Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


У опасной черты: НЭБ vs инициативы «Сколково». Ч. 1
22.10.2018 09:19

На протяжении полугода ситуация с Национальной электронной библиотекой (НЭБ) постепенно менялась. Состоялось несколько рабочих встреч и открытых заседаний, на которых представители Российского книжного союза (РКС) высказывали свои опасения относительно нового порядка функционирования НЭБ, наполнения и использования её объектов, связанных с исполнением Указания Президента РФ № Пр-294.

NEB-bigРабота по утверждению ключевых позиций нового положения и методики отбора объектов велась совместно с представителями Администрации Президента РФ, Министерства культуры РФ, национальных библиотек и профессиональных ассоциаций.

Подвести итоги, обсудить перспективы и оценить потенциал и риски новых законодательных инициатив было предложено отраслевым экспертам в рамках рабочей встречи и конференции на площадке XXXI ММКВЯ*.

НЭБ: ДОСТИГНУТЫЕ ДОГОВОРЁННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ


* Мероприятия были инициированы журналом «Университетская КНИГА» и состоялись 5 сентября в рамках рабочей встречи «Взаимодействие издательского сообщества и НЭБ» и 6 сентября на отраслевой конференции «Законодательные инициативы и правовое регулирование российского книгоиздания» при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и Российского книжного союза.

НЭБ И ПРАВООБЛАДАТЕЛИ

Елена БЕЙЛИНА, главный редактор журнала «Университетская КНИГА», руководитель Комитета по совершенствованию законодательства и правовому регулированию РКС

Судя по всему, наметился конструктивный диалог; его удалось установить не только с представителями власти, но и с издателями, поскольку у каждого из них своё видение, что обусловлено спецификой контента. Кроме того, следует отметить, что текущая версия Положения о НЭБ — уже вполне грамотно подготовленный документ, написанный понятным языком и учитывающий многие аспекты, защищающие авторов и правообладателей. Мы наметили базовые принципы, которые облегчат не только отбор контента, но и заключение договоров.

Наиболее серьёзной проблемой было понимание того, что является включением объекта в НЭБ и его использованием. На сегодняшний день в Положении о НЭБ этот момент чётко зафиксирован, а понятия «хранение» и «использование» разделены. На вечное хранение в НЭБ попадают все объекты, которые поступают в РГБ в качестве электронного обязательного экземпляра (ЭОЭ), и никакой доступ к этим объектам не осуществляется. Любое использование предполагается исключительно после отбора произведений экспертами и заключения лицензионных договоров с авторами и правообладателями.

Не менее сложным оказался вопрос о порядке расчётов за использованный контент. На данный момент предполагается два основных вида монетизации. Издатели, выпускающие художественную литературу, предложили следующий формат: до 25% от начала произведения читатель получает бесплатно, а всё, что свыше, станет оплачиваться либо государством за счёт бюджетов, ежегодно выделяемых на НЭБ, либо самими читателями, которые желают прочитать книгу удалённо. В отношении издателей научной и учебной литературы, которых подобный формат расчётов не устраивал, было принято решение, что использование их произведений будет оплачиваться постранично, пропорционально заявленной в договоре сумме. Нередко из учебника требуется глава, страница или абзац, и постраничная оплата представляется справедливой. Также была предложена возможность бесплатного ознакомительного предпросмотра издания (сюда входят обложка, аннотация, оглавление, введение).

Достигнута договорённость о том, что издатели будут включены в рабочие группы. Им предоставят возможность проведения аудита НЭБ. Эти предложения были поддержаны Минкультуры России и Администрацией Президента РФ.

Ещё один важный вопрос — оценка эффективности НЭБ. Что будет являться эффективным для издателей? Представители правообладателей должны быть включены в группу экспертов, которые будут рекомендовать книги, поэтому необходимо обсудить методики и критерии отбора контента.

