Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Май 2018
"Библиотека XXI века: точки роста и открытая наука"

  • Натела КВЕЛИДЗЕ-КУЗНЕЦОВА: "Для нас каждый год - Год литературы"
  • НЭБ: перезагрузка
  • Библиотечное завтра: от кризиса системы к эффективной модели
  • Открытые библиотеки



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

Forum-vuzov




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Михаил АФАНАСЬЕВ: «Кадры для нас – главный вопрос»
16.05.2018 12:53

Очевидно, что Форум РБА в Красноярске стал своеобразной точкой отсчёта в новом позиционировании главной библиотечной ассоциации страны. Профессиональное сообщество выбрало руководителя, планы и проекты которого посчитало способными эффективно ответить на вызовы времени.

afanasjev

В преддверии Всероссийского библиотечного конгресса к разговору о достигнутых результатах и работе в команде, коммуникации с Минкультуры России и системных проблемах управления «УК» пригласил Президента РБА, директора Государственной публичной исторической библиотеки России Михаила АФАНАСЬЕВА.

— Михаил Дмитриевич, последняя наша беседа на страницах журнала состоялась накануне выборов Президента РБА. Тогда профессиональное сообщество выбрало Вас, и вот уже год Вы возглавляете Российскую библиотечную ассоциацию. Скажите честно, не пожалели, что согласились предложить свою кандидатуру на этот пост?

— Конечно, бывали моменты, когда я размышлял о том, зачем взялся за это дело, потому что с момента избрания моя жизнь кардинально изменилась. Безусловно, я представлял масштаб задач, которые стояли перед ассоциацией, и сложности в их решении, но не предполагал, каких сил это потребует. К сожалению, были и разочарования, и проблемы, например в деятельности нашего профессионального сообщества как единой команды: насколько быстро и эффективно мы можем отвечать на вызовы времени. Здесь для меня было не всё просто.

Откровенно говоря, меня удивляет отношение коллег к РБА как к некой сторонней инстанции, которая должна знать всё, что происходит в их библиотеках, и обязательно иметь собственную точку зрения. Многие ждут, что РБА придёт и решит все проблемы, осудит неправых, поддержит тебя в твоих желаниях, хотя РБА — это же мы все! Каким-то образом надо менять эту психологию, иначе мы обречены на роль жертв обстоятельств, а не творцов своей судьбы.

— Как оцениваете главные итоги года работы РБА? Что удалось сделать, что оставлено на ближайшую перспективу? Что вообще, как оказалось по факту, невозможно сдвинуть с мёртвой точки?

— На мой взгляд, самое главное — мы смогли установить взаимодействие с органами власти — это то, что в прошлогодних наказах стояло за номером один. Во всяком случае, на уровне Министерства культуры РФ удалось наладить конструктивный диалог. Совершенно очевидно, что у ведомственных управленцев есть своё представление о целях, которые стоят перед библиотечной отраслью, и они ждут, что их распоряжения будут быстро и качественно выполняться. А профессиональное сообщество видит ситуацию изнутри, замечая все проблемы исполнения этих указаний и их возможные последствия, и это объективное противоречие, в рамках которого надо находить формы взаимодействия. Важно, что в Министерстве культуры РФ и других властных структурах (например, в Комитете по культуре Государственной Думы, в Общественной палате РФ и др.) появилось понимание того, что можно опираться на профессиональное мнение, когда возникают вопросы, связанные с библиотеками. Сегодня я могу с уверенностью сказать: ни один принципиальный библиотечный вопрос, возникающий в работе Министерства культуры РФ, Комитета по культуре Государственной Думы, не обходится без того, чтобы не переадресовать его в РБА в расчёте на то, что мы выскажем своё экспертное мнение или подготовим справочный материал либо проект нормативного документа.

Второе, что удалось, — снять напряжение в нескольких проблемных точках, таких, например, как минимальные нормативы размещения библиотечной сети. Это стало результатом нашего сотрудничества с профильным ведомством и работы специалистов РБА (организатором работы выступил С.А. Басов, экспертизы — С.С. Дедюля, за что им отдельная благодарность). Во всяком случае, никаких поправок в предложенные нами новые нормативы чиновники не вносили.

