привыкли. Но когда проанализировали эффективность использования этих средств, стало очевидно, что она оказалась нулевой. Деньги, безусловно, тратили, но ни объём фондов, ни книговыдача не повысились. И ни один регион в стране, даже самый успешный, не дотягивает до норматива — 250 книг на 1 тыс. человек.

Должна сказать, что это проблема комплексная и одними вливаниями из федерального бюджета её не решить, по факту получается «затыкание дыр». На мой взгляд, имеет смысл искать другие варианты системной поддержки отрасли. Например, у нас есть Национальная программа развития чтения, её нужно переформатировать, составить «дорожную карту» и постараться обеспечить финансовую поддержку этому проекту. Между прочим, там же следует прописать, какие книги должны поступать в библиотеку, по каким критериям их отбирать, возможно, пересмотреть нормативы с учётом развития электронного книгоиздания.

— Некоторое время назад Министр культуры РФ говорил о том, что трансферты на комплектование не будут увеличиваться, зато библиотеки получат средства на информатизацию и на доступ к электронным ресурсам. Как обстоят дела в этом сегменте?

— Эти субсидии увеличились до 80 млн рублей в прошлом году, на 2016-й запланированы 68–69 млн рублей. Должна сказать, что это направление как раз «выстрелило». Понятно, что сработали не только деньги, но и понимание того, что если у библиотеки нет хотя бы одного компьютера с доступом в Интернет, то её можно закрыть.

Доля общедоступных библиотек, подключённых к сети Интернет в 2015 г., составила около 61% общего количества библиотек, подведомственных Минкультуры России, в сельской местности доступ в Сеть имеют около 45% библиотек. Для сравнения: доля общедоступных библиотек, подключённых к сети Интернет, в 2002 г. составляла менее 2%, пять лет назад — чуть более 20%, в 2013 г. — 42%. То есть развитие информатизации библиотечной отрасли налицо, однако стоит задача довести этот показатель до 100%.

Число посещений сайтов библиотек за последние семь лет увеличилось в три раза. При этом собственные сайты имеет пока только десятая часть общедоступных библиотек. Треть из них создают и предоставляют своим читателям электронные каталоги и базы данных.

Но и здесь ситуация очень разная. При активном развитии удалённого обслуживания до сих пор в регионах есть библиотеки, музыкальные школы, не подключённые даже к электричеству и работающие только в дневное время. И эти вопросы нам тоже предстоит решать.

— Приоритетные цели и задачи развития библиотек были утверждены Модельным стандартом ещё в 2014 г. Как осуществляется внедрение и развитие этой инициативы на практике?

— Идея проекта Модельного стандарта заключалась в определении функционала, который должна реализовывать современная библиотека, чтобы таковой называться. Сегодня роль библиотек изменилась, их мононополия на книги закончилась. Что же осталось? Прежде всего предоставление достоверной информации, а также содействие интеллектуальному развитию, как в профессиональной сфере — обеспечение науки и образования, так и в общекультурной. В какой-то момент стало необходимо не просто выдавать человеку книгу, а подсказать или научить, как и с чего начать погружение в ту или иную тему. Надо сказать, что библиотеки — уникальные культурные учреждения: только здесь осуществляется двусторонняя коммуникация. Согласитесь, в театре нам показали спектакль, в филармонии мы прослушали концерт, в музее посмотрели коллекции, но только в библиотеке можно пообщаться с сотрудником, обратиться за помощью и получить обратный отклик, наконец, просто встретиться с единомышленниками, обсудить что-либо или поработать над общей темой и т.д.

Модельный стандарт был разработан с целью проверки этой идеи. Однако проблема, как я и говорила, в том, что нет инструментов оценки и учёта. Что считать: количество посетителей или число собранных книг? Для того чтобы определить критерии эффективности, год назад мы запустили пилотные проекты библиотек, изначально построенных на Модельном стандарте: в Судаке, в селе Боголюбово Владимирской области и в Рязанской области. Одна библиотека — боголюбовская — фактически готова, две другие — на стадии доработки.

