Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Апрель 2017
"Развитие отрасли: борьба приоритетов"

  • Выборы Президента РБА. Позиции кандидатов
  • РКП: Были, есть, будем
  • Книжный рынок-2016: смена тренда, или Вверх по лестнице, ведущей вниз?
  • Вузовское книгоиздание: от оптимизации к эффективности



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Выборы Президента РБА. Позиции кандидатов
04.04.2017 20:03

Никто и не думал, что библиотечный 2017 год будет скучным. Но то, что отраслевые интриги начнутся фактически на старте делового сезона — в первых числах января, предположить не могли даже самые смелые прогнозы. Ситуация с объединением национальных библиотек лишь обнажила давно назревающие проблемы сообщества: модернизацию библиотек, которая превращается в оптимизацию, сокращение бюджетов, вступление в действие законодательных инициатив, вызывающих многочисленные вопросы и влекущих за собой их неисполнение. В очередной раз стало очевидным, насколько профильное ведомство далеко от библиотечного сообщества и как непросто донести мнение профессионалов до тех, кто инициирует и принимает решения, влияющие на будущее российских библиотек. Единственным положительным моментом в этой ситуации стало формирование удивительно быстрой и консолидированной позиции отраслевого сообщества; тех, кто работает «в полях» с читателями, учёными, исследователями.

rba-vyboryУчитывая стремительное развитие событий, можно предположить, что майские выборы Президента РБА пройдут в очень непростой обстановке, а тот факт, что на пост главы ассоциации предложили свои кандидатуры известные и глубоко уважаемые в сообществе люди, думаю, сохранит интригу до последнего.

Какие решения готовы предложить кандидаты для выхода из системного кризиса? Как они оценивают потенциал Российской библиотечной ассоциации и что необходимо срочно менять в её структуре и действиях? Как выстраивать диалог с профильными ведомствами и реально участвовать в принятии решений? О библиотечном закулисье и шансах на более уверенное позиционирование РБА в нашей беседе с кандидатами на пост Президента РБА Михаилом Афанасьевым и Евгением КУЗЬМИНЫМ.

Беседовала Елена БЕЙЛИНА

vibory-rba

Михаил АФАНАСЬЕВ, директор Государственной публичной исторической библиотеки России

Евгений КУЗЬМИН, Председатель Российского комитета программы ЮНЕСКО «Информация для всех», президент Межрегионального центра библиотечного сотрудничества

Вы решили предложить свою кандидатуру на пост Президента РБА. Поделитесь причинами такого решения.

М.Д. Афанасьев

Если Вы заметили, с 2000 г. я не претендовал на какие-либо выборные должности. До этого был вице-президентом РБА, но уже тогда считал, что надо передавать эстафету коллегам. Однако сегодняшняя ситуация в библиотечном деле в целом и внутри профессионального сообщества в частности заставила меня изменить своё мнение. Во-первых, чрезвычайно обидно за РБА, у истоков которой я тоже стоял. В.Н. Зайцев, Т.Е. Коробкина, Ваш покорный слуга — те люди, которые решили, что надо создавать ассоциацию. Наблюдать за тем, как она в силу разных причин утрачивает своё значение лидера профессионального общественного мнения, как внутри сообщества теряется единство, становится всё труднее.

Должен отметить, что сегодня очевидно беспрецедентно пристальное внимание к библиотекам со стороны власти. Но при этом власть принимает решения, которые, как выясняется, далеко не всегда согласуются с представлением профессионального сообщества о том, как библиотекам следует развиваться. В этой ситуации роль авторитетного органа, который мог бы не просто задним числом высказывать свою позицию, но и на равных участвовать в принятии решений, очень важна.

Честно говоря, мною движет скорее не желание участвовать в каких-то амбициозных проектах, а стремление приложить силы, с тем чтобы потом не было мучительно больно, оттого что мог на это повлиять, но не сделал. В моей программе главный тезис — добиться профессионального согласия внутри сообщества, снять напряжение и постараться найти серьёзные деловые контакты с Минкультуры России и другими ведомствами, принимающими решения относительно библиотек, восстановить статус РБА как экспертного профессионального сообщества.

— А.И. Вислый снял свою кандидатуру и предложил поддержать Вашу. Было ли неожиданным для Вас это решение?

— Не думаю, что открою секрет, но ещё осенью прошлого года мы с Александром Ивановичем обсуждали проблему предстоящих выборов в РБА. Тогда я отказался от идеи выступить кандидатом в президенты, поэтому не удивился, что А.И. Вислый решил баллотироваться сам. Наши позиции близки в главном: необходимо срочно менять позиционирование РБА, чтобы она принимала реальное и активное участие в профессиональной жизни сообщества. Я пересмотрел своё решение, А.И. Вислый — тоже.

