Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2016
"Информационное обеспечение образования. Библиотечные сервисы и проекты"

  • Мария ВЕДЕНЯПИНА: «Глагол "читать" не терпит повелительного наклонения»
  • Книги в центре столицы: начало традиции?
  • КРЫМ-2016
  • Научные журналы международного уровня



МультиВход

 

rgdb-podari-rebenku





Рассылка


Олег Новиков: «В нашем бизнесе люди – это главный ресурс»
29.11.2015 12:16

На фоне кризисных явлений лишь немногие игроки книжного рынка демонстрируют позитивный тренд. За несколько последних лет издательская группа «ЭКСМО» существенно расширилась за счёт приобретённых компаний и новых направлений бизнеса. «АСТ», «Вентана-Граф», «Дрофа» – фактически каждая пятая книга, изданная в России, выпускается в «большом «ЭКСМО».

Серьёзные результаты и у книготорга: впечатляющий рост (более чем на 30%) показала сеть «Новый книжный – Буквоед» с ежемесячным объёмом продаж в 1 млрд рублей. Выручка в присоединённых магазинах «Буква» увеличилась на 80%. Кажется, отраслевые проблемы обходят крупнейший издательский холдинг стороной.

novikovПоделиться антикризисными стратегиями, рассказать о социально ориентированных проектах в рамках Года литературы, обсудить законодательные инициативы мы предложили Генеральному директору ИГ «ЭКСМО» – «АСТ» Олегу НОВИКОВУ.

— Олег Евгеньевич, с момента нашего последнего интервью немало изменений произошло и в отрасли, и в Вашей компании. По данным Роспечати, за последние годы рынок серьёзно сократился — более чем на 40% по тиражам и на 15% по ассортименту. Как Вы оцениваете динамику отрасли в 2015 г.? Каков его потенциал и риски? Что является драйвером развития?

— Мы уже говорили об этом на отраслевой конференции в сентябре, и спустя два месяца можно только подтвердить общую оценку: умеренный оптимизм, связанный с тем, что рынок хотя бы в рублёвом эквиваленте начал расти. Понятно, что в натуральных показателях он сокращается, но то, что впервые за пять лет происходит рост в деньгах, вселяет определённые надежды, особенно на фоне кризисных явлений, которые наблюдаются в экономике в целом. Есть вероятность, что второе полугодие по динамике будет даже лучше первого и рынок закончит год с ростом на уровне 5%. Следует отметить, что «вести с полей», из розницы, достаточно оптимистичны. По данным сети «Новый книжный — Буквоед», продажи магазинов, работающих на протяжении нескольких лет, в среднем растут на 12–14%. Коллеги из онлайн-розницы тоже говорят о высокой динамике роста — от 20 до 30%. Это свидетельствует о том, что те, кто активно работает и последовательно реализует свои стратегии, чувствуют себя относительно неплохо и добиваются успеха. Сегодня эти участники рынка стали достаточно крупными, я бы назвал их драйверами развития и роста с учётом их масштаба.

Помимо прочего, не нужно забывать о том, что за последний год почти полностью закрылся сегмент украинского рынка, который занимал 2–3%. Понятно, что это немного, но сегодня каждый процент имеет значение. В лучшие годы это было 5–7%, но на геополитические проблемы мы повлиять не в состоянии.

Конечно, и нас проблемы стороной не обходят, но на любые негативные изменения мы стараемся находить адекватные ответы. Последние пять лет мы реализуем стратегию слияний и поглощений, это позволило на фоне стагнирующего рынка значительно увеличить объёмы продаж. Наша группа выросла более чем в три раза за эти годы и расширила свою долю на рынке до критического значения, на этом этапе расти за счёт слияний и поглощений мы уже не можем, дальнейшая стратегия — развиваться вместе с рынком.

Важно отслеживать читательские интересы и потребности, тренды развития рынка в текущем периоде, прогнозировать ситуацию и принимать исходя из анализа среднесрочные решения. Нельзя сказать, что стратегия слияний и поглощений была рассчитана на долгосрочный период. Многие сделки было сложно предвидеть. Тем не менее понимание того, что происходит, и постоянный поиск возможностей, новых нестандартных решений позволили нам воспользоваться ситуацией на рынке и нарастить потенциал. Хотя при таком динамическом росте возникла проблема эффективности существующей структуры, и основные усилия мы планируем направить именно на её решение.

