Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Ноябрь 2022
"Профессиональные компетенции: новые траектории"

  • Геннадий ЕРЕМЕНКО: "Академическая репутация и научная этика — не пустые слова"
  • Точка старта: "Гений места" в регионах
  • Отраслевое образование: наводим мосты
  • Национальная книжная платформа: новые функционал и сервисы



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Оценка науки: в поиске эффективной стратегии
29.08.2022 10:54

Несмотря на ограничения, связанные с приостановкой деятельности в России платформы и сервисов Clarivate Analytics (Web of Science) и других информационных и аналитических ресурсов, наукометрические и библиометрические задачи остаются актуальными: отечественная наука нуждается в объективной оценке, и наукометрия — один из основных эффективных методов.

otsenka-1

На площадке Российского государственного педагогического университета (РГПУ) им. А.И. Герцена состоялась десятая, юбилейная, профессиональная программа повышения квалификации Школы НЭИКОН «Эффективность научных исследований и публикационная активность образовательных и научных организаций: стратегия развития, управление, мониторинг, информационная поддержка».

Программа продолжительностью 36 академических часов была насыщенной и концептуальной. О глобальных изменениях в системе научной коммуникации рассказала заместитель директора по научной работе НЭИКОН Ирина РАЗУМОВА. Электронное пространство ресурсов и сервисов современного вуза охарактеризовала Екатерина ПОЛНИКОВА, главный библиотекарь Научной библиотеки Санкт-Петербургского государственного университета. Система взаимодействия подразделений организации в поддержке научно-исследовательской деятельности стала темой выступления директора Фундаментальной библиотеки РГПУ им. А.И. Герцена Нателы КВЕЛИДЗЕ-КУЗНЕЦОВОЙ и заместителя директора Светланы МОРОЗОВОЙ. Библиометрические этюды представил заместитель директора библиотеки НИУ «Высшая школа экономики» Владимир ПИСЛЯКОВ. Тенденциями открытой науки поделился начальник аналитического отдела ООО «Научная электронная библиотека» Павел АРЕФЬЕВ. В завершение программы состоялся научно-практический семинар «День Российского индекса научного цитирования», который совпал с Общероссийским днём библиотек и Днём города в Санкт-Петербурге.

Об этих и о других вопросах мы уже рассказывали по итогам аналогичной программы 2021 г.¹


¹ Эффективность научных исследований и публикационная активность // Университетская КНИГА. — 2021. — № 6.

Поэтому остановимся на проблемах, связанных с текущей ситуацией. Насколько серьёзными для российской науки оказались вызовы и готовы ли мы к ним? Что изменилось в сфере научной коммуникации? Какие решения предлагаются для преодоления проблем, насколько они реалистичны? Как продолжать наукометрические измерения и оценку науки в изменившихся обстоятельствах?

ДОСТУП К НАУЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ

otsenka-eremenkoОчевидно, что проблемы появились не в этом году и не в феврале. Они возникли достаточно давно. Тревожные сигналы мы наблюдали в спорте, в культуре, а теперь и в науке, отметил генеральный директор Научной электронной библиотеки eLIBRARY.RU Геннадий ЕРЁМЕНКО.

— Если говорить о доступе к информации, то следует выделить три блока: библиографическая информация, т.е. реферативные базы данных, библиометрическая информация (базы данных научного цитирования и аналитические инструменты), а также полнотекстовые ресурсы. Что касается реферативных баз, то существенных проблем здесь нет: по большей части библиографическая информация находится в открытом доступе. Безусловно, есть подписные ресурсы, но в целом на сайте любого издателя та часть, которая относится к библиографии, доступна. Существуют Google Scholar и другие поисковые инструменты для работы с библиографией. Найти необходимую статью большой сложности не составляет, — подчеркнул эксперт.

Большинство ведущих зарубежных издательств, которые входили в проект национальной подписки, выступили с заявлениями о том, что отказываются от предоставления услуг и разрывают контракты. По мнению Г. Ерёменко, паниковать преждевременно.

— Есть ощущение, что подписка так или иначе состоится, какие-то варианты найдутся. Коллеги из Российского фонда фундаментальных исследований (оператора нацподписки. — Примеч. ред.) над этим работают. По их словам, бОльшая часть контрактов будет заключена и доступ появится. Хотя очевидно, что всё может резко измениться, и на 100% ни в чём уверенным быть нельзя. Но даже если исключить эти ресурсы, ситуация для нас сейчас гораздо проще, чем если бы она произошла 20 лет назад. Всё больше ресурсов переходит в открытый доступ (ОД), существует множество открытых архивов, репозиториев научных организаций и библиотек. Безусловно, можно обратиться к зарубежным коллегам или авторам публикаций, и полный текст вам пришлют. В конце концов, есть SciHub.