Е.И. Кузьмин

Отвечаю как на духу. Во-первых, уже не осталось ни сил, ни нервов со стороны смотреть на происходящее. Стыдно за всё, что сейчас происходит. Во-вторых, ко мне пришли уважаемые мною люди и сказали: «Надо выдвигаться. Никто другой не сможет остановить Вислого; на него будет работать огромная административная машина Минкульта, и не только Минкульта». В-третьих, появилась уверенность, что пора возвращаться в гущу событий.

— Но ведь А. Вислый свою кандидатуру снял…

— Да, ему пришлось это сделать, когда он, видимо, понял, что настроил против себя 99% общественности и остался один на один со своей кощунственной инициативой объединить РНБ и РГБ. Мы, вообще-то, предполагали, что он так и поступит и вместо него пойдёт на выборы уважаемый многими Михаил Дмитриевич Афанасьев. Но от того, что А. Вислого на дистанции больше нет, интрига стала только более изощрённой. У нас в этом году необычные выборы; они проходят в совершенно новой для всех ситуации. Раньше министерство работало исключительно в интересах библиотек, и на уровне федеральной политики и идеологии всё было более-менее спокойно. Злокачественные сигналы оттуда никогда не приходили. А сейчас они прививают «раковую опухоль» к мозгу и сердцу библиотечного дела, и метастазы идут по всей стране. Минкультуры настроило библиотеки против себя, абсолютно не согласуя свои решения с библиотечным сообществом. По крайней мере, я получаю от библиотек только такие сигналы. А руководство страны на это пока не реагирует. Так что борьба будет не только подковёрная, но и открытая. Однако лёгкой прогулкой выборы и в последние годы не были. Вспомните, какие страсти были шесть лет назад, когда Екатерина Юрьевна Гениева хотела прийти на смену Владимиру Николаевичу Зайцеву. Богатые члены РБА увеличивали свои взносы в РБА, чтобы иметь больше голосов на выборах. И в прошлый раз происходило нечто подобное, когда на место В. Фирсова Минкультуры России продавливало Я. Шрайберга. Но никогда раньше народ не был так взвинчен и оскорблён. Думаю, нас ожидает яростный спор библиотечных и управленческих идеологий, а не только персоналий. И не только за пост Президента РБА.

Каковы приоритетные направления вашей предвыборной программы?

М.Д. Афанасьев

Во-первых, активное взаимодействие с ведомствами и партнёрами; важно, чтобы к библиотечным специалистам относились как к компетентному сообществу, которому можно доверять разработку отраслевых документов ещё на стадии идеи. Во-вторых, экспертный статус, когда необходимы аудит и оценка в профессиональном сообществе уже подготовленных документов. Кроме того, есть ряд направлений работы, которые ассоциация должна инициировать сама. В частности, серьёзно беспокоит ситуация с системой повышения квалификации в сфере библиотечного образования. Сегодня многие коммерческие вузы предлагают курсы по библиотечному образованию. Это уже своеобразный бизнес, выросший на том, что данная сфера мало поддерживается государством, а потребность существует. Однако не следует забывать, что у нас принят профессиональный стандарт, и было бы абсолютно естественным, если бы РБА выступала как сообщество, которое организует и поддерживает повышение квалификации, сертифицирует курсы.

Разумеется, многое зависит от того, как будет выстроена работа внутри профессиональной ассоциации. Я не сторонник радикальных перемен; нет планов менять устав, структуру, работу секций. Но при этом считаю, что необходимо усилить персональную роль членов Правления (Совета) РБА. Важно, чтобы за каждым членом Правления, в первую очередь за вице-президентами, была закреплена определённая сфера деятельности с соразмерной ей ответственностью. Напомню: в Уставе РБА за вице-президентами закреплены три основных направления работы: профессиональная деятельность; международная деятельность; социальная защита.

Не менее важно создание постоянно действующих комитетов по сквозным проблемам, выходящим за рамки ведомственной или иной группы библиотек, а также отдельных видов деятельности. Уже сегодня вижу необходимость создания комитета по мониторингу решений, касающихся реформирования библиотек. Задача этой группы — получение достоверной информации о происходящем, анализ возможных последствий решений с позиции библиотечного профессионального знания, оперативное реагирование на сложившуюся ситуацию или подготовка материалов для решений Правления РБА. Во главе комитета должен стоять авторитетный в профессиональном сообществе человек, обладающий практическим опытом работы в библиотечной сфере, своего рода библиотечный омбудсмен.

Необходим комитет по мониторингу и организации системы повышения квалификации в библиотечной сфере. Неотъемлемой функцией комитета была бы сертификация коммерческих курсов повышения квалификации библиотечных работников и развитие профессионального обучения под эгидой РБА. Желательно организовать группу по разработке концепции развития библиотечного дела в среднесрочной перспективе.