Путём многоэтапных переговоров, далеко выходящих за пределы ведения Министерства культуры РФ, удалось достичь согласованной позиции по поводу судьбы в библиотеках материалов экстремистского содержания и изданий организаций, признанных в нашей стране нежелательными. Инструктивные материалы по этому поводу были утверждены министерством в редакции, подготовленной в рамках РБА, благодаря чему с ряда библиотек сняли обвинения в распространении подобных изданий.

Ещё одна задача, в решении которой мы продвигаемся, — это правовая защита библиотек и их юридическая поддержка. Год назад мы планировали создать специальную юридическую службу для этих целей, но в конечном счёте договорились с одной из авторитетных юридических фирм об обслуживании нас по факту обращения. Пока все вопросы решаем не на коммерческой основе, а путём консультаций. Но здесь есть наши собственные нюансы, и проблема оказалась сложнее, чем просто оперативная реакция РБА на происходящие события.

На практике мы столкнулись сразу с несколькими типами конфликтных ситуаций. Первая — когда в библиотеке происходит конфликт между администрацией и сотрудниками, и чаще всего проблема связана с нарушением трудовых прав сотрудников. По опыту первого года мне пришлось сформулировать для себя такой тезис: РБА — не профсоюзная организация. Профессиональная библиотечная ассоциация защищает права сообщества и нашего общего дела перед внешним миром. Если мы начнём разбирать конфликты внутри самого библиотечного дела, то только ослабим свои позиции. В этой ситуации на ум приходят евангельские слова: «...дом, разделившийся сам в себе, не устоит». Есть профсоюз работников культуры, другие профсоюзные организации, есть, наконец, трудовая инспекция. И если мы будем заниматься профсоюзными делами, то это никак не улучшит позиционирование библиотек в обществе.

Вторая категория конфликтов — когда мы получаем информацию о том, что библиотечное дело в том или ином регионе страдает под воздействием административных решений. Но нередко оказывается, что и здесь мы имеем дело не с объективным анализом ситуации, а с субъективными взаимоотношениями внутри коллектива, где, например, одного руководителя принимают, а другого, вновь назначенного, — нет. Тогда мы выступаем как некие миротворцы, пытаясь сгладить конфликтную ситуацию, которая не имеет прямого отношения к библиотечному делу. Это больше работа социальных психологов.

Наконец, вопросы, которые касаются непосредственно библиотек, например их закрытия. Очевидно, что ситуация непростая, при этом мы заметили, что наша работа даёт некоторые плоды: мнение профессионального сообщества уже не игнорируется. Так, местные власти, опасаясь негативной реакции общественности, выбирают «интересные» способы выхода из неё. Например, недавно в РБА пришло письмо от одной из городских администраций с просьбой дать профессиональную оценку их решению. Они планируют закрыть одну из трёх библиотек в небольшом городе и хотят подстраховаться мнением отраслевого сообщества, предлагая нам стать участником этого процесса и разделить с ними ответственность.

— И как Вы на это реагируете?

— Проблема заключается в том, что сегодня мы не готовы выступать в качестве таких экспертов. Когда я обращаюсь к коллегам из РБА, то они говорят, что однозначного ответа быть не может: следует оценивать специфику региона, изучать статистику. Поэтому в отношении того, что можно решить на уровне штаб-квартиры, личных действий Президента, Правления, взаимодействие налажено, но, когда речь заходит о более широком и глубоком участии остальных членов, ситуация намного сложнее.