Спорная тема — расширение доступа к ЭОЭ. Весной Минкультуры России подготовило изменения в Федеральный закон «О библиотечном деле», в соответствии с которыми предлагалось расширить доступ к ЭОЭ на все библиотеки — получатели традиционного обязательного экземпляра. Издательское сообщество высказалось против, заявив об этом в Минкультуры России и в Администрацию Президента РФ. Никакие изменения в законодательство не должны вноситься как минимум до принятия Положения о НЭБ и методики отбора объектов.

u-opasnoy-cherty-1

Михаил РОДИОНОВ, заместитель генерального директора РГБ по НЭБ

Действительно, мы пришли к единому мнению, что с точки зрения дальнейшего развития и функционирования НЭБ никаких изменений в существующее законодательство (ФЗ-77, ФЗ-78, ГК РФ) вносить не требуется. Сейчас любая законодательная инициатива отодвинет нас на несколько месяцев назад. Уже прошло два года, но до сих пор не приняты ни Положение о НЭБ, ни методика отбора объектов. Затягивать дальше нельзя.

Коснусь темы экспертного отбора. Мы хотим использовать опыт коллег из БЕН РАН: методологию, двухступенчатый отбор. По формальным признакам предполагается отсеивать книги по заранее оговорённому профилю, применяя библиотечные технологии. На первом этапе оператор уберёт все повторы, не относящиеся к профилю НЭБ издания, и экспертные советы будут получать гораздо меньший поток книг. Если говорить о БЕН РАН, то 90% работы фактически делает головная организация и лишь 10% — эксперты. Учитывая, что эксперты знают авторов, эта работа не должна занимать много времени. В дальнейшем нам предстоит заключать договоры с издателями, это большая юридическая работа. Будет создаваться публичный реестр таких договоров. Издатели должны знать, что мы соблюдаем их права, авторы будут понимать, как используются их произведения.

Когда мы говорим о критериях эффективности, важно понять, что государственные средства используются рационально и цель НЭБ — улучшение доступа населения к качественным знаниям — выполняется. Посещаемость сайта будет измеряться без нашего участия, автоматически. Сложность в оценке того, прочитали ли люди книги. Здесь нам как оператору и библиотечному сообществу придётся привлекать пользователей и популяризировать контент НЭБ разными способами. Мы уже сейчас работаем над совместными проектами, выходя за рамки цифровых технологий. Это образовательные, культурные инициативы, т.е. использование контента НЭБ в офлайновых мероприятиях.

Есть методика оценки экономической значимости, над которой мы работаем по результатам социологических опросов. Будем признательны за любые идеи, потому что показатели эффективности важны. Государство видит необходимость в том, чтобы доводить до граждан последние достижения науки, но как оценить, что они до них дошли и будут применяться? Это непростая задача.

Что касается защиты контента, то разрабатывается механизм общественного аудита. Это значит, что будет сформирована комиссия и заинтересованные правообладатели смогут лично удостовериться в его эффективности. Кроме того, в Положении есть отдельный пункт по требованиям к защите данных, которые содержатся в государственной информационной системе НЭБ. Все технические задания будут составляться с учётом требований соответствующего законодательства.

Уточню по поводу монетизации. Изначально в п. 181 Федерального закона «О библиотечном деле» предусмотрена возможность предоставлять объекты НЭБ пользователям за плату. В НЭБ присутствует контент, как охраняемый авторским правом, так и не охраняемый. Последний доступен всем и везде. Если же он охраняется, то модель ветвится: платит либо государство, либо пользователь, который в любом месте, где есть Интернет, может получить доступ к объектам НЭБ. Наша задача — всеми возможными способами предоставить доступ к актуальному и проверенному контенту. НЭБ не превращается в интернет-магазин: мы всё равно отбираем контент, но если государственные условия не устраивают правообладателя, то переходим на простую коммерческую модель взаимоотношений.