На мой взгляд, очень важно восстановить значение методической работы в библиотеках. Сегодня, когда законодательство разделило библиотеки по горизонтальному принципу ответственности, сохранение вертикальной связи ничем не подкреплено. Она может быть только содержательной, а её механизм — методическая работа. В Федеральном законе «О библиотечном деле» для центральных библиотек это записано, но надо, чтобы министерство и региональные власти понимали, насколько это важно. Необходима поддержка методических служб в библиотеках других ведомств. Всё это темы, требующие внимания РБА. Здесь научно-методический отдел Российской национальной библиотеки — та структура, с которой необходимо активное взаимодействие в этой сфере.

Е.И. Кузьмин

Программа только формируется. Всё ведь на этот раз происходит очень быстро. Ещё три недели назад я даже не помышлял о выдвижении. Но могу сразу сказать, что дело не только в общих положениях программы. Думаю, все прекрасно понимают, что, кто бы из нас ни победил — я или М. Афанасьев, с точки зрения всех библиотек страны, мы оба будем выступать, образно говоря, за всё хорошее против всего плохого. Когда я только сделал первый шаг, чтобы выдвинуться, сразу позвонил Михаилу Дмитриевичу и услышал от него, что он тоже выдвигается. Он, как мне показалось, был удивлён моим решением, а я его — нет, о чём ему и сказал. В оценке ситуации мы с ним во многом сходимся, а вот тактика и методы работы, думаю, будут различаться.

Он в основном за то, чтобы все проблемы с Министерством культуры решать тихо, в министерских кабинетах. Я с этим согласен, но только в том случае, если договориться возможно. Однако если тихо договориться не получится, считаю необходимым выступать открыто и критиковать. Я буду отстаивать право РБА реально участвовать в решении основных вопросов государственной библиотечной политики. Буду бороться за развитие общественно-государственного партнёрства, что было утверждено Президентом РФ в Основах государственной культурной политики.

Главный вопрос вот в чём: в какой мере у каждого из нас хватит таланта и воли побудить библиотекарей к совместной работе, к более эффективному взаимодействию с обществом, чтобы изменить само отношение к библиотекам как в обществе, так и во всех ветвях власти, воссоздать и дать новый импульс развития тому климату доверия и сотрудничества, который раньше существовал, а сейчас просто уничтожен: нас ведь всех разъединили и расслоили.

Я всегда считал, что должен быть прежде всего организатором коллективной работы: никогда не помогал только какой-то одной библиотеке, всегда работал на библиотечную систему страны. И это хорошо знают и помнят, по крайней мере те, кто меня открыто поддерживает, а это почти 70 крупных библиотек и организаций, и все они практически не зависят от Минкультуры. И если меня изберут, т.е. наделят полномочиями говорить от лица всего библиотечного сообщества, то я вместе с членами Правления РБА снова буду работать в интересах всей книжно-информационно-библиотечной отрасли, вместе со всеми библиотеками, учебными заведениями, издательствами и книготорговыми организациями, как оно раньше всегда и было.

Безусловно, ассоциация пока ещё крупнейшая и авторитетная площадка, но её необходимо поддерживать и укреплять. Что же случилось, почему она стала терять свой авторитет и перестала развиваться? Каковы её национальные особенности и потенциал?

М.Д. Афанасьев

Когда мы создавали РБА, она пришла на смену общественной организации — Федерации библиотечных обществ и ассоциаций. Но уже тогда стало ясно, что в нашем социуме при всей симпатии к общественным движениям середины 1990-х нормальное взаимодействие с органами власти возможно только тогда, когда есть некий административный статус. И когда РБА возглавлял В.Н. Зайцев, директор РНБ, вхожий в любые двери, это была одна ситуация. А когда президентом стал замдиректора, не включённый в административный аппарат, всё стало иначе. Если мы хотим решать вопросы на высоком уровне, то без директоров не обойтись. Разумеется, директор, как наёмный сотрудник, не свободен, но заместитель — ещё более. А на человека вне системы вообще можно не обращать внимания. Конечно, сбор подписей, открытые письма много значат. Но это другая модель отношений; она хороша для политической жизни, а для развития профессиональной деятельности не очень подходит.

— Многие считают, что основная причина в личной и административной зависимости Президента РБА от Минкультуры России и, как следствие, в невозможности высказывать альтернативное мнение.

— Если говорить о моей «несвободе» в качестве директора ГПИБ России и зависимости от Минкультуры России, должен сказать, что не было ни одного случая, когда бы я поступил против своих профессиональных убеждений. Уверен: всегда есть способ решить проблему — переубедить людей, которые тебе что-то предлагают, или найти способ работы в новых условиях, не вредящий делу или минимизирующий потери (как это бывало, когда принимался новый закон, разрушающий сложившуюся систему). Это моя принципиальная позиция. Поэтому пока не вижу такой ситуации, в которой я, как человек «несвободный», не смог бы исполнять обязанности главы РБА. Если такая ситуация возникнет, то мне придётся выбирать. А учитывая тот факт, что я уже нахожусь далеко не на старте своей профессиональной карьеры, выбор будет в пользу профессиональных принципов. Для меня авторитет в отраслевом сообществе гораздо важнее должности.