По словам эксперта, самый интересный блок — библиометрическая информация, т.е. базы данных научного цитирования.

— Эту тему целесообразно рассматривать с двух сторон. Есть наукометрические задачи, которые ставятся внутри страны: оценка российских организаций, журналов, учёных, сравнение их между собой, отчётность и пр. Здесь особых проблем не возникает, потому что действует Российский индекс научного цитирования (РИНЦ). Ему уже 15 лет, архив представлен как минимум за 20 лет, а то и глубже. Пытаясь комплексно представить работу исследователя, мы собираем всё, что производят российские учёные. Это не только научные журналы, но и монографии, диссертации, планируем размещать информацию о научно-исследовательских работах, грантах.

Но если возникает задача сравнения российских организаций или исследовательских групп на международном уровне, то РИНЦ недостаточно. Мы пытаемся собрать информацию о публикациях российских учёных, в том числе из зарубежных источников. Доставка данных из Scopus пока работает, но перспектив мы не знаем. Web of Science (WoS) полностью ушла из России, отключила доступ к своему API. В наших счётчиках показывалось число цитирований для каждой публикации, это производилось путём обращения к API, но сейчас сервис перестал работать. Надеюсь, что подход коллег из Scopus окажется более прагматичным. Есть такая база данных, как Crossref, и она всё активнее собирает метаданные, не только базовые, но и аннотации и библиографические списки. Активно развивается проект Open Citations, вся эта информация находится в ОД, и она очень полезна. Например, мы получаем из Scopus информацию о публикациях российских учёных, а также о процитировавших их статьях. Сравнив эти два массива, мы обнаружили в Crossref 3 млн ссылок на публикации российских учёных, которых у нас нет. Таким образом, массив ссылок в Crossref большой, и с каждым годом он растёт. Проект активно призывает издателей размещать не только базовое библиографическое описание, но и расширенное, мы это тоже поддерживаем. Финансирование Crossref осуществляется за счёт издателей, потому что они оплачивают регистрацию DOI, а доступ к информации открыт для всех.

Есть и другие источники, например Dimensions, тематические базы данных. Так или иначе наша задача — максимально собрать информацию, касающуюся российских учёных, их публикаций и цитирующих их статей.

Как отметил выступающий, особенный момент — Russian Science Citation Index (RSCI), совместный проект компаний «Научная электронная библиотека» и Thomson Reuters, сейчас Clarivate Analytics.

— Раньше оценка науки в России во многом была завязана на использование зарубежных баз данных, поэтому мы создали такой ресурс, который размещался в том числе на платформе WoS. Его задачей стало выделить лучшую часть публикаций из РИНЦ. Однако архитектура проекта была выстроена таким образом, что создание ресурса происходило в России. В данном случае для нас ничего не поменялось, за исключением того, что какую-то информацию мы теперь не поставляем на платформу WoS, а они эту базу вообще убрали со своей площадки. Для нас это не критично, потому что RSCI продолжает существовать на платформе eLIBRARY.RU и там эта база более полная.

Таким образом, с точки зрения оценки науки в России особых проблем я не вижу, кроме отдельных сложностей в сборе информации из зарубежных источников. Однако нам никто не запрещает самим индексировать иностранные ресурсы. Издатели могут самостоятельно поставлять информацию. Тот же Springer уже заявлял о том, что имеет возможность передавать метаданные напрямую в РИНЦ, другие контакты мы тоже найдём. Насколько это реально технологически? Сейчас в РИНЦ порядка 40 млн публикаций, и около 2,2 млн добавляются ежегодно. В Scopus около 90 млн статей, и добавляются 3 млн в год. Масштабы сопоставимы. Увеличив объём обработки в три-четыре раза, мы сможем выйти на этот уровень. Большой сложности здесь нет, правда, и задачи такой пока не стоит. В целом нас устраивают данные, которые мы получаем из Scopus. Надеемся на сохранение контактов и совместную работу с компанией Elsevier.

Эксперт коснулся и взаимодействия российских и зарубежных авторов и издателей.

— Сейчас много говорят о том, что появились ограничения на приём статей российских учёных в зарубежные журналы. Если говорить честно, они были всегда, особенно в гуманитарных науках. Сегодня это вышло в публичное пространство, где-то ситуация усугубилась. Но в целом случаев отказа немного: по отзывам коллег, публикующихся в иностранных журналах, ситуация не массовая.

Вторая проблема, связанная с публикациями, — это издания ОД, где необходимо оплачивать размещение статьи. С такими оплатами есть сложности: их нужно осуществлять в валюте, наши карты не работают и т.д. Хотя выбор журналов в мире достаточно широк, всегда можно найти подписное издание и публиковаться там.