Максим РЯБЫКО, Генеральный директор АЗАПИ

На мой взгляд, не совсем правильно ориентироваться на НЭБ как на площадку для продажи контента: там будет много произведений в свободном доступе или тех, к которым доступ будет предоставляться за государственный счёт. Самый сложный момент — определить эффективность НЭБ, которая, с точки зрения издателей, кроется в монетизации, а с позиции оператора НЭБ цель более глобальная, и здесь критерии — трафик, безопасность и т.п.

Что касается необходимости внесения поправок, моё мнение заключается в следующем. Необходимо прежде всего увидеть дорожную карту и Положение о НЭБ, т.е. сверстать понятную модель. Только после этого следует анализировать, какие нормативные акты исправлять и нужно ли это делать. Любое юридическое лицо, получая объект, охраняемый авторским правом, должно соблюдать действующее законодательство. С одной стороны, есть Федеральный закон «О библиотечном деле», с другой — ГК РФ. РГБ можно определять как библиотеку или как оператора НЭБ. Режим охраны следует устанавливать, имея в виду обе точки зрения. Если РГБ действует как оператор, то это не библиотечный фонд. А если как библиотека, то функция оператора вторична. Существуют нюансы, которые следует уточнять только после того, как мы определим общую схему.

Александр НИКИФОРОВ, директор издательства «Лань»

На мой взгляд, НЭБ, последние несколько лет представлявшая для нас потенциальную угрозу, перестала таковой являться. В Положении чётко зафиксировано, что любое использование документов будет осуществляться по соглашению с издателями. Те рабочие встречи, которые проводились, проходили в достаточно конструктивном ключе, на них обсуждались в том числе и такие вопросы, как процентный подход к начислению правообладателю денег за использование книги в НЭБ. Здесь нас услышали, и очевидно, что появятся две основные модели. К сожалению, в Положении нет позиции о том, что участниками НЭБ являются правообладатели. В их число входят библиотеки, эксперты. У участников есть возможность как-то взаимодействовать с НЭБ, иметь личные кабинеты и т.д. Мы пока этого лишены. Нюансов будет ещё достаточно много: в плане отбора, ценообразования, отслеживания статистики и т.п. Но то, что всё будет согласовываться с правообладателями, является важнейшим достижением.

Елена БЕЙЛИНА

Что касается статуса участников, то он зафиксирован в законе, а его менять пока никто не готов. В данном случае авторов и правообладателей решено называть лицензиатами. Это понятие должно войти в Положение, как и дополнительные нормы о том, что лицензиаты имеют личные кабинеты, могут отслеживать биллинг, статистику, участвовать в отборе и т.п. То есть все возможности, которые раньше были доступны только участникам, применимы и для лицензиатов.

u-opasnoy-cherty-2

НЭБ И БИБЛИОТЕКИ

Вадим ДУДА, Генеральный директор РГБ

Сегодня существует много трактовок, интерпретаций НЭБ, взглядов на неё. В течение месяца Минкультуры России получило несколько писем от различных подразделений РГБ с абсолютно разными позициями. Даже внутри РГБ есть недопонимание, что такое НЭБ. Достаточно долгое время это была система, при которой каким-то образом отбирали 10% книг, покупали их, а превалирующей моделью доступа была сеть виртуальных читальных залов (ВЧЗ), размещённых в библиотеках. Общее видение, в какую сторону НЭБ должна двигаться, звучит примерно так. Нужно, чтобы НЭБ получила 100% электронного ОЭ. Но это только для обеспечения хранения контента. Доступ должен осуществляться в строгом соответствии с существующими законами, т.е. на основе лицензионных договоров. Но типов доступа должно быть несколько больше. Это может быть доступ с оплатой за факт использования. Основные изменения в Положении именно в этом: разделили понятия хранения и доступа и описали некоторые модели доступа.

Методика отбора при таком подходе тоже серьёзно меняется. Нужно выбрать не просто то, что должно попасть в НЭБ, но то, что попадёт в определённую модель доступа, особенно если речь идёт о бюджетных средствах. Возникают нюансы: Минфин России резко против того, что мы платим за доступ: нужно менять отраслевой список услуг и т.п.