В регионах прошли активные обсуждения, как внедрять этот стандарт в работу. Мы уже получаем первые отчёты. Оценивая их, мы понимаем, что большинство из них пока формальны, но некоторые руководители понимают, что стандарт — некое средство адвокации, которое может существенно упростить взаимодействие с местными департаментами культуры. Главное, что должна быть чётко выражена позиция библиотеки: не просить, а предлагать.

При этом отдельные регионы взялись за внедрение стандарта очень серьёзно, например Красноярский край. Первая модельная библиотека там открылась в г. Дудинке, работу курирует местный депутат. Хорошо работает Омская область; вообще, сильные регионы понимают, зачем им это нужно.

Кстати, Секция публичных библиотек РБА проводила собственное исследование соответствия библиотек Модельному стандарту, но мне пока не очень понятна его методология. По их данным, 37% библиотек стандарту не соответствуют. Но я в очередной раз подчёркиваю, что Модельный стандарт ничего не требует, он лишь задаёт направления. Если вы позиционируете себя как информационный центр, то вам нужны компьютеры и подписка на East View. Если как культурно-досуговый центр, то должны работать клубы, кружки и краеведы. Можно сохранять культурное наследие, и тогда нужны полки и стеллажи, а если вы считаете, что реализуете какое-то четвёртое направление, то и его можно отстаивать. Границы стандарта достаточно широкие и подвижные: важно понять потребности ваших клиентов, определиться со своим статусом, предложить «живые» идеи, обосновать их и не бояться продвигать в соответствующих ведомствах.

Уже не первый год обозначается, что информационная система НЭБ — это флагманское направление развития отечественных библиотек. Тем не менее проект до сих пор не запущен в полноценную эксплуатацию, и оценить его функционал и востребованность у пользователей пока нет возможности. Более того, нет утверждённой концепции, да и законопроект об ИС НЭБ до сих пор готовится к первому чтению. Каковы, на Ваш взгляд, сильные и слабые стороны этого проекта?

— Мы пришли к пониманию того, что НЭБ — это не просто электронная библиотека, а информационная система, которая будет интегрировать ресурсы различных правообладателей и предоставлять возможность пользоваться этим контентом.

Считаю, что ценность НЭБ — именно в масштабности и государственном подходе. Понятно, что проект никогда не сравнится по популярности с легальными или нелегальными библиотеками художественной литературы в Интернете. Важно другое: государство обозначило необходимость сохранения в электронном виде книг, бесплатный доступ к которым можно получить в библиотеке, а на издания, права на которые закончились, — в любом месте, где есть Интернет. Многим исследователям, особенно в регионах, это должно существенно упростить доступ к достоверной информации. Например, книгу XVI в. вы даже в «Ленинке» в руках подержать не сможете, а в НЭБ можно запросто ознакомиться с её содержанием, не выходя из дома.

Что касается современной литературы, то пока здесь немало вопросов, прежде всего что включать и по каким критериям отбирать. На данный момент в рамках исполнения Указа Президента РФ в НЭБ вошли 45 022 современных издания. Что касается пополнения НЭБ в текущем году, то, как Вы знаете, мы поменяли систему отбора. Выбором изданий займутся РГДБ, ГПИБ, ВГБИЛ имени М.И. Рудомино и РГБ, при участии ГПНТБ России в части технической литературы.

Это было сделано для того, чтобы подведомственные организации исходя из профиля комплектования несли ответственность за отбор книг в НЭБ. Кроме того, в этом процессе немаловажное значение будут иметь экспертные советы и площадки для обсуждения предлагаемых книг. Библиотекам поставлено условие: предварительные варианты «длинных» списков они составляют сами, но обязательно должны привлекать профессиональных и независимых экспертов.

Что касается дальнейшего включения в списки современной художественной литературы, то необходимость её присутствия пока вызывает сомнения.

Если говорить о научной и образовательной книге, то здесь многое определяет имя автора, его исследования и научная деятельность. Согласитесь, качество беллетристики может быть определено лишь со временем: об изданном 15–20 лет назад бестселлере и его авторе сегодня могут даже и не вспомнить. Есть ли смысл включать такие книги в национальный проект?