Е.И. Кузьмин

Политический и профессиональный потенциал РБА ещё довольно высок. Однако сравнивать нас с зарубежными ассоциациями неплодотворно, это всё равно что сравнивать политическую организацию России с западной или восточной. Она такая, какой сформировалась. Есть страны, где ассоциации намного сильнее, и есть такие, где слабее. Американская библиотечная ассоциация (ALA) более зрелая, богатая и потому более авторитетная в своей стране и в мире. Лет 15 назад в американском правительстве мне сказали, что ни одного принципиального решения без консультаций с ALA они не принимают. Нам к этому надо стремиться. Но чужой опыт здесь не помощник. Самим думать надо, глубоко и коллективно. У нас не только РБА зависима от власти; зависимы почти все гражданские институции, действующие в бюджетной сфере. Такова данность. И Минкультуры России в этой ситуации может помогать, дистанцироваться или ставить палки в колёса. Выбор позиции за министерством, которое сейчас не воспринимает даже малейшей критики в свой адрес. Это же смешно и грустно одновременно, когда в контрактах директоров федеральных библиотек прописывается лояльность к учредителю.

РБА создавали мы с В.Н. Зайцевым, в те годы министерство ассоциацию лелеяло и пестовало. Мы знали, что наш долг — поставить её на ноги и взамен получать авторитетную экспертизу. Так и было. Мы тогда и конференции РБА вместе организовывали, и основные общенациональные проекты Минкультуры России поручало РБА, финансировало их через РБА и всячески этому содействовало. Сейчас лидеры сообщества, члены Правления РБА должны проявить коллективную волю, чтобы сделать РБА сильной, по-настоящему независимой от благорасположения Минкультуры. Как минимум нельзя дать угробить РБА, превратить её в придаток этого ведомства. Я думаю, что необходимо в Федеральном законе «О библиотечном деле» прописать полномочия федеральных ассоциаций, зафиксировав головную роль РБА и обязательства государства по отношению к ней.

Последние годы ситуация резко ухудшается. В России отсутствует официально утверждённая концепция (стратегия) развития библиотечного дела, исчезли профессиональные советы, утрачена непосредственная связь с региональными библиотеками, разрушается система курсов повышения квалификации и профессиональной подготовки кадров. По мнению библиотечных экспертов, мы живём в условиях тотального диктата учредителей, теряя в год примерно по 800 общедоступных библиотек. Что, на ваш взгляд, библиотечному сообществу необходимо предпринять с целью более авторитетного позиционирования? Кого привлекать для защиты своих интересов?

М.Д. Афанасьев

Концепцию нам нужно делать самим. Если нет финансовой поддержки, то это гораздо сложнее, но так же реально создать творческий коллектив из трёх — пяти человек, как это в начале 1990-х делал А.В. Соколов, разрабатывая концепцию библиотечного дела для новой политической ситуации. Затем документ нужно обсудить в рамках РБА и предложить властным структурам как готовое направление. Если мы будем ждать, что за нас кто-то что-то инициирует, то ситуация невыигрышная в любом случае.

Хорошо, когда есть согласие между властными структурами и профессиональным сообществом о том, что нужно делать в первую очередь. Было время, когда самые эффективные проекты РБА разрабатывала в сотрудничестве с Минкультуры России. Когда-то ведомство выделяло деньги на разработку RUSMARC, на Национальную программу сохранности фондов, и это становилось важным фактором создания творческих коллективов, распределения ответственности. Сегодня можно говорить о необходимости восстановлении подобных отношений по приоритетным темам. В их числе повышение квалификации, методическая деятельность, мониторинг состояния библиотечного дела.

Е.И. Кузьмин

Вы правильно определили многие симптомы болезни. Можно к этому добавить и другие. Министерство культуры РФ разработало нормативы, позволяющие спокойно ликвидировать в регионах до 30–40% общедоступных библиотек, статистика из рук вон плохо отражает реальное состояние библиотечной сети, жуткое впечатление производят последние поправки в федеральные законы (!), принятые с подачи Минкульта, — по НЭБ и обязательному электронному экземпляру, под колоссальной угрозой Сводный электронный каталог библиотек России, деградируют библиотечная наука и библиотечное образование. Можно долго говорить о том, что из себя представляет НЭБ. Но всё это — отдельные большие темы. Наш видный российский теоретик А.В. Соколов назвал эту болезнь разбиблиотечиванием России. Я с этим диагнозом согласен. Идёт ползучий демонтаж библиотечной системы. Многие библиотеки живут на грани закрытия, их директора — на грани увольнения, а сотрудники — на грани сокращения. Страх по поводу того, что с нами всеми будет завтра, парализует. Так жить нельзя! Так продолжаться не должно! Кого привлекать на защиту? Ответ очевиден. Посмотрите, что происходит сейчас в стране. Вся научная общественность энергично встала на защиту РНБ, против её объединения с РГБ, фактически — поглощения. Молчат в основном работники подведомственных Минкультуры России библиотек. Но надо преодолеть инерцию молчания и самим начать говорить. Число 310 — а именно столько сотрудников РНБ направило Президенту РФ письмо в защиту своей библиотеки — говорит о том, что в людях жива вера в разум и надежда на справедливость. За библиотеки встанут горой миллионы читателей, реальных и потенциальных, надо только с ними научиться говорить! И не робеть!