— Одним из важных направлений Вашего бизнеса с некоторых пор стало издание учебной литературы для школ. В действующем Федеральном перечне учебники, выпущенные «Дрофой» и «Вентаной-Граф», суммарно занимают больше, чем изданные «Просвещением». Однако если оценить соотношение долей на рынке учебников, наблюдается совсем иная картина: «Просвещение» явно опережает всех. Какой будет в этой ситуации стратегия развития учебного книгоиздания «ЭКСМО» — «АСТ», сумеют ли учебные издательства группы составить достойную конкуренцию «Просвещению»?

— С одной стороны, выход нашей компании на рынок учебного книгоиздания для многих был достаточно неожиданным, с другой — если оценить этот вопрос более широко, учитывая, что данный сегмент книжного рынка последнее время рос на фоне стагнации других, желание и готовность его осваивать представляются логичными. Тем более что мы приобрели достаточно хорошие издательства, занимающие второе и третье места на этом рынке. К тому же перед сделкой мы изучили внутреннюю ситуацию, познакомились с людьми, которые работают в этих компаниях. В общем, были все основания для оптимизма. В приобретённых издательствах принципиально не требуется глубинных, сложных изменений, связанных со спецификой рынка и команды. В нашем бизнесе люди — это главный ресурс.

Что касается конкуренции с «Просвещением», то, когда разрыв более чем в 2,5 раза, говорить о ней как минимум странно. Наша основная задача — быть интересными тем потребителям: учителям, школьникам, которые привыкли пользоваться нашей литературой, поддерживать инициативы по развитию рынка учебной школьной литературы, последовательно идти за лидером.

novikov-1

— Насколько известно из разных источников, сейчас происходит интеграция издательств учебной литературы — «Дрофы» и «Вентаны-Граф». Приведёт ли такое объединение к сокращению позиций в Федеральном перечне? Ведь в портфель обоих издательств входит немало линий учебников, схожих по своим потребительским качествам и адресной аудитории.

— Федеральный перечень был утверждён на три года. Более того, в этом году ко всем наименованиям в перечне были добавлены электронные версии, что потребовало дополнительных инвестиций. Так или иначе, почти любой комплект имеет своего потребителя. Понятно, что не все они высокотиражны, но в любом случае к тому, что было сделано, нужно относиться крайне бережно, потому что сократить легко, а восстановить и развить непросто. Тем более что сейчас много говорят о единых учебниках, но вариативность образования и потребность учителей в различных предложениях со стороны издательств тоже никто не отменял.

Цель интеграции — скорее не сокращение списка учебников, а повышение эффективности работы, оптимизация методической поддержки учителей по существующим продуктам. Выстраивание такой работы требует объединения ресурсов и специалистов. С точки зрения и контента, и компетенций эти два издательства дополняют друг друга. При этом специалисты заинтересованы в развитии бизнеса, углублении контакта с педагогическим сообществом. Да и работа с каналами дистрибуции при таком объединении будет более эффективной. Уже в этом году некоторые различия в подходах сбивали с толку наших партнёров, и было бы удобнее, если бы поставки шли из одного центра. Наверное, мы не всё решим к следующему учебному сезону, но в основном, думаю, получится.

— Понятно, что создание электронных учебников — необходимое условие вхождения учебника печатного в Федеральный перечень. Тем не менее как Вы видите перспективы этого рынка, нужны ли они не только на бумаге, но и на практике? Способны ли электронные формы учебников не только быть условием вхождения в перечень, но и оправдать затраты на своё создание?

— В том, что они нужны, сомневаться не приходится. Об этом говорят и международный опыт, и желание определённой части педагогического сообщества работать с этим ресурсом. Другое дело, что немногое можно сделать за короткий срок, да и об окупаемости говорить пока рано. Но если вы делаете правильные вещи, то рано или поздно это даст положительный эффект. Основная задача сегодня — сделать электронные формы учебников эффективной частью педагогического процесса, не заменить ими бумажную литературу, а создать новый инструмент для работы. Мы предполагаем, что драйверами этих изменений будут именно учащиеся, которые привыкли работать с электронной средой, гаджетами. Поэтому учителю, вслед за учеником, придётся осваивать эти формы, тем более что мы планируем создавать и развивать шлейф из интерактивных приложений к электронным учебникам, так же как и учебно-методические комплексы к печатным. Техническое оснащение школ сегодня находится на достаточно высоком уровне, а вот наполнение их контентом довольно проблематично. Уверен, усилия в этом направлении рано или поздно будут востребованы.