Следующая проблема касается доступа зарубежных учёных к российским изданиям. И Scopus, и WoS объявили о том, что новые журналы из России и Белоруссии они в свои базы принимать не планируют. Хотя издания, включённые в эти базы, продолжают индексироваться. Есть такое мнение: зачем нам туда вообще что-то поставлять? Думаю, что это не совсем верно. Нам важно транслировать результаты российских исследований на международный уровень, поддерживать взаимодействие с зарубежными коллегами. Компания «Плеядес», которая занимается распространением переводных версий академических журналов, предлагает расширять их объёмы, увеличивать число статей в изданиях Springer. Это достаточно эффективный способ продвижения российских журналов.

Ещё одна проблема связана с научными идентификаторами. Около трёх месяцев назад Crossref прекратил регистрировать DOI для российских организаций. Позже процесс возобновился, за исключением тех учреждений, которые непосредственно попали под санкции.

— Мы как один из агентов регистрации DOI продолжаем свою работу для тех организаций, которых не коснулись санкции, и предлагаем в порядке импортозамещения параллельную систему идентификации, которую назвали eLIBRARY Document Number (EDN). Этот номер получает любая публикация, появляющаяся на платформе eLIBRARY.RU. Мы проанализировали весь опыт, накопленный при работе с Crossref, какие-то слабые места попробовали реализовать по-другому, и у EDN есть определённые преимущества. Самое главное, что любая публикация российского учёного этот код получает и его наличие означает 100%-ную идентификацию ссылки.

ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ НАУКИ: СЛОЖНЫЕ ВОПРОСЫ

otsenka-kosyakovКак отметил заместитель заведующего научной лабораторией наукометрии и научных коммуникаций Российского научно-исследовательского института экономики, политики и права в научно-технической сфере Денис КОСЯКОВ, в России возникновение интереса к количественной оценке результативности научной деятельности можно приурочить к 2006 г. В это время стартовал пилотный проект совершенствования оплаты труда научных работников в организациях Российской академии наук, частью которого было введение показателей результативности научной деятельности (ПРНД) учёных и привязка к ним премиальных выплат. Таким образом, как и за рубежом, интерес к оценке совпал с увеличением финансирования. Первая оценка на институциональном уровне была выполнена в 2010–2011 гг., она опять касалась только институтов РАН, но первый этап был основан на экспертном подходе, и в результате бОльшая часть организаций получила высшую оценку. Второй этап начался в 2013 г., затронул все государственные организации, занимавшиеся исследованиями и разработками, и был основан уже на смешанном подходе: сначала количественная оценка, а потом экспертная корректировка. В результате прежде всего организациям, подведомственным на тот момент Федеральному агентству научных организаций, в 2017 г. была присвоена одна из трёх категорий:

1) научные организации — лидеры;

2) стабильные научные организации, демонстрирующие удовлетворительную результативность;

3) научные организации, утратившие научную деятельность в качестве основного вида деятельности и перспективы развития.

В последующие годы продолжалась оценка других научных организаций, в том числе тех, которые не попали в первый раунд в связи с участием в процессах реорганизации.

Оценка была основана на показателях мониторинга, которые собирались в Федеральную систему мониторинга и оценки результативности научных организаций. Существенным минусом этой системы является сбор агрегированных показателей, например количество публикаций, индексируемых в WoS или Scopus, что затрудняет проверку данных, а также не позволяет оценить общий публикационный поток организации. Покрытие этих баз данных заметно различается, поэтому часть публикаций организации индексируется в обеих системах, а часть — только в одной из них. На начальном этапе было много разночтений в формулировке показателей, что является родовой проблемой таких систем и приводит к внесению недостоверной информации. Методика оценки оказалась чувствительной к искажениям в данных, прежде всего в связи с ориентацией на относительные показатели, например количество публикаций на 100 исследователей (имелись в виду полные ставки научных сотрудников). В связи с этим незначительные изменения данных могли привести к смене итоговой категории. Экспертный этап в значительной степени был призван скорректировать эти ошибки, и масштаб пересмотра показал, что их, по мнению экспертов, было достаточно много.

В тот же период во многих университетах, попавших в различные государственные программы и проекты, связанные со стимулированием научной деятельности, а позже и в других вузах вводят различные методики повышения публикационной активности. Необходимо отметить, что по сравнению с ПРНД оценка результативности организаций и многие программы стимулирования явились шагом назад, так как были основаны на так называемом целом счёте публикаций. Результатом этого подхода стал многократный учёт публикаций, написанных в коллаборациях: каждая организация засчитывала эту публикацию как единицу. В научной литературе такой эффект называют инфляцией результативности. По мнению многих исследователей, совокупность этих подходов привела к ряду негативных эффектов, среди них можно назвать искусственное разрастание коллабораций, в том числе за счёт множественных аффилиаций (когда автор показывает в публикации несколько организаций, с которыми он связан); излишне большое число публикаций в сборниках материалов конференций; публикации в хищнических журналах (изданиях, ориентированных на получение прибыли от платы за публикацию и сознательно пренебрегающих организацией процесса рецензирования); покупку авторства в уже принятых к публикации статьях и т.д.