Мы договорились о том, что сейчас готовится внутренняя дорожная карта. Для начала мы должны проанализировать, какие функции будет выполнять оператор в соответствии с принятым федеральным законом и как в этом участвуют подразделения РГБ. Всё это пронизано духом Указания Президента РФ.

Михаил АФАНАСЬЕВ, Президент РБА, директор ГПИБ России

Смысл деятельности библиотеки — сделать так, чтобы информация была доступной. Поэтому любая инициатива, любой механизм, предполагающий расширение доступа, для библиотечного профессионального сознания — плюс.

В отношении НЭБ мы прошли два этапа. Первый — когда эта идея, инициированная сверху, воспринималась как фантом, чуждый всем сферам. Библиотекам он был чужд, потому что с самого начала идея не опиралась на профессиональное видение того, как должна работать информационная система такого рода. Для библиотекаря очевидно, что нужно начинать с создания поисковой системы, а потом наполнять её контентом, а не наоборот. Появилась некая нагрузка на библиотеки, смысл которой был не очень понятен. Для издателей, поскольку модель была государственной, это стало дополнительным налогом. Именно это рождало сопротивление и проблемы. Сегодня я проект принимаю, потому что введено принципиально новое структурирование доступа. Тем самым снимаются многие проблемы и появляются перспективы для библиотек использовать контент.

По одной из моделей мы создаём электронный депозитарий и его используем, другой подход — это некая ноосфера, качественный контент, степень доступности которого разная. Мне ближе второй подход, и библиотечная сфера приветствует его развитие. У меня нет ощущения конкуренции: если есть всеобщий доступ к изданиям, то моя библиотека от этого пострадает.

Сегодня становится актуальным узконаправленный поиск контента. Попытка создать контент для кого-то специально — это не очень корректный способ выйти из положения, когда нет нормального поискового механизма. Если НЭБ позиционируется как вся литература: научная, просветительская и т.д., то поиск будет идти по конкретным названиям. Библиотека на месте обеспечивает корректность контентного поиска, а все попытки коллекционного подбора только осложняют ситуацию. Экспертной оценки, я считаю, достаточно.

Ирина ЭЙДЕМИЛЛЕР, председатель секции по формированию фондов РБА

Сейчас у муниципальных библиотек очень сложная ситуация с комплектованием. Финансирование сократилось по сравнению с 2010 г. в два раза — с 6% от общего объёма выделяемых на библиотеки средств до 3%. Одновременно с этим стоимость книг растёт. Если посчитать среднюю цену новых поступлений библиотек, то, по данным ГИВЦ, она получается равной 75 рублям. Среднерыночная цена книги в 2017 г. составляла 266,36 рубля, а на самом деле в региональных книжных магазинах 30% книг стоили до 300 рублей, 23% — от 301 до 500, 22% — от 501 до 1 тыс., 7% — от 1001 до 1,5 тыс., 14% — свыше 1501. В среднем в муниципальную библиотеку поступает 400 книг в год, а в сельскую — 200 книг. Фактически библиотеки могут закупить не более 80 новых книг в год. Остальное — это дары и пожертвования, которые стали составлять от 60 до 80% поступлений. Всё это — следствие того, что Минкультуры России практически отказалось от межбюджетных трансфертов на комплектование книжных фондов. Если в 2014–2015 гг. наблюдался некоторый рост новых поступлений, то в настоящее время трансферты сокращены до 40 млн рублей и до библиотек доходят совсем уж смешные суммы. Местные власти заявляют, что всё есть в НЭБ и комплектовать фонд печатными книгами не нужно. Приведу типичный пример: Великолукская центральная городская библиотека, которой исполнилось 205 лет, получила федеральные трансферты на комплектование в размере 14 тыс. рублей. Каждому филиалу дали по 1 тыс. рублей, чтобы они ни в чём себе не отказывали. Всё, что они могут купить, — книга из серии «Библиотека школьника» за 100 рублей.