— Как оцениваете перспективы рынка э-книги в целом? По данным гендиректора «ЛитРес» С. Анурьева, легально к э-книгам в России обращается только один человек из 20, что говорит, с одной стороны, о высоком уровне пиратства, а с другой — о массовом распространении электронного чтения. Понятно, что потенциал рынка велик, а какие, на Ваш взгляд, существуют эффективные методы влияния на читателей по их приобщению к легальным ресурсам?

— Прежде всего необходимо качественное предложение: объём, удобство пользования платформами, активная маркетинговая политика по продвижению легальных сервисов. Кроме того, требуется дальнейшая борьба с пиратскими ресурсами. Принятие «антипиратского» закона создало необходимые предпосылки и возможности для реализации активной политики, но конкретными инструментами нужно ещё научиться пользоваться. Прошло всего полгода, говорить о кардинальных изменениях нельзя, тем более что силы, находящиеся «по ту сторону добра», тоже достаточно быстро адаптируются, используя современные технологии, гиперссылки, зеркала. Но эффективность уже выше, чем в прошлые годы, и я думаю, что в течение двух лет ситуация должна кардинально поменяться. Наша стратегическая цель в том, чтобы рынок нелегального скачивания составлял в натуральном выражении не более 25% легального. Очевидно, что полностью победить пиратов не удастся, но сделать так, чтобы они не мешали легальному рынку развиваться, а авторам и издателям получать достойные доходы, думаю, возможно. Два года назад мы говорили, что или пираты «съедят» легальный рынок, или мы их победим. Думаю, что сегодня критическая точка уже пройдена, в том числе благодаря тому, что легальные ресурсы смогли сформировать неплохое предложение. Конечно, свою роль сыграл и рост объёма цифровой издательской продукции. Хотелось бы большего, и я надеюсь, что, когда доходы легального цифрового бизнеса начнут увеличиваться, издатели почувствуют это не только на уровне идеи, но и на уровне денег и ситуация начнёт меняться ещё быстрее.

— Последний год был весьма богат на законодательные инициативы, касающиеся книг и интеллектуальной собственности. Несмотря на то что все без исключения участники системы ОЭ не поддержали формулировки законопроекта Минкультуры России, вводящего обязательную электронную форму печатного издания, он был одобрен Правительством РФ и принят в первом чтении Государственной Думой. Какова Ваша позиция как издателя и вице-президента РКС по поводу данного законопроекта?

— Свою позицию мы высказывали уже неоднократно и будем продолжать работать с законодателями, добиваясь изменений к законопроекту, в котором пока не учтены наши пожелания. Надеюсь, что во втором чтении мы будем услышаны, тем более что объём предлагаемых изменений не носит критического характера и не размывает сам контекст данного закона, но они защитят издателей от случайных ошибок со стороны библиотек и непродуманности их действий в отношении распространения бесплатного ОЭ. Хочу обратить внимание, что издатели за свой счёт готовят и предоставляют этот экземпляр. Если закон не будет скорректирован, то у издателей возникает огромное количество возможностей саботировать его реализацию. Этого не хотелось бы делать, но нельзя же отбирать у нас то, что является основой бизнеса, — право на использование интеллектуальной собственности.

Основной наш тезис состоит в том, что электронную форму печатного издания можно только хранить, а любое использование данного контента в рамках межбиблиотечного обмена, виртуальных читальных залов и прочих видов доступа должно быть исключено. Принципиально мы не против, но на уровне формулировок возникают лазейки, позволяющие злоупотреблять нормами закона.