В значительной степени на решение этих проблем было ориентировано введение в 2019 г. в систему отчётности Министерства науки и высшего образования РФ комплексного балла публикационной результативности (КБПР). Этот показатель учитывает качество журнала и рассчитывается фракционным методом. Организация сдаёт отчёт, в котором публикация расписывается на каждого автора из числа сотрудников. В каждой строчке указывается, сколько всего авторов, сколько аффилиаций у каждого из них, где журнал индексируется и какой у него квартиль. Если у публикации несколько авторов, то каждый из них получает соответствующую долю оценки публикации (например, 1/2, 2/3, 3/5). Если у автора (авторов) несколько аффилиаций, то доли считаются с их учётом. В зависимости от уровня журнала используется шкала баллов, представленная в табл. 1. Этот показатель стал основой для формирования государственных заданий научных институтов.

otsenka-t1

КБПР стал значимым шагом вперед, однако его введение связано с несколькими побочными эффектами. Это касается прежде всего коллабораций. Сотрудничество научных коллективов — это естественный процесс: наука усложняется, растёт объём междисциплинарных исследований. Но получается, что при расчёте КБПР коллаборации штрафуются, так что эти сообщества пострадают, в особенности мегаколлаборации. Это особенно характерно для физики высоких энергий, астрономии, медицины. Недавно вышла статья-чемпион, она касалась COVID, и у неё 16 тыс. авторов.

Таким образом, заработать можно на высокорейтинговых журналах и потерять — на коллаборациях (рис.).

otsenka-ris

Очевидно, что по отраслям науки есть некоторая неравномерность: выигрывают химия, биохимия, науки о материалах, проигрывают гуманитарные направления и физика. При этом статьи в высококвартильных журналах по областям науки тоже распределены неравномерно. По каким-то направлениям их просто нет, а где-то, например в радиологии, их более 50% в первом квартиле. Понятно, что формально в каждом квартиле журналов одинаковое количество, но эти издания разной толщины и периодичности. Ведущие журналы выходят чаще, и в них больше статей, низкорейтинговые издания выпускаются реже, и они более тонкие.

Ещё одно последствие применения КБПР: страдают дополнительные аффилиации. Ряд вузов повышает публикационную активность путём премирования внешних совместителей за «приписывание» аффилиации. Поскольку КБПР штрафует двойные аффилиации, основная организация автора активно выступает против такой практики. Сейчас академические институты уже наказывают своих сотрудников, если они имеют дополнительную аффилиацию в вузах, и данный эффект нарастает.

Третье последствие: пострадают программы привлечения ведущих зарубежных учёных, которые ставят свою аффилиацию в российских вузах как дополнительную при публикации в зарубежных журналах.

Применение КБПР негативно отразится на добросовестных представителях гуманитарных и общественных наук. Система не поощряет тех, кто пытается публиковаться в высокорейтинговых журналах: им всё равно дадут три балла. Да и проще написать три средние статьи для ваковского журнала, чем одну качественную — для рейтингового издания. Здесь могут занять определённую нишу и хищнические журналы, которые продолжают индексироваться в Scopus, отметил эксперт.

В других странах практика оценки результативности научных организаций также представлена разными подходами. Ведущим примером экспертного подхода является британская система оценки Research Excellence Framework, в том или ином виде существующая с 1986 г. и выполняющаяся раз в шесть лет. В рамках этой системы эксперты, объединённые в четыре панели и 34 подпанели по направлениям исследований, оценивают результаты исследований, воздействие на общество и научную инфраструктуру. В оценке 2021 г. участвовало 157 университетов, но заявки подаются не от вуза, а от коллектива, объединённого общим направлением исследований (Unit of Assessment), обычно это факультет или кафедра в нашем понимании. Сама система оценки, методика и результаты являются предметом многочисленных исследований и подвергаются, что способствует её постоянному совершенствованию. Результаты оценки являются не только основанием для распределения бюджетного финансирования на исследования, но и источником данных для рейтингов вузов, используемых в том числе абитуриентами при выборе места будущей учёбы. Заявленные цели оценки: информировать о выборочном распределении грантов четырёх финансирующих органов на исследования учреждениям; обеспечить подотчётность государственных инвестиций в исследования и предоставить доказательства преимуществ этих инвестиций; представить сравнение и установить критерии репутации для использования в секторе высшего образования и для информирования общественности.