Возвращаясь к вопросу о том, чего пока не удалось сделать… Мы все знаем, как остро стоит вопрос формирования позитивного образа современной библиотеки и её активного позиционирования в современном обществе. Всё это ещё предстоит сделать через СМИ и общественное мнение. Здесь я вижу два пути. Первый — масштабные форумы, на которых мы могли бы продемонстрировать свои возможности и значение библиотек, но для реализации этой задачи времени было слишком мало. Сейчас я веду переговоры со столичным правительством, чтобы в будущем провести конгресс РБА в Москве, это будет шансом ярко заявить о себе. Не менее важен второй путь — собрать пул журналистов, заинтересованных в публикациях на тему библиотек, и активно работать с ними и со СМИ в целом. Этого пока не получилось, потому что наше предложение в информагентства и прессу о сотрудничестве нашло понимание только там, где были личные контакты. Все остальные данное обращение фактически проигнорировали. Особо острых и резонансных скандальных поводов, интересных СМИ, мы стараемся не создавать, поэтому для большинства журналистов наши сюжеты неинтересны. Судя по всему, нужен какой-то другой путь взаимодействия.

— А как решаются вопросы юридического аудита документов, подготовки предложений и поправок в отраслевое законодательство, подзаконных документов, например по НЭБ?

— Этот год пока не дал оснований к тому, чтобы рассматривать документы на таком уровне. Мы их оцениваем скорее с содержательной точки зрения, нежели с правовой. Но если придётся выступать в качестве участников судебных процессов, то будем и этим заниматься, но уже с привлечением профессиональных юристов.

Сейчас, с принятием новых нормативов размещения сети, мы ожидаем немало обращений на предмет проверки документов на соответствие нормативам. О первом таком случае я уже говорил. Методика утверждена Минкультуры России, правила расчёта есть, а мы намерены выступать как эксперты, но для этого нужно готовить силы.

В отношении Национальной электронной библиотеки было потрачено несколько месяцев коллективной работы Секции по формированию фондов, Президента и Правления РБА, с тем чтобы скорректировать Положение о НЭБ, предложенное Минкультуры России. Сложность, связанная с подготовкой подобных документов, состоит в том, что мы даём свои предложения, высказываем замечания и они учитываются на определённом уровне, но затем документ уходит на согласование выше и в иные профильные ведомства. А вот этот процесс мы контролировать никак не можем. Иногда после всех согласований их смысл меняется кардинально. Так, кстати, произошло и с предложениями по НЭБ. Согласованный документ — Положение о Национальной электронной библиотеке — вдруг оказался неактуален, поскольку за пределами Министерства культуры РФ была предложена принципиально новая модель формирования НЭБ — за счёт электронных копий обязательного экземпляра документов с последующей выплатой держателю прав по факту использования.

— Относительно взаимодействия с Минкультуры России — отдельный вопрос; как мне кажется, внятной рабочей коммуникации с Отделом библиотек Департамента науки и образования министерства не получается. Тому много причин, но основная — сокращение числа сотрудников отдела и постоянная смена его руководства. Как, на Ваш взгляд, эффективнее выстроить это взаимодействие?

— Ваше утверждение было верно для ситуации, имевшей место год назад. Сегодня такая коммуникация существует. Просто надо иметь в виду, что функции и характер деятельности министерств (не только Минкультуры России) за последнее десятилетие принципиально изменились. Давно пора забыть то время, когда отдел в министерстве выполнял содержательные функции, связанные с определением стратегии деятельности того или иного типа учреждений. Сегодня это не входит в компетенцию даже федерального министерства в целом: министерство — это бюрократическая организация, которая работает в первую очередь с бумагами. Сегодня эффективно функционирующий отдел — тот, в котором входящие и исходящие документы проходят в чёткие сроки и передаются туда, куда нужно. Но разве в этой системе профильный отдел занимается творчеством? Он должен согласовать подготовленный юридическим отделом текст закона и организовать разработку подзаконных актов, методических рекомендаций и т.п. Последнее сегодня делается с нашей помощью. И для этого в отделе библиотек нужны не люди, которые сами будут готовить документы, а те, кто эффективно взаимодействует с профессиональным сообществом, разрабатывающим эти документы.

