Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Отраслевое законодательство и правовое регулирование: на очередном витке реформ. Ч.2
04.11.2015 17:15

Продолжая дискуссию о правовом регулировании книжной отрасли, следует отметить актуальность проблемы сохранения культурного наследия, выраженного в текстовой форме. На решение этой задачи направлено реформирование законодательства об обязательном экземпляре (ОЭ), подразумевающее введение электронных ОЭ. Однако пока не найдены ответы на ряд вопросов, связанных с количеством предоставляемых экземпляров и соответственно библиотек – получателей ОЭ, с технологией и форматами электронных ОЭ, охраной произведений от незаконного копирования и распространения в веб-среде.

ob-exemplyar1Не менее острым стало обсуждение последних поправок в Федеральный закон №44-ФЗ и отдельных аспектов правоприменения Федеральной контрактной системы, нормативно-правового обеспечения формирования библиотечных фондов и агрегации издательского контента[1].


1. Дискуссии состоялись в рамках отраслевой конференции «Законодательные инициативы и правовое регулирование российского издательского дела и книгораспространения», проходившей 2–3 сентября в рамках ХХVIII ММКВЯ. Организатором мероприятия выступил информационно-аналитический журнал «Университетская КНИГА» при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.


Окончание. Начало в предыдущем номере

Внимание! Пока верстался номер, стало известно, что 21 октября законопроект «Об обязательном экземпляре документов» был одобрен Государственной Думой в первом чтении. У отраслевого сообщества есть возможность подать свои замечания и поправки к этому документу в течение 30 дней – до 21 ноября 2015 г


Обязательный экземпляр

Директор филиала ИТАР-ТАСС «Российская книжная палата» Елена Ногина напомнила, что Федеральному закону «Об обязательном экземпляре» уже более 20 лет. За это время сформировалась стабильная система, причём не самая плохая, закон работает, а издательская дисциплина постепенно улучшается. Разумеется, развитие рынка и появление новых форматов требуют обновления и законодательства, и системы в целом. Не один год в профильных ведомствах собирались рабочие группы по этому вопросу, но выработать консолидированное мнение не удалось. На фоне этих дискуссий появился новый проект изменений системы ОЭ — его внесло Минкультуры России, нивелировав все результаты деятельности рабочих групп. В проекте предлагается сократить количество бумажных ОЭ с 16 до 9 и ввести электронную копию печатного издания на материальном носителе, получателем которой определена Российская государственная библиотека.

Несмотря на то что все без исключения участники системы ОЭ: авторы, издатели, библиотекари, агрегаторы — не поддержали формулировки законопроекта, он был одобрен Правительством РФ и в мае 2015 г. передан в Государственную Думу. Его рассмотрение планируется в ноябре в рамках осенней сессии.

Документ вызвал массовый протест издателей, которые опасаются за сохранность своих книг: ставятся под сомнение целесообразность введения электронного обязательного экземпляра (ЭОЭ) на материальном носителе и назначение его получателем РГБ. Безопасность здесь действительно очень условная, потому что функция библиотеки, легально получившей ОЭ произведения, заключается не в хранении, а как раз в обратном — в его распространении.

По мнению руководителя РКП, закон должен меняться, но совершенно в ином направлении. Во-первых, необходимо уточнить понятийный аппарат. Так, в законе речь должна идти не о документе, а об издании — документе, прошедшем редакционно-издательскую обработку. Во-вторых, издание в печатном или электронном виде, на материальном носителе или сетевое должно поступать в РКП и проходить государственную регистрацию, библиографический, статистический учёт. Каталогизированное издание пополняет банк данных. Именно такой порядок позволит вести более точный статистический учёт данных об отечественном книгоиздании.

 MG 1486

По словам начальника отдела книжных выставок и пропаганды чтения Роспечати Александра Воропаева, ведомство поддерживает позицию РКП и считает, что нельзя разделять поток печатных и электронных ОЭ.