Характерным примером количественного подхода является так называемая Норвежская, или Северная, модель. Её автор Гуннар Сивертсен обозначил три компонента этого подхода:

·         полное представление в национальной базе данных структурированных, проверяемых и проверенных библиографических записей рецензируемой научной литературы во всех областях исследований;

·         публикационный показатель с системой весов, которая позволяет учесть традиции в конкретных областях науки и обеспечивает сопоставимость измерений на уровне учреждений;

·         основанная на результатах модель финансирования, которая перераспределяет небольшую долю годового прямого институционального финансирования в соответствии с долями учреждений в общем количестве публикационных баллов.

Модель основана на составляемом в Норвегии белом списке журналов и издателей, публикации в которых принимаются к зачёту. Они разделены на два уровня, и в зависимости от уровня и вида результата публикации (статья в журнале, статья в сборнике, монография) назначается определённое количество баллов. Применяется фракционный счёт, но используется квадратный корень из аффилиационной доли для уменьшения штрафов за коллаборации. Количество баллов, полученных всеми публикациями организации, суммируется. В Норвегии публикационный показатель перераспределяет менее 2% от общих расходов в секторе высшего образования. Один балл даёт менее 3 тыс. евро.

К основным преимуществам количественного подхода эксперты относят простоту, оперативность, объективность, предсказуемость, что позволяет учёным сознательно строить свои исследовательские и публикационные стратегии. Недостатков тоже хватает: говорят прежде всего о том, что учёт идёт лишь по публикациям, в то время как научная работа не сводится только к ним. Экспертный подход при правильной организации должен обеспечивать большую полноту и качество оценки, вовлечение в этот процесс научного сообщества, но связан со значительными затратами времени и ресурсов.

otsenka-2

БЕЛЫЕ СПИСКИ: ПЕРСПЕКТИВЫ И ОГРАНИЧЕНИЯ

Тему продолжил Г. Ерёменко:

— Наш подход заключается в том, чтобы расценивать любую инициативу в области доступа к научной информации или оценки исследовательской деятельности в России с точки зрения того, что нового она даёт для развития науки. Если создавать сервисы, то должна быть не франшиза западных продуктов, а что-то новое и своё.

В частности, сейчас есть немало предложений по созданию национальной системы оценки научной деятельности. Например, разработка белого списка российских журналов, куда должны войти издания, которые можно использовать в отчётах и т.п. Я бы разделил эту задачу на две: отбор российских изданий и отбор зарубежных. С российскими всё достаточно очевидно, и механизм уже существует: это проект RSCI. В нём и процедура экспертизы, и мониторинг, и многоступенчатая оценка качества, когда используются наукометрические показатели и экспертные оценки. Эта деятельность в любом случае продолжится, возможно, модифицируется, поскольку тех журналов, которые сейчас входят в RSCI, недостаточно. Хотя, на мой взгляд, расширять проект не надо: лучше создавать группы по уровням и работать предметно. Кроме того, есть такое понятие, как ядро РИНЦ. Это список всех публикаций российских учёных, качеству которых можно доверять, потому что источники прошли серьёзную экспертизу. В ядро РИНЦ входят все публикации российских исследователей, индексированные в WoS или Scopus, а также в RSCI. По большому счёту это инструмент, позволяющий оценивать качественную составляющую всего публикационного потока. Сейчас в ядро РИНЦ не входят монографии, сборники статей и труды конференций, для некоторых научных направлений это очень важные типы публикаций. Задачу их включения мы тоже планируем решать, хотя это сложнее. Если журнал можно оценить один раз и потом мониторить его качество раз в несколько лет, то монографии надо оценивать индивидуально. Это большая экспертная работа. Упростить задачу можно при наличии издательств, специализирующихся исключительно на научной литературе и показывающих высокое качество монографий, которые они издают. Такие издательства можно пытаться включить целиком.

Решение об оценке журналов и учёных через белые списки распространено во многих странах. Перечень ВАК тоже белый список. Но идея не лишена серьёзных недостатков. Основной — слишком грубая оценка. В каждом журнале есть распределение статей по качеству. Исходная аргументация состоит в том, что уровень журнала определяется редколлегией и рецензированием. Редколлегия как бы определяет порог качества статей. Но на практике это не совсем так, поскольку у рецензентов разное представление о качестве. Субъективность экспертизы остаётся в любом случае. Даже в авторитетных журналах есть статьи, которые никогда не цитируются. Оценка публикации через белый список — это фактически наше признание высокого качества текущей статьи на основе анализа предыдущих публикаций в этом журнале. Импакт-фактор и т.д. — это статистические показатели, которые усредняют картину. Их можно использовать для аналитики, исследований, но для оценки конкретной публикации это не совсем подходящий вариант. Очевидно, что если разброс качества существует в пределах одного журнала, то в рамках группы или категории он колоссальный. Утверждать, что публикация из II квартиля WoS лучше, чем статья из III квартиля, некорректно.