Четвёртый год практически безуспешно РБА ведёт работу по возврату межбюджетных трансфертов на комплектование. Насколько это направление работы целесообразно и возможно для реализации?

М.Д. Афанасьев

Это не единственный факт, а часть общей идеологической установки о том, что в развитии культуры надо делать ставку на цифровой контент. Это и НЭБ, и поддержка информатизации, и электронный ОЭ. Отмена трансфертов — одно из решений в данной тенденции. Это один из самых проблемных вопросов, им нужно обязательно заниматься. Когда трансферты отменили, я написал Министру культуры РФ об опасных последствиях этого решения и ошибочности представления о том, что бумажная книга уходит, а на смену ей идут электронные издания. Пока убедить кого-либо в том, что нужно сохранять два формата, не рассматривать их как альтернативу, а считать самоценными, не удаётся. Слишком сильно представление об электронном будущем культуры. Вопрос серьёзный, будем пытаться найти решение. С недавнего времени я вошёл в Комиссию при Правительстве РФ по вопросам государственной культурной политики, возглавляемую О.Ю. Голодец. Возможно, здесь удастся поднять этот вопрос и добиться его решения.

Е.И. Кузьмин

Целесообразно. Это даже не надо подвергать сомнению. Насколько это возможно сейчас, не знаю. Надо работать с разных сторон, а не только с позиции РБА. Прежний состав Минкультуры России лет пять пробивал эту возможность в Министерстве финансов РФ. И пробил, и работало — до тех пор, пока В.Р. Мединский от этого в инициативном порядке не отказался. Сколько сейчас потребуется усилий, для того чтобы всё это вернуть назад, не могу сказать.

РБА существует на взносы; бюджеты невелики, средств на многие проекты и на расширение деятельности не хватает. При этом увеличивать взносы бессмысленно. Какие вы видите варианты привлечения дополнительных средств, за исключением спонсорства?

М.Д. Афанасьев

Полагаю, нужно будет вспомнить о том, что мы НКО, а Общественная палата РФ распределяет гранты и на гораздо менее значимые проекты, чем те, которыми занимается РБА. Мы можем претендовать на эти средства и выигрывать гранты на ту деятельность, которую рассматриваем как просветительскую в публичных библиотеках. Это один из важных источников. Плюс к тому следует смелее работать на коммерческой основе. Нам ничто не мешает создавать свои предприятия, бизнес-структуры. В частности, созданная при РБА рабочая группа на основе самоокупаемости может заниматься фандрайзингом и другими бизнес-проектами.

Уже сейчас можно обратить внимание на следующие направления работы:

·         участие РБА в открытом конкурсе по выделению грантов некоммерческим неправительственным организациям;

·         подача заявок на финансирование в федеральные целевые программы, не ограничиваясь ФЦП «Культура России»;

·         активная работа с негосударственными фондами, выделяющими гранты на близкие к деятельности ассоциации цели;

·         организация системы сертификации в библиотечной сфере (библиотечная мебель и оборудование, сохранность библиотечных фондов т.п.);

·         консалтинговая и экспертная работа в области библиотечного дела (помощь организациям в создании и реформировании библиотек, экспертиза частных книжных собраний и т.п.);

·         сотрудничество с коммерческими структурами и др.

Е.И. Кузьмин

Профессиональная ассоциация не может и не должна финансировать общегосударственные проекты государственных библиотек. Требовать этого от неё нельзя, особенно когда бедны её члены. РБА в первую очередь должна вырабатывать философию дальнейшего развития библиотечного дела, обсуждать предлагаемые разработки, одобрять или не одобрять меры, предлагаемые и реализуемые федеральными чиновниками, защищать библиотеки и библиотечную профессию, конкретных библиотекарей от произвола учредителей, недобросовестного безнравственного применения наказаний «по закону», как это произошло с библиографом РНБ Татьяной Шумиловой. Имели ли законное право руководители её уволить? Да, закон им этого не запрещал. Но никакого морального и профессионального права применять в данном случае закон они не имели.

В целях защиты библиотекарей РБА должна разрабатывать поправки к трудовому законодательству. С моей точки зрения, оно мало приспособлено к сфере культуры и вредит её здоровому развитию. Это касается, во-первых, контрактов с директорами, во-вторых — увольнений. Право увольнять работника в мгновение ока, возможно, имеет владелец частного предприятия, если он считает, что нанятый им специалист приносит только вред или от него нет никакой пользы. Это частная собственность владельца, и его предприятие создано им только для того, чтобы приносить прибыль. Но увольнять из государственной библиотеки заслуженного человека, который всю жизнь отдал этой профессии, придравшись к его отсутствию в течение нескольких часов на рабочем месте!.. Администрация государственного учреждения не должна иметь такого права.