На мой взгляд, одна из причин кризиса в Отделе библиотек Минкультуры России состояла в том, что пришло новое поколение сотрудников, которое не знало этого механизма. Кроме того, нормативные акты, касающиеся библиотечного сообщества, но не содержащие в названии слова «библиотека», разрабатываются вне этого отдела. Ещё одна негативная тенденция: в министерствах сегодня всё делается в сжатые сроки и потому фактически нет времени для согласования с профессиональным сообществом. С нашей точки зрения, система будет работать качественно, если входящий документ, касающийся библиотек, сначала попадёт в РБА и вернётся с нашей экспертной оценкой, которая будет учтена при подготовке ответа. Эту технологическую цепочку мы отработали на последних документах. Но рано говорить, что взаимодействие носит системный характер. Сегодня многое строится на личных отношениях: мне регулярно звонят из министерства или присылают на рассмотрение документы, которые я распределяю по экспертам. Моя задача сегодня — перевести эту работу из режима ручного управления в автоматический, чтобы документ попадал сразу к нужным людям.

— В марте на Парламентском часе в Совете Федерации В.Р. Мединский отчитывался о работе министерства за пять лет. По словам министра, возглавляемое им ведомство отвечает за три направления: общую политику, НЭБ и восемь федеральных библиотек. Все остальные вопросы в компетенции регионов. Что касается комплектования и бюджетов, то федеральное министерство не обязано никому давать деньги, книговыдача и книгохранение — уходят на второй план, а основной акцент должен делаться на культурно-досуговую деятельность. Это вызвалонегативную реакцию профессионального сообществав Сети. Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию.

— Можно соглашаться или не соглашаться с высказанной позицией (я не соглашусь), но министр просто ясно озвучил реальное правовое состояние дел. Министерство культуры РФ несёт ответственность только за подведомственные ему федеральные библиотеки, но никаких нормативных документов, напрямую регламентирующих работу государственных или муниципальных библиотек, оно не принимает. Но честно говоря, я вижу во всём этом не проблему министерства или отдела, а системную проблему управления.

Другое дело — позиция Министра культуры РФ по отношению к вопросам комплектования фондов традиционными, бумажными, изданиями. Сегодняшнее убеждение многих (и не только в Министерстве культуры РФ), что время бумажной книги ушло, противоречит самой жизненной практике тысяч библиотек и сильно ударяет по их престижу, по их возможности выполнять свои корневые функции. Здесь наши успехи в стремлении возвратить федеральную финансовую поддержку комплектования, мягко скажем, очень скромны.

— Первые шаги, которые Вы намеревались сделать, — это перестройка внутри ассоциации, усиление персональной работы и ответственности членов Правления за определённые направления. Кроме того, предполагалось пересмотреть взаимодействие Правления и руководителей секции, ввести сроки полномочий в той или иной секции, контроль отчётности. Уточните, кто за что отвечает сегодня и как выстраивается работа.

— Распределение ответственности мы осуществили уже на первом заседании Правления. Думаю, что на конгрессе во Владимире каждый сможет рассказать о результатах своей работы. Так или иначе, направления распределились естественным образом. Всё, что связано с органами власти в регионах и государственной сетью библиотек, курирует С.С. Дедюля, руководитель секции библиотек субъектов Российской Федерации. С.Ф. Бартова занимается публичными библиотеками. Т.Я. Кузнецова и И.С. Пилко, специалисты в области подготовки кадров, курируют образовательное направление. На А.И. Вислом лежит ответственность за обеспечение научно-методической работы ассоциации (к слову, в этой сфере неоценима помощь Российской национальной библиотеки и её методистов). Вице-президент С.Д. Бакейкин отвечает за внешние связи РБА, расширение круга её контактов и т.д. Усилилась ли персональная ответственность каждого, мы сможем оценить после отчётного периода, подведя его итоги. Во всяком случае, проблем во взаимодействии внутри Правления нет. Конечно, мы спорим, дискутируем, но это необходимый элемент процесса принятия решений.

Что касается организации работы секций, то я не был сторонником ротации. Мне важно убедиться в том, что в ассоциации есть авторитетные руководители и лидеры мнений, и беречь надо их как зеницу ока. Если секция эффективно работает, зачем менять её руководителя? Иное дело — формальные руководители и бездеятельность секции, но тут надо не ждать два срока, а менять руководителя после первого.