Что можно в данном случае сделать? Использовать свой показатель для каждого из журналов и ранжировать их по нему. Как минимум это не квартили, а процентили, когда весь набор изданий делится на 100 частей, а не на четыре. В этом случае оценка получается более точной. Мы для российских учёных рассчитываем такой показатель, картина получается достаточно объективной. Можно сравнивать даже журналы разных направлений.

Вторая сложность, связанная с белыми списками, — неравные условия для журналов. Если издание попало в список, то оно развивается. Если нет, то привлечь авторов в журнал почти невозможно. Создать новый журнал крайне проблематично: нужно несколько лет получать статьи, которые для учёных нигде не будут учитываться, чтобы издание рассмотрели и включили в белый список.

Так или иначе белый список появится, потому что это простой и понятный метод оценки, хотя в разных странах опыт не всегда положительный. Многие государства считают серьёзным недостатком то, что приоритет всегда отдавался международным журналам, в результате чего национальные издания оказывались в проигрыше. Мы тоже с этим столкнулись: российским журналам сложно конкурировать с зарубежными, потому что есть WoS и Scopus и, если журнал туда не попал, продвинуться очень непросто. Должна быть система, которая стимулирует развитие журналов, но для недавно образованных изданий такого механизма нет.

Какой бы ни оказалась система, мы в РИНЦ подстроим под неё подсчёт показателей, как это делали до сих пор. Наш подход заключается в том, что не нужно требовать от организации заниматься формированием публикационных отчётов: в идеале эти данные должны автоматически поставляться из РИНЦ в системы, связанные с оценкой научной деятельности, в том числе в Единую государственную информационную систему учёта результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

ТЕКУЩАЯ ОЦЕНКА

otsenka-moskalevaВ оценке результативности деятельности российских вузов используются различные показатели, в том числе из зарубежных баз данных. По постановлению Правительства РФ в этом году объявлен мораторий на использование сведений WoS и Scopus, но за 2021 год формы отчётности эти показатели содержали. Анализ ситуации представила советник директора библиотеки Санкт-Петербургского государственного университета Ольга МОСКАЛЁВА:

— Основной показатель — число публикаций, индексируемых в зарубежных и российских базах данных. Учитываются такие типы статей, как Article, Review, Letter, Note, Proceeding Paper и Conference Paper. При этом встречаются такие странности, как количество публикаций, индексируемых в WoS, в том числе в RSCI, хотя очевидно, что имеется в виду WoS Core Collection, а RSCI её частью не является. Если же говорить о полном массиве WoS, то поиск по аффилиации целиком по платформе в принципе невозможен. Предлагается также учитывать публикации в иных зарубежных информационно-аналитических системах, но, что это такое, выяснить не удаётся уже несколько лет.

Учитываются количество журналов, издаваемых научной организацией, и совокупный импакт-фактор журналов, в которых опубликованы статьи учреждения.

Ещё один показатель — совокупная цитируемость публикаций организации, изданных за последние пять лет и индексируемых в WoS, Scopus, РИНЦ и в иных базах данных научного цитирования.

Что касается результативности научных исследований и разработок, то здесь кроме цитирования научных статей в WoS, Scopus и РИНЦ учитываются научные статьи, подготовленные совместно с зарубежными специалистами, научно-популярные статьи, опубликованные сотрудниками вуза, общее количество научных, конструкторских и технологических произведений, в том числе монографий, сборников научных трудов, учебников и учебных пособий.

Где ещё требуются сведения о публикациях и цитированиях? Они понадобятся при подаче заявок на гранты, при формировании диссертационных советов, при представлении диссертаций на защиту, в конкурсе на определение контрольных цифр приёма и т.д.

Откуда брать данные? В идеале — из самих баз данных, где возможен поиск по организации, выбор нужного временного периода, анализ цитируемости журналов и статей. Но что касается монографий, учебников, сборников и т.п., то не все их возможно найти ни в одной из баз данных, и здесь потребуется система учёта научных исследований и управления ими (Current research information system, CRIS). Сложный вопрос — откуда в условиях отсутствия доступа к WoS получить такой показатель, как число статей, подготовленных совместно с зарубежными организациями.

Какими должны быть шаги организации, если она решает, что с публикационной активностью у неё не очень хорошо? Безусловно, к проблеме нужно подойти рационально. Если до этого её сотрудники публиковались только в своём «вестнике», ставить целью обеспечить наличие статей в Science и Nature бессмысленно. Прежде чем определять задачи по публикационной активности, необходимо понять, насколько направления исследований являются актуальными в масштабе региона, страны или на мировом уровне. После этого можно определить приоритеты. Проанализировать реальное состояние дел сегодня проще всего по РИНЦ. Подписка на Science Index Org позволяет проанализировать показатели по организации и её подразделениям, сравнить организацию с референтными группам, реально оценить, что происходит с публикационной активностью, увидеть, в каких источниках публикуются авторы.