При сегодняшних тенденциях и скоростях буквально через несколько лет в России не останется настоящих библиотечных профессионалов, а без них не будет ни великой библиотечной системы, ни великой державы.

Очевидно, что взаимодействие РБА с министерствами и отраслевыми организациями, осуществляющими межведомственные проекты, уже не первый год слабоэффективно. Каким образом вы намерены изменять ситуацию, став президентом ассоциации? Какие акценты, на ваш взгляд, необходимо расставить, чтобы к мнению ассоциации и экспертов действительно прислушивались?

М.Д. Афанасьев

Когда я говорил о специализации и об ответственности вице-президентов и членов Совета и Правления РБА, имел в виду как раз это. Абсолютно убеждён, что в руководстве РБА нужно иметь человека, ответственного за связи с этими организациями. Сложнее с ведомствами. Но шанс на установление контактов тоже есть. Я не вижу проблем в сближении с Роспечатью, здесь даже моих личных связей достаточно. А с Министерством образования и науки РФ, Министерством связи и массовых коммуникаций РФ и другими ведомствами надо будет работать.

Е.И. Кузьмин

В настоящее время взаимодействие РБА со многими властными структурами на хорошем уровне. Только с Минкультуры России — на плохом. Насколько я знаю, В. Фирсов старался и кое-что ему удавалось. Но ведь именно поэтому он и стал врагом этого ведомства, его хотели сместить разными способами, включая создание новой ассоциации и замену в Общественном совете при Минкультуры на Я. Шрайберга. Именно из-за того что Правление РБА с ними не всегда соглашалось, они два года подряд наказывали ассоциацию, урезали финансирование конгрессов РБА, игнорировали их. Это позор и совершенно недопустимый факт, когда РБА приветствуют Президент РФ, Председатель Государственной Думы, спикер Совета Федерации, а от профильного ведомства приветствие подписывает не министр, а его заместитель и никто от них не удосуживается почтить своим присутствием главное библиотечное собрание страны. Этого никакое другое министерство себе не позволяет, а Министерству культуры почему-то это сходит с рук. Минкультуры боится библиотечной общественности, потому что в своей библиотечной части оно вопиюще непрофессионально. Разве не смешно, когда в Общественном совете Минкультуры России заседает директор научно-технической библиотеки (подведомственной Минобрнауки России) и его просят сделать ключевое сообщение, а представителя РБА вообще в совете нет?! Министерство культуры за пять лет так и не поняло, что отвечает не только за восемь федеральных библиотек, но и за положение всей библиотечной отрасли в стране, за библиотечную политику в государстве, а в этой политике роль РБА и весь климат в библиотечном деле — наиважнейшие элементы.

Как оцениваете международное позиционирование РБА? Какие шаги важно предпринять, для того чтобы Россия заняла более достойное место на мировом библиотечном ландшафте? Каковы наши шансы?

М.Д. Афанасьев

Здесь, к сожалению, мы утратили всё, что только можно было. Не знаю, насколько быстро сможем восстановить. На ближайшем конгрессе ИФЛА можно будет встретиться с руководством и поговорить. Но пока я не вижу в РБА человека, подобного Екатерине Юрьевне Гениевой, которому можно поручить международную деятельность. Отчасти это будет обязанность президента.

ИФЛА такая же бюрократическая структура, как и многие другие. Доклады и выступления могут создавать некое общественное мнение на низовом уровне, но заметными становятся люди, которые хотят делать карьеру в ИФЛА. Мало быть просто членом, нужно стремиться стать секретарём, председателем секции, войти в профессиональный комитет. Это первый длинный путь. Второй путь — политический, через Правление ИФЛА, куда входят президент, вице-президенты, а его состав зависит во многом от имиджа той или иной страны. Например, если национальная библиотека поддерживает проекты ИФЛА или если это страна с большими взносами, влиянием в мире и, главное, если она имеет поддержку среди ассоциаций других стран — участников голосования. Традиционно влияние России в ИФЛА опиралось на поддержку библиотечных ассоциаций и библиотек из стран СНГ и Восточной Европы. Пока окончательно не утрачены контакты с коллегами, необходимо активизировать их в первую очередь.