Кроме того, сейчас существует множество альтернативных способов найти такие издания, в том числе и на коммерческих площадках. При этом напомню, что относительно доступности художественных произведений Министерство культуры РФ в прошлом году поддержало ещё один пилотный проект: мы выкупали квоты у «ЛитРес» на 100 тыс. скачиваний книг. Оператором выступила «Иностранка», библиотеки в регионах получали определённую квоту, а их читатели — возможность бесплатного доступа к контенту. Сейчас по этому направлению важно собрать достоверную статистику, изучить её и на основе полученных результатов делать выводы, пока же вопрос целесообразности включения художественных книг на постоянной основе остаётся открытым.

Гораздо более важная задача — привлечение в число организаций, занимающихся отбором контента, образовательных учреждений, в том числе вузов культуры. Нужно работать с их контентом, который в ряде случаев уникален.

— Одним из наиболее масштабных и реально работающих на федеральном уровне проектов на протяжении многих лет был реализуемый НИБЦ «Либнет» Сводный каталог библиотечных ресурсов (СКБР). Некоторое время назад на крупных библиотечных форумах звучали заявления об интеграции «Либнет» и НЭБ, но реальная ситуация участникам проекта известна мало. Какова позиция министерства в отношении этого ресурса, объединяющего более тысячи крупнейших библиотек страны?

— Министерство культуры РФ поддерживало проект многие годы, однако последние несколько лет стали возникать вопросы как по его текущему состоянию, так и по приоритетным направлениям развития этого безусловно важного и нужного дела.

Сейчас в каталоге 12 млн реальных записей, но сами базы устарели и морально, и физически, при этом почти невозможно найти специалистов, которые могли бы их обслуживать. Это всё равно что НЭБ написать на «Бейсике» и долгие годы поддерживать в таком виде. Мы перевели проект на ресурсы ГИВЦ, их специалисты сейчас заняты его обновлением. Мы понимаем, насколько важна методическая роль этого проекта по обучению каталогизаторов работать в формате RUSMARС, но технологии должны быть уже другими.

Перспективная задача — привязка СКБР к НЭБ, для того чтобы можно было посмотреть, в какой библиотеке физически находится та или иная книга. Условно говоря, это две части государственной услуги, которую оказывает Минкультуры России: предоставление для всех бесплатной библиографической информации (СКБР) и доступ к полным текстам, не защищённым авторским правом, и на легальных условиях — к защищённым (НЭБ). Возможно, мы пересмотрим саму услугу и перепишем административный регламент. Таким образом, СКБР продолжит развитие, но будет существенно переформатирован. Подчеркну, принципиальная позиция Минкультуры России в том, что сервис доступа к качественной библиографической записи для всех библиотек должен быть бесплатным.

Широко обсуждаемый вопрос прошлого года — аттестация библиотечных работников. На каком этапе сегодня находится эта инициатива?

— Разрабатывая проект, мы исходили из современных тенденций и понимания того, какими компетенциями в условиях действия Модельного стандарта, необходимости соответствия новым потребностям пользователей, обеспечения доступа к НЭБ и другим электронным ресурсам должен обладать библиотечный специалист. Поэтому было принято решение разработать систему удалённой аттестации, максимально объективную и по возможности ресурсно и финансово малозатратную как для самих аттестуемых, так и для организаций, в которых они работают.

Технологическим фундаментом системы является интернет-сервер с размещённой на нём программной оболочкой, которая способна объективно оценивать степень профессиональной подготовки сотрудников на основе тестовых заданий. Такая аттестация призвана выявить сильные и слабые стороны персонала, что является первым шагом в организации работ по крупномасштабной переподготовке кадров отрасли, а руководителям библиотек и самим аттестуемым она поможет выстраивать программы профессионального роста. Сейчас в системе около 900 заданий, и она будет пополняться. Но при этом система фокусируется не столько на знаниях, сколько на понимании, базовых представлениях, компетенциях и умении мыслить.