— Ещё один проект, вокруг которого было немало споров и разногласий, — Национальная электронная библиотека. В отношении эффективности развития и наполнения этого ресурса РКС занял достаточно жёсткую позицию, в результате чего концепция наполнения НЭБ существенным образом поменялась: в общий список были включены издания художественной литературы, а комплектованием в 2015 г. по итогам конкурса занялся «ЛитРес». Как оцениваете перспективы развития НЭБ? Что необходимо предпринять, чтобы ресурс стал эффективным инструментом и полноценным ресурсом для чтения?

novikov-2— Пока кардинального изменения, по моему мнению, не произошло, потому что основное наше предложение заключалось в изменении подхода к формированию ресурса НЭБ. Смена поставщика и качество процессов и процедур — это не главное. Принципиально, чтобы этот ресурс работал в интересах широкой массы читателей и отражал те задачи, которые декларирует государство, — обеспечивал доступ к качественной литературе пользователям, не имеющим возможности приобретать контент, но готовым им пользоваться в библиотеках. На наш взгляд, государство могло бы не закупать эту литературу и споров о том, что должно входить в список, можно было бы избежать, обеспечив в рамках проекта НЭБ открытый доступ ко всем произведениям, за исключением тех, доступ к которым государство не готово оплачивать. Последний список был бы коротким, а государство рассчитывалось бы с поставщиком за фактически произведённые книговыдачи. Это существенно повысило бы прозрачность и адекватность взаимодействия между бизнесом и государством и действительно отражало бы интересы читателя.

Минкультуры России прислушалось к нашим предложениям и согласилось запустить пилотный проект с бюджетом в 4 млн рублей на базе ВГБИЛ имени М.И. Рудомино, с тем чтобы оценить эффективность подобной схемы.

— В сентябре постановлением Правительства РФ был создан Межведомственный совет по развитию НЭБ. Вошли ли в этот Совет представители РКС?

— О проекте создания этого Совета я знаю, но вот о том, кто туда вошёл, мы информации не получили.

— Учитывая системный кризис, непростая ситуация складывается и в книготорговле. Пилотный вариант кредитного рейтинга был инициирован Вами в прошлом году. Некоторое время назад были представлены его первые результаты, которые вызвали немало вопросов. Ряд игроков рынка не согласен с критериями рейтинга, кому-то нужна мотивация для участия, кто-то открыто заявлял о нём как об инструменте не очень честной конкурентной борьбы. Как оцениваете перспективы и потенциал этого проекта? Каковы его слабые и сильные стороны?

— Что касается методологии и расчётов, то понятно, что с ходу ничего идеально не получится. Поэтому мы и попытались двигаться аккуратно и постепенно, и сегодня в проект вошли наиболее известные книготорговые организации. Но главная идея рейтинга — охватить все книготорговые компании и помочь издателям в осознанном выборе, с кем и на каких условиях работать. Основная проблема на сегодняшний день в том, что интерес к проекту отсутствует у самих издателей, хотя, казалось бы, он делался именно для них. Озабоченность книготорговцев мы понимаем и думаю, что сможем решить проблему, повысив качество методологии и сбора данных, но при этом нужно понимать, что если организации будут сами присылать сведения и нам не придётся их собирать из вторичных источников, то качество информации существенно повысится.

В целом должен сказать, что низкая активность издателей — это общая проблема рынка: если нет нужды решать вопросы здесь и сейчас, то никто не желает вкладываться в развитие инфраструктуры. Тем не менее прозрачность рынка — наиболее важное условие его развития. РКС как общественная организация взял на себя миссию создания корректной среды. Хотелось бы надеяться и на поддержку участников рынка, причём не только моральную. А пока, к сожалению, многие издательства, выражая солидарность с идеей рейтинга, не хотят «светиться», опасаясь ухудшить отношения с книготорговыми партнёрами.

— Интересные издательские и технологические стартапы на российском книжном рынке — редкость, тем не менее они иногда случаются. Наиболее заметны T8, Ridero. Как оцениваете перспективы развития подобных проектов?

— Это замечательно, что на нашем рынке такие проекты хоть кто-то пытается запускать, иначе развития не было бы вообще. Другой вопрос, как на инновациях научиться зарабатывать и превращать стартапы в бизнес-проекты. С этим пока, на мой взгляд, не очень хорошо. За рубежом основа подобного рынка — университеты и библиотеки, которым нужны соответствующие тиражи. А у нас этот сегмент практически проваливается и не в состоянии стать драйвером развития новых технологий. Рассчитывать только на коммерческий рынок достаточно тяжело: он и на Западе не очень активно пользуется услугами таких подрядчиков. Во Франкфурте мы общались с коллегами: многие вообще не начинают работать с книгой, если не видят потенциала тиража менее 7–10 тыс. экземпляров, притом что у них и населения меньше, и цена книги выше в три раза, чем в России. А идти на риски, выпуская 2–3 тыс., пробуя рынок, никто не хочет даже в Германии, где электронные книги, кстати говоря, не получили большого развития.