Представляется целесообразным использовать такие аналитические инструменты, как InCites и SciVal. В частности, InCites позволяет выяснить, сколько статей опубликовано учреждением/страной, какие статьи самые влиятельные в данной научной области, какие авторы являются «восходящими звёздами», каков индекс Хирша конкретных исследователей или целого отдела, меняется ли направление исследований в учреждении, как оно выглядит по сравнению с конкурентами, каковы сильные и слабые стороны организации, какие она поддерживает коллаборации.

SciVal — инструмент анализа стратегии. Насколько эффективны были ранее принятые стратегические решения? Как распределить наилучшим образом ограниченные внутренние ресурсы? Использует ли организация перспективные направления своих сильных исследований? Каких исследователей стоило бы пригласить к сотрудничеству? Как следует разнообразить исследовательское портфолио? Необходимо ли отрегулировать исследовательский фокус? Сервис позволяет сформулировать ответы на эти и на другие вопросы. Интересная опция — сравнение данных о реальном международном сотрудничестве (о коллаборациях, отражённых в SciVal) с формальным числом заключённых в тех или иных странах соглашений (табл. 2). Сейчас руководство вуза, прежде чем заключать соглашения с зарубежными партнёрами, запрашивает у научного управления сведения о том, насколько совпадают сферы деятельности и есть ли реальные контакты.

otsenka-t2

Организация имеет возможность проверить структуру своих публикаций по узким направлениям, которые выделяются в InCites и SciVal на основе кластеризации. Это позволяет сформировать рекомендации для конкретных исследовательских групп по приоритетным журналам и коллаборациям.

Аналитические инструменты позволили выявить типичные проблемы российской науки. Это прежде всего недостаточное количество исследований в корпоративном секторе и неэффективное сотрудничество академического и корпоративного секторов. Публикаций компаний Российской Федерации на карте SCImago Journal Rank не видно совсем, и это означает реальную проблему с внедрением научных исследований в экономику, несмотря на заявления о том, что это одно из приоритетных направлений.

Интересный поисковый и аналитический инструмент — Dimensions. Сервис совмещает базу данных по публикациям, грантам и наборам данных, а также аналитические функции. Инструмент позволяет отслеживать все важнейшие этапы исследования: от получения гранта до публикации или появления патента. Можно проанализировать, когда те или иные направления начинают финансироваться, когда по ним появляются публикации и патенты.

Для альтметрик существует ресурс PlumX. Он отражает сведения о том, насколько востребованны публикации организации в плане скачиваний, просмотров или упоминаний в соцсетях и средствах массовой информации.

Когда университет определился с направлениями исследований, очень важно чётко определить, как в статьях будет называться организация, чтобы не было проблем с аффилиацией в базах данных и профилях организаций. Это нужно сделать административным методом, издав приказ. Необходимый шаг — регистрация авторов в системах ResearcherID (Publons), ORCID и Science Index. Повышению видимости научных публикаций организации способствуют внедрение CRIS, а также создание репозитория публикаций и научных данных.

Как отметила в завершение эксперт, любые наукометрические показатели — это лишь термометр, сигнализирующий о болезни или о выздоровлении, но не лекарство. Диагноз термометром не поставить, нужен врач. Нельзя ставить целью достижение индикаторов: надо развивать и осуществлять научные исследования и адекватно представлять их результаты, иначе любые индикаторы теряют смысл. В гонке за количеством неизбежно теряется качество.

otsenka-3

ЭКСПЕРТИЗА В ПРИОРИТЕТЕ

По словам Г. Ерёменко, важнейшая часть — совершенствование экспертной деятельности.

— Иногда противопоставляют наукометрию и экспертизу. Однако наукометрия по сути своей тоже строится на экспертизе. Если законы научной и издательской этики соблюдаются, если учёный дорожит своей репутацией, если редколлегия работает как положено, отбирает статьи соответствующего качества, то и количественные показатели будут адекватными. Когда один учёный цитирует другого, это своего рода экспертная оценка. То есть он считает, что данная публикация для него имеет значение, оказывает влияние на его исследование. Это касается не только журналов, но и всей науки. Какие направления в приоритете, куда двигаться, как оптимизировать финансовые потоки? Эти акценты зависят от того, насколько правильной была экспертиза. Ошибка очень дорого стоит для бюджета. Совершенствование экспертизы — задача первостепенная, и здесь движение идёт в верном направлении.

Очень важно, чтобы экспертная деятельность учёного учитывалась при оценке его научной работы. Он, по сути, должен потратить своё время на рецензирование статьи или экспертизу проекта. Это, к сожалению, сейчас никак не засчитывается и остаётся в тени. Необходимо искать механизмы, и мы пытаемся создать информационную основу. В РИНЦ собирается информация о рецензировании, об участии учёных в редколлегиях, в программных комитетах конференций. Когда появится набор данных, позволяющий оценить, сколько учёный написал рецензий, на статьи в каких журналах, его можно будет анализировать и включать результаты в методики оценки. Интересное направление — открытое рецензирование; отрабатываются разные его модели. Если рецензент серьёзно работает, участвует в открытом рецензировании, это означает, что растёт его авторитет и его станут приглашать в более серьёзные журналы и проекты.