Е.И. Кузьмин

Никакого пристойного позиционирования не осталось. Чтобы вернуться на достойное место, надо всё начинать сначала. Готовить яркие доклады на английском языке, которые зарубежным коллегам будут интересны, пробиваться с ними на заседания секций ИФЛА, основные международные конференции, возобновить массовую практику стажировок в зарубежных библиотеках, приглашать на стажировки к нам, на регулярной основе вести мониторинг тенденций за рубежом, публиковать и обсуждать его результаты. Если всё это делать, то шансы появятся. В библиотечном деле страны надо наводить порядок, чтобы утраченные за последние годы позиции начали возвращаться. Без этого будем и дальше откатываться на периферию. И на этой периферии не будет возникать ничего более умного, кроме как объединять национальные библиотеки, безграмотно (или бесстыдно?!) ссылаясь при этом на якобы существующий зарубежный опыт. Ведь это же просто позор, когда на сайте РБА руководители РНБ и РГБ в качестве оправдания своих (или чужих?) намерений объединить национальные библиотеки ссылаются на прецеденты в Англии, Германии и Дании. Да не было никаких прецедентов! Там было всё совершенно по-другому, диктовалось принципиально иными, действительно вескими причинами, и там всё сделали по уму, иначе и быть не могло. А здесь в основе лежат только бездумие, безответственность и некомпетентность.

Более 20 лет существования РБА её штаб-квартира и секретариат всегда находились в Санкт-Петербурге, в РНБ. Где в случае вашего избрания будет находиться штаб-квартира? Как технически планируете осуществлять эту работу?

М.Д. Афанасьев

С политической и практической точек зрения было бы разумнее сохранить штаб-квартиру в Санкт-Петербурге. Нет какой-то жёсткой привязки к РНБ, но если всё убрать из Питера, то это будет серьёзная потеря для нашей культурной столицы и утрата традиции. Более того, я бы предложил, чтобы один из вице-президентов всегда представлял Санкт-Петербург. Здесь находятся не только национальная библиотека, самый сильный библиотечный вуз, но и одна из лучших моделей взаимодействия региональной власти и библиотечного сообщества. Петербургское библиотечное сообщество сыграло в зарождении библиотечного общественного движения, в создании и развитии общероссийской библиотечной организации решающую роль, и логично, что таким образом статус центра библиотечного демократического движения будет закреплён за Северной столицей.

Е.И. Кузьмин

Надеюсь и даже убеждён, что Александр Вислый, которого я сейчас серьёзно критикую, не выкинет штаб-квартиру РБА из РНБ. Тем более что он сам в 2016 г. просил, чтобы его избрали вице-президентом РБА, и его избрали, поэтому он обязан поддерживать деятельность штаб-квартиры. Хотя мне непонятно, как можно одновременно действовать и в РБА, и в организации, которая заявила, что будет конкурировать с РБА. Я имею в виду ассоциацию «Библиотеки будущего», которую вместе с Я. Шрайбергом создавал А. Вислый, и в ней он тоже вице-президент. Для полноты картины должен добавить, что нас с А. Вислым более 25 лет связывали вполне дружеские отношения и мы не раз друг другу помогали.

Пост Президента РБА — важная, но всё же больше политически-представительская должность; текущую работу формирует окружение кандидата. Кто в вашей команде?

М.Д. Афанасьев

Что касается предвыборной работы, то это мои коллеги из ГПИБ России. Они с пониманием отнеслись к этому процессу и участвуют в нём. Совершено другое дело — повседневная работа. Сегодня в Санкт-Петербурге работает слаженная сильная команда, которой мы должны быть благодарны за её деятельность. Я не вижу необходимости её менять и вносить какие-либо предложения по реформированию. Если буду избран Президентом, то очень рассчитываю на поддержку со стороны действующих сотрудников Исполнительной дирекции РБА.

Е.И. Кузьмин

Категорически не согласен. Президент РБА прежде всего должен работать с библиотеками, вместе с ними выявлять и формулировать общие проблемы, искать и находить консенсус, и только после этого он имеет право ответственно представительствовать, причём не только на политическом уровне, но и прежде всего на профессиональном. Окружение у меня и сейчас потрясающее, а в случае моего избрания к нему добавятся ещё и члены Правления РБА. Лучшего, более профессионального и более преданного библиотекам окружения трудно представить. В этом смысле я абсолютно счастливый человек. Мы ведь и с российскими библиотеками реализуем огромное множество проектов каждый год, и с учёными и политиками 120 стран работаем в рамках главной программы ЮНЕСКО «Информация для всех» и под эгидой Правительства РФ.

Вы известные и признанные специалисты в библиотечном деле, авторитетные эксперты. Каким видите вектор развития библиотек и их сервисов в ближайшие годы?

М.Д. Афанасьев

Я когда-то сформулировал триаду, которая вошла в профессиональный стандарт, утверждённый Минкультуры России. Крупные научные библиотеки и вообще библиотеки с богатыми книжными фондами будут развиваться в сторону музеев. Отношение к печатному слову, по мере того как уходит информационное значение, становится культурно-символическим. Там, где есть такая возможность, это направление будет сочетаться с утилитарным аспектом, т.е. книжный фонд продолжат использовать как источник информации.