— Даже если будет принят вариант Минкультуры России, мы за то, чтобы электронная версия печатного издания также поступала в РКП. Очень показательно, что в первом полугодии 2014 г., после принятия «памятного» закона от 9 декабря 2013 г. о ликвидации РКП, статистика продемонстрировала резкое сокращение числа изданий. Одной из причин было то, что издатели не понимали, куда присылать ОЭ. Реформирование работающей системы обычно приводит к негативным последствиям, а разговоры по поводу изменений в законе способствуют злоупотреблениям: помимо того что издания не доходят до РКП, многие издатели перестают правильно оформлять титульный лист, не указывают год выпуска, тираж. В результате отрасль получает искажённые данные. Также Роспечать выступает против резкого сокращения числа получателей печатных изданий.

Точку зрения РКП поддерживает и Ассоциация книгоиздателей России. По оценке юриста АСКИ Елены Галустян, законопроект Минкультуры России не проработан с издательским сообществом. Закон в этой редакции будет вступать в конфликт с ГК РФ. С явным нарушением авторских прав он обяжет издателей предоставлять электронные экземпляры. Однако у некоторых издателей даже по текущим договорам нет прав на изготовление книжного экземпляра в электронной форме. Как следует из п. 1 ч. 2 ст. 1270, при отсутствии разрешения правообладателя на воспроизведение в электронной форме издатель не может изготовить даже копию бумажного издания. Для того чтобы сделать электронную копию, нужен хотя бы один экземпляр произведения в электронной форме. И если с отечественными правообладателями теоретически возможно договориться, хотя и они попросят заплатить, то с зарубежными это нереально. «Закон нас обязывает делать электронную копию, но, если автор не согласится, мы его заставить не сможем. Такой закон вступает в противоречие с Бернской конвенцией, и мы можем лишиться права печатать иностранную литературу. Законодатели должны услышать мнение издателей и вернуть проект на доработку», — завершила своё выступление эксперт.

Поддержал коллегу исполнительный директор Ассоциации по защите авторских прав в Интернете Максим Рябыко. Обязательный экземпляр — это всегда договор между издателем и государством: у государства есть интересы по систематизации и накоплению общественного достояния, у издателей — свои бизнес-интересы по информированию публики и продвижению новинок. На стыке и родился ОЭ. В версии, которую предлагает Минкультуры России, соотношение этих интересов приобрело определённый перекос. По сути, у многих издателей электронного экземпляра нет, они не получают лицензию на э-книги. А их принуждают изготовить электронную копию, т.е. совершить противоправное действие. Как следствие, большинство контрактов окажется под угрозой. Иностранных правообладателей не интересует позиция нашего государства, поэтому российские издатели, которые не захотят пойти на нарушение закона, вынуждены будут получить соответствующую лицензию, прилично за неё заплатив. Это дополнительная нагрузка на бизнес, и очень серьёзная.

Второй вопрос — общественное благо. Система предусматривает обязательное сохранение бумажных носителей. Это, безусловно, важно, но передача электронных экземпляров в библиотеки приведёт к тому, что за счёт издателей они будут укомплектованы всем ассортиментом книжной продукции. И тогда возникнет логичный вопрос: зачем нужны сами библиотеки с их зданиями, собственностью, земельными участками, персоналом, если всё есть в электронном виде, доступно и бесплатно?

По мнению эксперта, необходимо вернуться к понятию «электронное издание». И только в том случае, когда у издателя есть лицензия, он сможет передавать электронный обязательный экземпляр в фонд хранения, причём только в РКП.

 MG 1489

К сожалению, в процессе многолетних дискуссий эксперты стали смешивать понятия «хранение ОЭ» и «использование ОЭ». Никакого использования ОЭ быть не может, экземпляр должен предназначаться только для хранения, убеждён руководитель проекта «Консультант студента», Генеральный директор компании «Политехресурс» Антон Молчанов.

— Совершенно правильно, что хранить его нужно не только в Москве, но и в Сибири, и на Дальнем Востоке, поскольку географический фактор в этом случае крайне важен. А использование ОЭ противоречит всем российским и международным законам. Издатели готовы дать электронный ОЭ при абсолютной гарантии его сохранности и нераспространения.