— С развитием э-технологий и сервисов для публикаций многие российские и зарубежные специалисты говорят, что рынок э-книг ждёт бум самиздата. Благодаря Интернету писательство превратилось в глобальное движение, одновременно эти же информационные технологии устраняют посредников (в данном случае — традиционных издателей). По оценке экспертов, самиздат серьёзно угрожает коммерческому книгоизданию, подрывая существующие бизнес-модели. Как изменилась за последние годы схема взаимодействия между автором и издателем в «ЭКСМО»?

— У нас принципиально ничего не поменялось, я всегда говорил, что мы с авторами в одной лодке и должны вместе развиваться. В то же время мы стремимся приобретать наряду с традиционными и электронные права, с тем чтобы полностью контролировать копирайт на эти произведения. Инвестируя в производство бумажной книги сегодня, мы не хотим стать жертвами развития электронной завтра. Честно говоря, мы не готовы даже к тому, чтобы наши авторы заключали договоры напрямую с «ЛитРес», хотя это и ассоциированная компания. Издательский бизнес всё-таки должен существовать отдельно.

Самиздат развивается, но в нашей стране о нём можно говорить только как о социальном явлении, а не как о бизнесе. Очевиден синергетический эффект, связанный с возможностью поиска молодых талантливых авторов, с маркетинговыми возможностями, с информированием, но о каких-либо успехах в самиздате говорить рановато. На Западе он связан с тем, что некоторые популярные авторы хотят все деньги зарабатывать сами, но та же Эрика Джеймс, как только стала известной, продала свои права издателям и ушла из самиздата. Это более понятный тренд.

— Если говорить о взаимоотношениях отрасли и государства, то очевидно, что за последние два-три года чрезвычайно выросла роль РКС. Косвенным проявлением такого доверия стало и то, что вся грантовая поддержка Роспечати по проектам Года литературы осуществлялась через Книжный союз. Понимаю, что о каких-либо результатах спрашивать рано, и, тем не менее, как оцениваете эффективность подобного взаимодействия и проводимых мероприятий? Это была разовая инициатива, приуроченная к Году литературы, или подобная схема будет реализована и в следующем году?

— Здесь имеет смысл говорить о схеме и принципах взаимодействия, с тем чтобы понимать, как работать дальше. Действительно, РКС выступил оператором части проектов, которые реализовывались в рамках Года литературы. На мероприятия Года государство выделило около 300 млн рублей, по госконтракту РКС реализует программы на сумму в размере около 180 млн рублей. С одной стороны, есть утверждённый перечень мероприятий, за которым контроль осуществляет ФАС. С другой – Роспечать рекомендовала ряд операторов, которые проявили себя как надёжные партнёры по проведению мероприятий, доказавших свою эффективность и востребованность. Часть подрядчиков пришла с рынка. Грантовая комиссия утверждала подрядчиков и темы, многие были приняты со второго или даже с третьего раза. В целом можно сказать, что сегодня почти все мероприятия проведены, и достаточно успешно. Определённая критика была на старте, в СМИ неоднократно обсуждалось, насколько заключение контрактов будет открытым и публичным, не будет ли это «междусобойчиком» аффилированных компаний. Сегодня и с точки зрения количества организаций, которые участвуют в проведении Года литературы, и со стороны отчётности о проведённых мероприятиях понятно, что работа была прозрачной и честной. Вся информация размещается на сайте РКС. На четвёртый квартал запланировано закрытие Года литературы, которое будет проходить одновременно с открытием Года кино.

Что касается дальнейшего распределения целевых средств через РКС, этот вопрос следует скорее адресовать в Роспечать. С нашей стороны возражений не будет, поскольку за год отработан и документооборот, и механизм взаимодействия с исполнителями проектов, есть соответствующий персонал, понятны сроки и задачи.

— На профессиональных мероприятиях неоднократно обсуждались итоги проекта РКС «Культурная карта России» в разрезе «Литература. Чтение», был составлен рейтинг регионов по инфраструктуре чтения. Какое развитие получит этот проект? Станет ли мониторинг постоянным? Известно ли Вам о результатах проекта «Культурной карты» в других отраслевых ракурсах?