А вот другая наша инициатива вызвала некоторые проблемы во взаимоотношениях с коллегами. Дело в том, что я решил навести порядок в отношении бюрократической части организации работы РБА. В частности, предложил планировать работу. Там, где есть финансы, должны быть план и понимание того, на какие конкретно мероприятия выделяются конкретные деньги. Тогда станет понятно, где есть резервы, что ещё можно поддерживать и развивать. И ещё одно правило: годовым бюджетом нужно распорядиться в течение года. Если эти деньги в текущем году секции не нужны, а в следующем запланировано затратное мероприятие, то давайте научимся предупреждать об этом. Только несколько секций представили свои планы, остальные ответили, что это сделать невозможно. Согласитесь: учитывая наши скудные бюджеты, это неправильно. Нужно наводить финансовый порядок и учиться планировать расходы.

— Принципиально важный документ для отрасли — концепция развития библиотечного дела в стране. Знаю, что обсуждения на эту тему проводились в феврале в рамках рабочей группы Комитета по образованию Государственной Думы. На каком этапе находится подготовка документа? Кто включён в рабочую группу и как осуществляется координация с Комитетом по культуре?

— До того как мы встречались в Государственной Думе, был разработан алгоритм подготовки документа, который предполагает, что на конгрессе РБА во Владимире мы уже сможем представить план концепции. Однако понимание того, каким должен быть этот документ, оказалось столь различным, что мы на заседании Правления решили вынести этот вопрос на специальную сессию конгресса во Владимире. Там же окончательно будет утверждена и рабочая группа, хотя фактически первоначальный круг специалистов, которые изъявили желание работать над концепцией, есть, среди них назову Б.Р. Логинова, Ю.П. Мелентьеву, М.О. Шепеля, Т.Д. Жукову и др.

— Не менее важная тема, широко обсуждаемая на прошлом конгрессе, — ежегодный мониторинг состояния библиотечного дела (доклад). Удалось ли продвинуться в этом направлении?

— Здесь есть несколько идей, но практическая реализация пока упирается в серьёзную кадровую проблему. Привлекать к исполнению общественных обязательств и давать задания от РБА одним и тем же экспертам уже некорректно. Честно говоря, кадры для нас главный вопрос. «Кто-то ещё, только не мы» — пока это доминирующая позиция большинства наших членов.

— Давайте поговорим о финансировании. Шансы вернуть межбюджетные трансферты минимальны? Удалось ли РБА расширить условно коммерческие направления: подачу заявок на участие в грантах, конкурсах, сотрудничество с бизнес-структурами?

— Что касается трансфертов, то, к сожалению, поезд уже ушёл, данная тема даже не рассматривается Министерством культуры РФ. Но эта сфера распределения финансовой поддержки никаким образом не касалась бюджета РБА.

Относительно внешней поддержки деятельности самой ассоциации: срок для практической реализации этой модели пока был слишком небольшим. Мало подать масштабную заявку, надо, чтобы у нас была структура, способная её реализовать. Кроме того, авторитет у грантодателей завоёвывается представлением тех небольших проектов, которые ранее уже были успешно реализованы.

На сегодняшний день установлены связи с несколькими фондами — назову, например, Фонд Андрея Первозванного, с которым будет реализован проект международного сотрудничества, инвестиционную группу компаний «Регион» и др.

Что касается государственной поддержки, в частности президентского гранта для НКО, то непосредственно от РБА пока заявок на гранты подано не было. Но мы поддерживаем и рекомендуем подобные инициативы членов нашей ассоциации и таким образом входим в эту систему. Если не ошибаюсь, Тамбовское и Карельское региональные библиотечные общества получили поддержку РБА и, надеюсь, уже получили финансирование. Поддержка Минкультуры России также строится в проектном формате. Например, финансирование выделяется на проведение конгресса, на наши конкурсы.

— На мой взгляд, международное позиционирование РБА существенно улучшилось за последний год. Не говорю о визите Президента ИФЛА в Россию и количестве российских участников на конгрессе ИФЛА во Вроцлаве. Мы подключились к глобальным международным проектам, стремимся повысить своё влияние в комитетах и наладить коммуникацию. Но это всё разовые инициативы и на топовом уровне. А какие планы РБА по дальнейшему взаимодействию с зарубежными коллегами и ассоциациями выстраиваются в рабочем порядке?