На сегодняшний день не существует стандарта электронного издания, непонятно, что им является. На рынке появилось огромное количество э-изданий, которые не только не переводятся в печатный формат (видео-, аудио-, интерактивные книги и др.), но и не работают без определённого ПО. Даже переданные как ОЭ в виде файлов, они не откроются без подключения мобильного приложения или программы, которыми владеет издатель, но он их никому никогда не передаст. Поэтому хранение таких изданий — совершенно бессмысленная задача. Нужно категорически запретить любое использование электронных ОЭ, а количество печатных сокращать пока не стоит, — уверен А. Молчанов.

Реальность такова, что в сегменте учебников для высшей школы среднегодовой тираж составляет 250 экз. Тому есть объективные причины: сократилось количество вузов и студентов, уменьшились бюджеты, расширилась вариативность дисциплин.

— Издательства переходят на технологию печати по требованию, понятие тиража исчезает, — объяснил ситуацию директор издательства «Юрайт» Сергей Дарий. — Мы полностью готовим книгу, присваиваем ISBN и печатаем 10 экземпляров, которые попадают на полки крупных магазинов. На сайты интернет-магазинов, библиотекам рассылается информация о выходе новинки. Если книга востребована, допечатываем по 10–20 экземпляров. При таком тираже отправить в РКП три-четыре экземпляра, не говоря уже о 16, довольно накладно. А если в РГБ через виртуальные читальные залы книга будет доступна всем в цифровом виде, зачем это вообще нужно? Какая у издателя мотивация к тому, чтобы передать ОЭ в РГБ? Для нас, издателей, нет альтернативы хранению электронных экземпляров в РКП.

Книга сегодня — это изменяющийся продукт: она может быть представлена в электронном, бумажном, гибридном виде. Поначалу делались попытки упорядочить этот поток. Когда появились электронные издания на материальных носителях, их стал учитывать «Информрегистр», но проблема не была решена. Как только возникли сетевые издания, система оказалась полностью разрушена. Сейчас необходим формат единого регистрационного окна, при этом нельзя допустить смешивания регистрирующих функций с библиотечными, распространительскими, считает Генеральный директор «Директ-медиа» Константин Костюк. Главная ценность ОЭ в том, что он позволяет вести статистический сбор информации, контроль за информационными потоками. Современные издатели выпускают десятки тысяч наименований книг в год по технологии print-on-demand. Статистики по этому сегменту в России нет вообще, тогда как в США учёт таких изданий в разы увеличил книжный поток, сформировался рынок агрегаторов самиздата, функционирующего только в электронном виде. «К сожалению, российская практика такова, что мы имеем контроль только над одним сегментом рынка, но и его в ближайшее время можем потерять с подобными законопроектами», — резюмировал эксперт.

Позиция РБА, а значит библиотечного сообщества, была внятно высказана ещё два с половиной года назад. Нельзя отделять электронный поток от печатного, рушить уникальную систему реферирования, потому что кроме России она есть только в США и Китае. Позиция книготоргового, библиотечного, издательского сообществ в этом вопросе едина, подчеркнула руководитель Секции по формированию фондов РБА Татьяна Петрусенко.

В завершение дискуссии прозвучала идея: воспользоваться сервисами интернет-инициативы и к ноябрю текущего года собрать 100 тыс. голосов против внесённого в Государственную Думу законопроекта.

 MG 1677

Федеральная контрактная система

Федеральный закон № 44-ФЗ претерпел уже 11 редакций и сейчас действует в редакции от 6 апреля 2015 г. Наиболее значительные изменения были приняты федеральными законами от 4 июня 2014 г. № 140-ФЗ и от 31 декабря 2014 г. № 498-ФЗ.