Должна сразу сказать, что отрицательный результат не может быть основанием для решения об увольнении, данная инициатива — лишь попытка выяснить, кого мы готовим, насколько эффективна система переподготовки, каких знаний не хватает сотрудникам. Полагаю, что это будет дополнительной процедурой к основной аттестации, но в какой-то момент станет для многих подтверждающим фактором при желании занять какую-либо серьёзную должность.

В своих технологической и организационной частях аттестация находится в РГБ, поскольку эта библиотека имеет образовательную лицензию. В дальнейшем функционал будет передан профессиональным библиотечным ассоциациям, возможно, будут открываться независимые центры в регионах. Концепция порядка аттестации составлена и, думаю, к лету он будет утверждён.

Не первый год в профессиональном сообществе обсуждается предложение В. Мединского об открытии книжных магазинов в библиотеках, а в конце 2015-го Минкультуры России запустило пилотный проект. На какой стадии находится его реализация?

— Уточню, что идея В.Р. Мединского была в том, чтобы открывать магазины не только в библиотеках, но и в других учреждениях культуры, тем самым расширяя предоставляемые услуги и отчасти помогая решать проблему сокращения книготорговых площадок. Исторически сложилось так, что книжные магазины «выпали» из ведомственного подчинения: если рассматривать всю цепочку производства книги, от идеи до каналов распространения, то Минкультуры России курирует только один из аспектов этого процесса — предоставление книг через библиотеки. На сегодняшний день, пока закон не принят, вся эта процедура проходит через ФАС, «обрастая» огромным количеством документов и непростым регламентом. В целом могу сказать, что пока идея открытия магазинов в учреждениях культуры не нашла активного отклика на местах в силу сложного документооборота, отсутствия необходимых помещений и многих других объективных причин. Надеюсь, что ситуация улучшится после принятия закона, позволяющего предоставлять в аренду пространства без конкурсных процедур по минимальной арендной ставке.

Что касается непосредственно библиотек, то нужно понимать, что крупные учреждения чаще всего уже реализовывали торговлю книгами, имея собственные киоски или книжные прилавки. Тем не менее принять участие в пилотном проекте согласились три библиотеки: ВГБИЛ имени М.И. Рудомино, РГДБ и РГБ. Но и тут пришлось столкнуться с некоторыми сложностями: мы не встретили должного понимания и поддержки со стороны организации, которая нам предлагалась в качестве партнёра, — Московского дома книги. До сих пор неясно, кто должен инициировать сбор и предоставление документов в ФАС о снижении арендной ставки для книжной площадки в библиотеке — магазин или сама библиотека… Тем не менее РГБ и «Иностранка» заключили договор о пилотном проекте с ТД «Библио-Глобус» об организации продажи книг на условиях франшизы. Речь идёт прежде всего об информировании, т.е. «Библио-Глобус» устанавливает свои терминалы для заказа, а посетитель может получить книгу через некоторое время или в библиотеке или в самом «Библио-Глобусе». Коллеги обещали уже в мае продемонстрировать, как это будет выглядеть. На мой взгляд, формы обеспечения возможности купить книгу в учреждении культуры могут быть различными и надо просто начинать это делать.

«Библионочи» в этом году пять лет. В преддверии акции 2016 г. возникла довольно странная ситуация, когда Департамент культуры города Москвы вышел с собственным проектом этого мероприятия и организует акцию, которая проходит в другой день и в ином формате. Какова позиция Минкультуры России на этот счёт?