— За период между конгрессами состоялось два визита президентов ИФЛА в нашу страну: уходящей Доны Шидер и вновь приступившей Глории Перес-Сальмерон.

В международной деятельности заявлено несколько целей, и мы постепенно к ним продвигаемся. Одна из них — восстановление утраченного позиционирования в ИФЛА, это то, чем занимается секция по международному сотрудничеству и её руководитель В.В. Дуда.

Ещё одна важная задача — развитие деловых отношений на горизонтальном уровне. Здесь активизировалась работа с Американской библиотечной ассоциацией. На конгресс во Владимире прибывает авторитетная делегация американских библиотекарей во главе с бывшим Президентом Американской библиотечной ассоциации Нэнси Краник. Сейчас такие контакты устанавливаются на уровне детских библиотек. Так, в мае делегация российских библиотекарей посещает Библиотеку Конгресса США для встречи с её новым директором, с тем чтобы заложить основу рабочего взаимодействия.

Среди приоритетных для меня задач восстановление контактов с соседями: прибалтийскими и среднеазиатскими ассоциациями и библиотеками. Ведётся работа в рамках так называемого Минского соглашения, реализуемого под кураторством специального представителя Президента РФ по международным делам М.А. Швыдкого. Мы уже включились в работу минских встреч, где собираются деятели культуры, в том числе и библиотекари из трёх стран: России, Беларуси и Украины.

Кроме того, в рамках политического объединения БРИКС у нас прошли переговоры с библиотеками Китая, Индии, Южной Африки, Бразилии, и мы создали Альянс библиотек стран БРИКС. В Китае в прошлом году состоялось учредительное собрание. Вероятнее всего, в текущем году библиотекари Бразилии, России, Индии, Китая и Южно-Африканской республики встретятся в Бразилии, а затем планируем принимать библиотекарей стран БРИКС у себя.

— Выборы в Красноярске отчётливо показали, что технология голосования членов РБА нуждается в кардинальном пересмотре. Небольших библиотек, не имеющих права голоса, становится больше, при этом преимущество имеют несколько федеральных учреждений. Удалось ли погрузиться в эту проблематику и пересмотреть форматы членства?

— Сейчас идёт обсуждение этого вопроса в Правлении. В 2018 г. выборов не будет, но утвердить регламент следует. Отказываться от дифференциации взноса в зависимости от размера взноса участника ассоциации нецелесообразно, потому что взносы формируют бюджет РБА, но я предложил бы учитывать его за последние три года. Если вы хотите лоббировать свои интересы и влиять на результаты выборов, то платите всегда. Вторая проблема — уменьшение нижнего порога членского взноса для небольших библиотек, создание механизма оплаты членских взносов для учреждений, не имеющих своего бюджета; это непростая задача. На конгрессе во Владимире мы планируем вынести на обсуждение участников свои предложения по этому вопросу.

— Что нового нас ждёт во Владимире в отношении регламента работы секций, подбора экспертов заседаний, определения приоритетных обсуждаемых тем?

— Приоритетные темы определены, их будет две. Хотелось бы, чтобы началось обсуждение концепции развития библиотечного дела в Российской Федерации, эта тема в явном и неявном виде пройдёт красной нитью через всю работу конгресса, и этому вопросу будет посвящено специальное заседание. Кроме того, на конгрессе, который проводится в историческом городе, на древней земле с богатой книжной традицией, было бы полезно обсудить судьбу не только электронных ресурсов, но и бумажных книг. Мы должны строить будущее, опираясь на прошлое. Мне как историку библиотечного дела это очень близко.

Разумеется, в секциях уже накопились острые темы и текущие вопросы, которые будут рассмотрены, и здесь нет никакой диктатуры: коллеги сами принимают решение, что и в каком формате обсуждать.

— Спасибо!

Беседовала Елена Бейлина

Опубликовано в номере май 2018

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

 WebBann2016-10

 

WebBann2016-04

 

WebBann2016-06

 

WebBann2016-05

 

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.