Напомним, что ФЗ-140 были внесены поправки, которые освободили проведение закупок на суммы до 100 тыс. и до 400 тыс. рублей (п. 1, 4, 5 ч. 1 ст. 93) от ряда требований: предоставления документального отчёта с обоснованием закупки у единственного поставщика, а также расчёта и обоснования начальной (максимальной) цены контракта (НМЦК), необходимости проведения внешней экспертизы и привлечения внешних экспертов.

Появилась возможность оплаты по счёту, чеку, квитанции (ч. 15 ст. 34) при заключении договоров на суммы до 100 тыс. и до 400 тыс. рублей (п. 4, 5 ч. 1 ст. 93). При этом контракт может быть заключён в любой форме, предусмотренной ГК РФ. В качестве договора могут рассматриваться счёт, чек, квитанция. Это означает, что комплектаторы имеют законное право покупать книги и другие документы по счетам в книжных магазинах, издательствах, книготорговых и иных фирмах, брать деньги под отчёт для осуществления оперативных закупок, в том числе на книжных ярмарках, и отчитываться чеками, квитанциями.

В соответствии с ФЗ-140 при проведении закупок на сумму до 100 тыс. рублей (п. 4 ч. 1 ст. 93) заказчику предоставляется право выбора одного из двух вариантов — годовой объём закупок не должен превышать: 1) 2 млн рублей; 2) 5% совокупного годового объёма закупок, но не более чем 50 млн рублей.

В связи с вопросами о возможности применения библиотеками образовательных учреждений, не имеющих самостоятельного юридического лица, права закупки до 400 тыс. рублей, следует обратить внимание на то, что в общем тексте п. 5 ч. 1 ст. 93 Федерального закона наряду с библиотеками указаны образовательные организации. Статус образовательного учреждения определяется в соответствии с Классификатором информационных ресурсов сферы образования Министерства образования и науки РФ (http://doc.unicor.ru/classifiers/classifiers-GOU_Class_review.htm).

Таким образом, библиотеки могут осуществлять закупки на сумму до 400 тыс. рублей в рамках закупочной деятельности образовательного учреждения.

К сожалению, заказчики по-прежнему должны представлять документальный отчёт с обоснованием закупки у ЕП и расчёт НМЦК при осуществлении закупок по исключительным правам у издателей и правообладателей (п. 14 ч. 1 ст. 93). РБА ещё в сентябре 2014 г. обратилась в Департамент развития контрактных отношений Минэкономразвития России с инициативой соответствующих поправок в п. 14 ч. 1 ст. 93, однако они до сих пор не внесены.

Среди наиболее важных изменений, внесённых ФЗ-498, следует выделить следующие:

— перенесены сроки вступления в силу положений Закона о планировании закупок (ст. 16), составлении планов закупок (ст. 18) и планов-графиков закупок (ст. 21). Данные нормы должны были вступить в силу с 1 января 2015 г. Начало их действия перенесено на 1 января 2016 г.

— отменена необходимость согласовывать с ФАС заключение контракта с единственным поставщиком по итогам несостоявшихся электронных аукционов (п. 25 ч. 1 ст. 93 ФЗ-44).

Аукционной комиссии теперь предоставляется право отстранять участника от участия в электронном аукционе на любом этапе его проведения в случае установления недостоверности информации, содержащейся в представленных документах (п. 6.1 ст. 66). Данная норма действует даже в том случае, если заказчик заявку данного участника сначала одобрил и признал его победителем.

С января 2016 г. (ч. 2 ст. 114) планируется разместить в Единой информационной системе (ЕИС) информацию о складывающихся на товарных рынках ценах товаров, работ, услуг, запросах цен, о планировании закупок и планах закупок, обосновании, нормировании закупок и др.

С января 2017 г. планируется ввести в действие положения ч. 3 ст. 114, в частности включать в ЕИС информацию о планах закупок, планах-графиках и их реализации, об обсуждении закупок, об обеспечении контроля за соответствием размещённой в ЕИС информации запланированным и проведённым закупкам.

Таким образом, с января 2017 г. вся информация о закупках от этапа планирования до хода реализации и оценки эффективности закупок должна быть включена в ЕИС и доступна.