— Если Вы помните, то «Библионочь» стала лауреатом первого конкурса библиотечных инноваций. Эта уникальная инициатива сработала тогда без какой-либо государственной поддержки, исключительно на энтузиазме библиотечных специалистов. Проект расширился, его поддержали по всей стране. Но в какой-то момент любая инновация перерастает себя, становится частью производственного процесса: попадает в планы работы, под неё выделяются бюджеты, о ней отчитываются, к программе её проведения подключаются профильные ведомства и начинают диктовать свои условия и пожелания. Это случилось и с «Библионочью». Организаторы не поняли того, что данный проект уже не только их личная идея, а для дальнейшего развития и масштабирования он требует поддержки, прежде всего федерального министерства. «Библионочь» стала не московским проектом, а федеральным, даже международным. Мы со своей стороны рекомендовали подведомственным библиотекам провести её в ночь с 22 на 23 апреля, но запретить Департаменту культуры города Москвы делать это в другой день мы не можем и не собираемся. И если какой-то регион решить провести «Библионочь», условно говоря, в феврале или мае, то никаких ограничений быть тоже не может. Главное, чтобы была выдержана идеология этой акции.

Федеральную акцию мы активно поддерживаем, закрепляем её статус общероссийского мероприятия. В следующем году найдём средства на поддержку сайта, на работу Оргкомитета. Фактически Минкультуры России теперь курирует этот проект как важный инструмент пропаганды книги и чтения.

В марте 2016 г. приступил к своим обязанностям в качестве Генерального директора РНБ экс-руководитель РГБ А.И. Вислый. Прокомментируйте, пожалуйста, с чем связан его перевод в Санкт-Петербург. Какие задачи ставит министерство перед новым директором «Публички»? Кто сейчас руководит РГБ и в какие сроки будет назначен новый директор «Ленинки»?

— К предыдущему руководителю РНБ было немало претензий, в первую очередь, связанных со строительством нового здания, которые за многие годы так и не удалось разрешить. Разумеется, о продлении контракта в такой ситуации речи быть не могло. Сразу возник вопрос преемника. Рассматривали немало кандидатур и из Санкт-Петербурга, и из регионов. И в какой-то момент возникла идея предложить на эту должность А.И. Вислого — высококлассного профессионала и эффективного менеджера. Он прекрасно знает ситуацию и вполне способен реализовать поставленные перед ним задачи.

После принятия решения о его назначении сразу же начались разговоры о слиянии библиотек. Как специалист я этого не одобряю, хотя не могу не отметить и очевидных бонусов, как экономических, так и политических. Например, мы сразу же получаем крупнейшую в мире библиотеку, а многие дублирующиеся процессы оптимизируются. НЭБ получает достаточно серьёзное развитие, СКБР находит своё место. В числе минусов — очень сложная управляемость. Два города, две команды, над ними совет директоров, разные школы и разное понимание реализации общих задач... Кроме того, даже если инициировать этот процесс сейчас, то на реорганизацию потребуются несколько лет, в течение которых остановятся крупнейшие проекты, которые реализуют обе библиотеки. В сегодняшних условиях мы позволить себе этого не можем.

На данный момент обязанности руководителя РГБ исполняет В.И. Гнездилов, очень сильный управленец, а кто будет назначен на постоянной основе — вопрос пока нерешённый. Объективно у нас наблюдается серьёзный кадровый голод. Мы с этим сталкиваемся постоянно. При этом должна сказать, что созданная за это время слаженная команда в РГБ прекрасно справляется с текущей деятельностью библиотеки. Кстати, несмотря на назначение в РНБ, А.И. Вислый стал научным руководителем НЭБ.

Как прокомментируете создание новой профессиональной ассоциации «Библиотеки будущего»?

— Моё мнение таково: чем больше ассоциаций, тем лучше. Это позволит реализовывать разные инициативы, получать достоверную оценку многим проектам, а самим ассоциациям активнее развиваться в условиях некоторой объективной конкуренции и за своих членов, и за проекты. Мы принимаем ценности и возможности РБА и при этом понимаем цели и амбиции тех, кто объединился в новую. Наличие двух альтернативных мнений министерству интересно: это поможет нам проводить исследования, аудит законодательных инициатив и документов; в конце концов, мы должны представлять на общественное обсуждение свои проекты. Очень надеюсь, что появление нового общественного объединения существенным образом взбодрит профессиональное сообщество.

— Спасибо!

Беседовала Елена Бейлина

Опубликовано в номере май 2016

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.