Второе направление — библиотека как участник информационных процессов с электронными ресурсами. Это самое сложное: сегодня общество и мы сами ещё не готовы к тому, чтобы воспринимать библиотеку как лоцмана в мире информации. Навигаторами пока являются «Яндекс», Google и т.д.

Самый простой и соблазнительный вектор развития — библиотека как площадка межкультурной коммуникации. Это направление хорошо ровно в той степени, в какой книга как символ культуры его обрамляет. Если вокруг стоят книжные полки, то всё в порядке. Как только издания заменяют обоями с книгами, с библиотекой можно попрощаться.

Е.И. Кузьмин

Поскольку, как Вы выразились, я известный, признанный и авторитетный специалист, то я Вам ответственно говорю: пророчествовать бессмысленно. Пророчеств очень много: от радужных и оптимистических до мрачных и апокалипсических. Через пять лет будет примерно то же, что и сейчас. Но никто не знает, что может произойти через 10 и тем более через 25 лет. Всё меняется очень быстро. Слово «Интернет» четверть века назад мало кто в России слышал. Полагаю, у нас хватит ума и здорового начала сохранить книги не только в качестве предметов роскоши или музейных экспонатов, а продолжить их читать и в бумажном виде, и в электронном. Надеюсь, что мы не начнём обмениваться мыслями и эмоциями через встроенные в нас чипы, а сохраним письменную коммуникацию, письменную культуру и библиотеки как её фундамент. Без этого произойдёт деградация и наступит жестокий тоталитарный каменный век.

Опубликовано в номере апрель 2017

 

Комментарии 

 
#5 viovita@ya.ru 16.04.2017 08:16
В нынешней ситуации, сложившейся и в РБА, и в библиотечном деле России, оптимальной кандидатурой на должность Президента РБА считаю Е.И. Кузьмина. Это борец, человек достаточно гибкий и в то же время принципиальный. Не труслив, не склонен к соглашательству и в то же время наделен дипломатическим и способностями. Умеет сплотить вокруг себя людей и побудить их к совместной работе. Авторитетен, причем не только в библиотечном сообществе. Вхож по во многие кабинеты, что немаловажно, имеет опыт работы на международном уровне. Возможно, в ситуации тиши и безветрия предпочтение можно было бы отдать Михаилу Дмитриевичу, но в ситуации нынешнего российского бурелома спасти положение, наиболее способен. на мой взгляд, Е.И. Кузьмин. Евгений Иванович, победы Вам на выборах!
В.Я. Аскарова, док. филол наук, проф. кафедры библиотечно-информационной деятельности ЧГИКа.
Цитировать
 
 
#4 Наталия Александрова 12.04.2017 14:59
Думаю, что именно Михаил Дмитриевич Афанасьев тот человек, который сможет изменить ситуацию в библиотечном деле к лучшему. Его профессионализм , принципиальност ь, интеллигентност ь, порядочность и высокая культура - залог успеха в его работе.
Цитировать
 
 
#3 Арсен Боровинский 07.04.2017 21:24
Евгений Иванович, касательно вопроса развития: нельзя ведь действовать без некой стратегии развития, реагируя только на текущие проблемы? Все-таки нужны ориентиры, понимание куда идем и куда хотим прийти через 5-10 лет. Или можно?

Если нельзя, то в каких первоочередных направлениях библиотекам следует прилагать усилия для сохранения культуры чтения?
Цитировать
 
 
#2 Арсен Боровинский 07.04.2017 21:09
Михаил Дмитриевич, в качестве основного вектора развития библиотек вы видите развитие информационных ресурсов и конкуренцию с глобальными поставщиками информационных сервисов. А какие конкретно действия следует предпринимать библиотекам различного типа для развития в этом направлении? Какое содействие может оказать РБА по этой теме? Видите ли вы в каком-то виде кооперацию РБА с Российской ассоциацией электронных библиотек?
Цитировать
 
 
#1 Гурам Чачанидзе 06.04.2017 21:49
С господином Евгением Кузьминым, а главное – с его плодотворной деятельностью я давно и хорошо знаком.
Считаю, что Евгений Иванович Кузьмин именно тот человек, который наиболее подходит для Президентского поста РБА.
Избрание господина Евгения Кузьмина на пост Президента РБА будет наилучшим решением! Уверен в том, что Евгений Иванович сможет поднять работу данной организации на качественно новый, мировой уровень!
Guram Chachanidze

Dr. Prof.
Director of the Center for European Education Georgia.
President of the Global of Scientists for Peace (GUSP) for Georgia.
President of the International Academy of Sciences of Informatization of Educational.
A true member of the International Academy of Informatization based on UN.
A true member of the International Academy of Science and Innovation Technologies.

Residence: Tbilisi, Mikeladze str. 20, Georgia.
tel. +995 599578616. mail: guramchachanidz
Цитировать
 



rukontekst-11
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

WebBann2015-03

 

WebBann2015-04

 

 WebBann2015-10

 

WebBann2016-06

 

WebBann2015-05

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.