— Надо признать, что проект получился уникальным, не имеющим аналогов не только в нашей стране, но и в международном масштабе. Мы очень долго его готовили, и это позволило избежать некорректности в сборе, анализе и представлении данных. В рамках проекта дано понятие и описание того, что такое инфраструктура чтения, какова корреляция между различными её элементами и что нужно делать, для того чтобы улучшить ситуацию в разрезе регионов. К сожалению, реагировать и предпринимать какие-то действия готовы пока только власти Москвы и Санкт-Петербурга, где ситуация и так относительно благополучна, но мы надеемся, что и другие регионы включатся в эту работу. В этом году мы планируем провести две региональные конференции: в Калужской и Смоленской областях — с участием руководства регионов. Возможно, это станет пилотным проектом, который получится масштабировать на бOльшую часть страны.

В других направлениях «Культурная карта» осталась без поддержки, за проект никто не взялся, а возложить ответственность на себя по этим сегментам мы не можем. Другое дело, что сейчас уже имеет смысл говорить о проекте оценки образовательной инфраструктуры, в первую очередь в направлениях дошкольного и школьного образования, и мы ведём соответствующую подготовительную работу.

— Согласно этому исследованию, в России насчитывается не более 1,5 тыс. книжных магазинов, из них около 350 — сеть «Новый книжный — Буквоед». Насколько реалистичен проект по открытию книжных магазинов в учреждениях культуры, предложенный В. Мединским?

— Лично я поддерживаю подобную идею, считаю её своевременной и правильной. Естественно, это не может быть единственной возможностью, это не тот спасательный круг, который вытянет всю отрасль, а лишь один из каналов развития. Важно, что это не просто декларация, соответствующий законопроект был внесён в Государственную Думу.

Хотя и активной поддержки эта инициатива не встретила ни в Думе, ни в Правительстве РФ. Думаю, что РКС нужно найти время и силы активнее поддержать этот законопроект. Есть и другая идея, которую мы обсуждаем с ТПП, — передать библиотеки в управление частно-государственным партнёрствам, заинтересованным в их развитии. Подчёркиваю, любая инициатива — не панацея, потому что в нашей стране не хватает порядка 1,5 тыс. книжных магазинов. «Новый книжный — Буквоед» имеет свою стратегию развития розницы, но вряд ли мы сможем решить проблему в масштабах всей страны. Считаю, что нашему рынку не хватает франшизы для малых предпринимателей по открытию книжных магазинов. Нигде в мире это не практикуется, но мы готовы попробовать. Не хотелось бы, чтобы это был проект исключительно «ЭКСМО» — «АСТ», нужно, чтобы к нему подключились и другие издательства. Должен сказать, сам по себе ритейл показывает неплохие коммерческие результаты, и им есть смысл заниматься.

— Кардинальные изменения в этом году коснулись внутрироссийской ярмарочной деятельности. Удалось ли, по Вашему мнению, новой команде Гендирекции МКВЯ начать реформировать это направление? Об изменении формата проведения главного осеннего отраслевого форума говорили много, но, на мой взгляд, полностью реализовать задуманное не удалось — видимо, не позволило ограниченное время. Какой Вы видите ММКВЯ следующего года?

— Чтобы изменения привели к какому-то результату, необходимо время. И альтернативы здесь просто не было, потому что развитие ММКВЯ зашло в тупик, интереса со стороны издателей не наблюдалось, а поток читателей стал резко сокращаться, хотя, например, ярмарка Non-fiction демонстрирует и интерес, и востребованность.

На мой взгляд, хотя бы один раз в год следует обязательно проводить крупную региональную ярмарку, и при этом должен быть понятный контекст: например, по итогам исследования «Культурная карта России» регион, добившийся наибольших успехов, получал бы право называться литературной столицей страны и с ним бы заключалось соглашение на проведение выставки, а также дополнительных мероприятий в поддержку данного региона. И конечно, ММКВЯ могла бы стать гораздо шире. Можно сказать, что и во Франкфурте выставочная площадь сокращается, но при этом масштабы несоизмеримы. На мой взгляд, ММКВЯ имеет потенциал развития и роста, а в целом в стране книжных выставок и ярмарок не хватает. Главное в том, что желание читателей коммуницировать с книгой, авторами, издательствами не пропало и удачно выбранный формат всегда востребован.

novikov-3— Знаю, что «ЭКСМО» — «АСТ» реализует немало собственных интересных проектов с крупными российскими корпорациями, посвящённых книгам и чтению, но не вошедших в список Роспечати. Расскажите об этих инициативах.