ФЗ-498 предусмотрел введение антикризисных мер в условиях экономической нестабильности. В его развитие Правительством РФ приняты постановления № 196, 198, 199, действие которых ограничивается 2015 г.

В числе последних документов, регулирующих ФКС, Федеральный закон от 13 июля 2015 г. № 227-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд"»*, который вступил в силу с 13 августа 2015 г. Согласно ФЗ-227, библиотеки и образовательные учреждения получили новые права на закупку зарубежных баз данных.

*Источники публикации: официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru. – Дата обращения: 13.07.2015;

Российская газета. – 2015. – 15 июля. – № 153. «Собрание законодательства РФ». – 2015. – 20 июля – № 29 (ч. I, ст. 4353). Вступил в силу с 13 августа 2015 г.

Перечень случаев, при которых закупка может производиться заказчиком у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя), дополнен закупками государственными и муниципальными библиотеками, организациями, осуществляющими образовательную деятельность, государственными и муниципальными научными организациями услуг по предоставлению права на доступ к информации, содержащейся в документальных, документографических, реферативных, полнотекстовых зарубежных базах данных и специализированных базах данных международных индексов научного цитирования у операторов указанных баз данных, включённых в перечень, утверждаемый Правительством РФ, а также у национальных и федеральных библиотек, имеющих научную специализацию.

Соответствующие изменения внесены в п. 44 и 45 ч. 1 ст. 93 «Осуществление закупки у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя)»:

44) закупка государственными и муниципальными библиотеками, организациями, осуществляющими образовательную деятельность, государственными и муниципальными научными организациями услуг по предоставлению права на доступ к информации, содержащейся в документальных, документографических, реферативных, полнотекстовых зарубежных базах данных и специализированных базах данных международных индексов научного цитирования у операторов указанных баз данных, включённых в перечень, утверждаемый Правительством РФ;

45) закупка государственными и муниципальными библиотеками, организациями, осуществляющими образовательную деятельность, государственными и муниципальными научными организациями услуг по предоставлению права на доступ к информации, содержащейся в документальных, документографических, реферативных, полнотекстовых зарубежных базах данных и специализированных базах данных международных индексов научного цитирования у национальных библиотек и федеральных библиотек, имеющих научную специализацию. При этом цена такого контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), определяется в соответствии с порядком, установленным Правительством РФ.

Соответствующие изменения по осуществлению закупок по п. 44, 45 ч. 1 ст. 93 внесены также в ч. 3 и 4 ст. 93, ч. 15 ст. 34, ч. 1 ст. 103.

На закупки по п. 44 и 45 ч. 1 ст. 93 не распространяются требования о представлении документально оформленного отчёта о невозможности или нецелесообразности использования иных способов определения поставщика (ч. 3 ст. 93), расчёта и обоснования цены контракта (ч. 4 ст. 93).

При этом контракт может быть заключён в любой форме, предусмотренной Гражданским кодексом Российской Федерации для совершения сделок (ч. 15 ст. 34).

В соответствии с ч. 2 ст. 96 заказчик вправе, но не обязан устанавливать обеспечение исполнения контракта по закупкам, заключённого в соответствии с п. 44, 45 ч. 1.

Информация о контрактах, заключённых в соответствии с п. 44 и 45 ч. 1 ст. 93, не включается в реестр контрактов (ч. 1 ст. 103).

Таким образом, закупка зарубежных баз данных для библиотек существенно упростилась. Они могут быть приобретены без конкурсных процедур по ст. 93, без необходимости представления документального отчёта, расчёта НМЦК, установления обеспечения исполнения контракта. Контракт может быть заключён в любой форме, предусмотренной ГК РФ (в том числе по счетам, на ярмарках и т.д.).

Единственным ограничением будет утверждаемый Правительством РФ перечень операторов, который в настоящее время находится в стадии подготовки.

Опубликовано в номере ноябрь 2015

Фотоотчёт о прошедшей конференции можно посмотреть в нашей рубрике Фотоальбом

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.