Очевидно, есть проблема унификации наукометрических и других показателей. Но тема эта непростая, потому что ставятся разные задачи оценки и для них нужны разные параметры. Искусство наукометрии состоит в том, как с помощью разных инструментов и средств решать ту или иную задачу. Безусловно, следует решать проблему с гонкой за количественными показателями, что создаёт среду для махинаций, для «коллективных монографий» и мусорных журналов. Со всех требуют публикации, хотя есть люди, склонные к исследовательской деятельности, а есть прирождённые педагоги. Пока действуют уравнительные условия, существует спрос, а значит, и предложение.

Сейчас такая ситуация, что многие темы можно и нужно переосмыслить. В последние годы мы гнались за рейтингами, за публикациями в зарубежных журналах, а сейчас оказывается, что это неважно. Цель не в том, чтобы попасть в какой-то рейтинг, а в том, чтобы наука развивалась.

НАУЧНЫЕ ЖУРНАЛЫ: ПРОЕКТЫ ПОДДЕРЖКИ

Ещё одно направление, которое активно обсуждается, — это государственная поддержка научных журналов.

Как отметил Г. Ерёменко, идея правильная и востребованная. Проект пытались запустить несколько лет назад, но тогда ничего не получилось. Сегодня ситуация такова, что российским журналам нужно помочь повысить их уровень, превратиться в издания международного класса.

— Мы не должны зависеть от иностранной политики, и нам нужно иметь свои международные издания. На мой взгляд, основная цель — создать такую среду, которая обеспечит условия для правильного развития журналов. Должна создаваться конкуренция, чтобы журналы имели стимул для развития. То, что сегодня предлагается, несколько несбалансированно. Во-первых, издателем должна быть бюджетная организация. Во-вторых, журнал должен размещаться в ОД. В-третьих, будет создана специальная платформа. На мой взгляд, ни одно из этих условий не должно являться обязательным. Главный критерий поддержки журналов — их качество. У нас есть хорошие издания, которые выпускаются коммерческими организациями. Условия господдержки должны быть справедливыми ко всем моделям, по которым распространяются издания. Выпуск журнала — сложный процесс. Кто-то размещает их в ОД, кто-то распространяет по подписке, кто-то придерживается гибридной модели. Есть издания, которые спонсируются, но есть и те, что собирают деньги с авторов за публикации. Разнообразие издательского мира невозможно загнать в определённые рамки. У всех моделей свои плюсы и минусы, и жизнь покажет, какие из них останутся.

На мой взгляд, основным объектом, который занимается наукой, является организация. Внутри неё, как правило, понятно, какие задачи нужно решать. Если есть идея поддержать издательскую деятельность, было бы правильно выделить целевое финансирование, которое организация может по своему усмотрению потратить на подписку на научные журналы, на оплату своим учёным публикаций в журналах ОД или на поддержку собственных журналов. Такая модель позволяет соблюсти баланс между разными моделями, между производством информации и её потреблением, сделать его естественным.

Следующий момент — создание платформы ОД для российских журналов. В этом я не вижу особого смысла, поскольку различных платформ у нас и так немало: это и eLIBRARY.RU, и «Кибер Ленинка», и MathNet, и множество тематических площадок. Не очень понимаю, что принципиально нового может дать создание такой платформы с точки зрения решения задачи обеспечения доступа российских учёных к научной информации. Создаётся ощущение, что фактически за счёт господдержки будет мотивироваться переход журналов на эту платформу. Но нужно понимать, что государственное финансирование сегодня есть, а завтра его может не быть. Это достаточно общая проблема. Нередко после окончания бюджетной подпитки интересный проект просто умирает, потому что нет понимания, что с ним делать дальше: у организации, которая его разрабатывала, нет на него прав, нет денег и возможности его развивать. Необходимо на концептуальной стадии всегда продумывать, как проект будет существовать после окончания государственного финансирования.

В целом укрупнение издательских организаций — это позитивный процесс, в мире так и происходит. Там большинство научных журналов выпускаются крупными издательскими домами. У нас не так много издательств, выпускающих хотя бы несколько десятков изданий. В укрупнении есть определённый смысл, но здесь нельзя никому ничего навязывать. Следует создать такие условия, когда крупные издательские дома, в том числе государственные, станут конкурировать за журналы, за авторов, что и будет способствовать повышению качества.

otsenka-4

Опубликовано в номере июль-август 2022

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.