— Действительно, мы инициируем разные проекты, в дальнейшем передавая их РКС для масштабирования и развития, если они интересны и востребованны. В рамках Года литературы мы активно работали и с «Аэрофлотом», и с «Почтой России», планировали взаимодействие со Сбербанком и РЖД, но по разным причинам это сотрудничество пока не получилось; надеюсь, что всё ещё впереди.

Работа с крупнейшими государственными компаниями, которые реализуют социальные проекты, понимают значимость литературы в нашей стране, позволяет расширять объём взаимодействия. На мой взгляд, достойным примером стали «Виртуальные библиотеки», проект которых стартовал в июле в аэропорту Шереметьево. Поясню: «Виртуальная библиотека» представляет собой изображения книжных полок, нанесённые на любые ровные поверхности. Каждая изображённая книга сопровождается QR-кодом, по которому можно скачать произведение на «ЛитРес». На днях такая библиотека была открыта в Пулково, на очереди аэропорты Сочи, Анапы, Геленджика, Челябинска и городские пространства в Калуге, Брянске и других российских регионах.

Ещё один проект, совместный с компанией «Аэрофлот», рассказал миллионам авиапассажиров о том, что в России в 2015-м проводится Год литературы, — статьи об этом событии были размещены в бортовых журналах, а десять самолётов были оформлены символикой Года литературы.

Мы налаживаем активное сотрудничество с «Почтой России», организовали и провели федеральный конкурс «Самый читающий школьник». Планируем и в дальнейшем поддерживать эту инициативу, но должен отметить, что это взаимодействие важно расширять. «Почта России» в силу проблем с ритейлом могла бы стать ещё одним каналом продаж книг. Мы начали реализовывать соответствующий проект, финансовые результаты пока оставляют желать лучшего, но мы будем активнее развивать, анализируя ассортимент и формат торговли. Очевидно, что любая новая площадка не может сразу начать зарабатывать.

Ещё одну инициативу мы реализуем с метрополитеном Москвы: в течение года в столичной подземке будут курсировать составы брендированных поездов «Книги моей жизни». Это многолетний проект «АСТ», в котором уже участвуют десятки авторов, артистов, телеведущих, политиков. В вагонах поездов можно будет прочитать отрывки из книг, которые повлияли на жизнь этих ярких личностей.

В 2015 г. стартовал проект «Город в словах», благодаря которому на улицах Москвы появились портреты 10 известных писателей в стиле граффити. Это и украшает город, и является социальной рекламой книг и чтения. Инициатива привлекла внимание регионов, и уверен, она получит дальнейшее развитие.

—В завершение беседы наш традиционный вопрос — Ваши предпочтения по жанрам и форматам литературы.

— Стараюсь обязательно находить время для наших издательских новинок. Сейчас читаю новую книгу Л. Улицкой «Лестница Якова». Должен сказать, что этот год порадовал в отношении интересных проектов отечественных авторов. Не могу не отметить роман Виктора Пелевина «Смотритель» и сборник повестей «MESMERIZED. Павел Первый, Месмер и их эпоха», книгу Вячеслава Никонова «Код цивилизации» и др. Предпочтение отдаю традиционным бумажным изданиям, это для меня удобнее и привычнее.

— Спасибо за разговор и удачи в новом году!

Беседовала Елена Бейлина

Опубликовано в номере декабрь 2015

 

Комментарии 

 
#1 Валерий Попов 01.12.2015 12:33
Что это за крупное издательство, если оно ничего не печатает из современной мировой и европейской литературы и не решает с Правительством вопрос о финансировании переводов Государством!
Государство (Президент Путин), войдя в ВТО, подписало также и Приложения, обязывающие нашу страну чётко соблюдать швейцарские Конвенции по авторским правам!
Теперь все издательства с этими Приложениями попали в ловушку, из которой не смогут самостоятельно выбраться!
Нашему Правительству - нужно действовать срочно, чтобы разблокировать эту тупиковую ситуацию!
Валерий Попов.
Переводчик современной итальянской литературы.
Цитировать
 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

WebBann2015-03

 

WebBann2015-04

 

 doklad-o-kulture-2014

 

WebBann2015-06

 

WebBann2015-05

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.