Читатели приходят в библиотеку прежде всего за печатной книгой. Статистика показывает, что 99% книговыдачи — это печатные издания и только сотые доли процента — электронные документы, в том числе доступные через виртуальные читальные залы. По данным за 2017 год, книговыдача в муниципальных библиотеках через ВЧЗ составила 0,03% (в среднем на библиотеку шесть книг в год), а в сельских — 0,01% (в среднем одна книга в год). Наряду с этим в муниципальные библиотеки поступает Православная энциклопедия, причём её экземплярность не сокращается. Необходимо вернуть трансферты на комплектование печатной книгой. Регионы, стремясь выполнять поручение Президента РФ о повышении заработной платы, настолько сократили расходы, в том числе на комплектование, что сами просто не справляются с ситуацией.

Что касается НЭБ, к ней подключены 3 тыс. муниципальных библиотек, т.е. около 10% их численности. При этом типичный пример: читатели приходят в библиотеку, им говорят, что есть такой замечательный ресурс НЭБ с 4 млн ресурсов. Открывая систему, читатель находит нужную ему книгу. Но когда он узнаёт, что работать с ней можно только в читальном зале, пожимает плечами и уходит. С этой информацией невозможно что-либо сделать: ни скачать, ни скопировать, ни распечатать. Читать художественную литературу в помещении библиотеки с экрана вообще вряд ли возможно. Обещают, что к 2020 г. везде будет широкополосная Сеть. Но у многих уже есть мобильный Интернет, читатель имеет возможность скачать из интернет-магазина нужную книгу. Или, что скорее всего, найдёт её бесплатно на пиратском сайте. Не возникнет ли такая ситуация, что за то время, пока мы будем оптимизировать и монетизировать НЭБ, у читателя возникнет стойкое отторжение к этому проекту?

Да, мы действительно считаем, что потребности более трети населения страны, которое живёт в малых городах, в сельской местности, на удалённых и труднодоступных территориях, могут быть удовлетворены через НЭБ, но сегодня это не так. И даже если книга по запросу «Как построить сельский дом?» в системе есть, то она будет показана в результатах выдачи на пятой-шестой странице, когда потенциальный читатель уже потеряет к ней всякий интерес. Мне кажется, что пора ещё раз вернуться к вопросу о том, для каких целей создаётся НЭБ. Научным работникам, преподавателям и студентам она не нужна. В этих учреждениях есть свои библиотеки и специальные проекты (например, национальная подписка на зарубежные ресурсы и базы данных, научные репозитории открытого доступа, развитая система ЭБС), которые обеспечивают их информационные потребности на хорошем качественном уровне. Эти категории пользователей могут получить доступ к информационным ресурсам университета из любой точки мира. Современные сервисы предоставляют им широкие возможности работы с информацией. Если, как во многих странах мира, мы ставим целью сохранить научное и культурное наследие для передачи следующему поколению, отобрав самое лучшее (например, проект «Память Америки», Gallica и др.), тогда это понятная цель, но совершенно другая. Но как в таком случае решить задачу доведения до большого количества простых граждан страны необходимой им информации, которая отвечала бы их информационным потребностям, в том числе защищённой авторским правом?

Михаил РОДИОНОВ

Прежде чем строить НЭБ, важно понять, для кого мы её инициируем. С общедоступными библиотеками всё понятно: туда по закону могут прийти все. Муниципальные, республиканские, областные библиотеки подстраиваются под местную аудиторию. Но, честно говоря, НЭБ делается не совсем для читателей библиотек, а скорее для потенциальных пользователей, которые не ходят в библиотеки по разным причинам. Наша проблема в том, что огромное количество электронных ресурсов некачественные, недостоверные и откровенно пиратские. А одна из целей НЭБ — обеспечить доступ к достоверному знанию. В традиционной библиотеке ни у кого не возникает сомнений в том, что там есть книги, не прошедшие редакторскую обработку. То, что лежит в Сети под видом классики, нередко содержит технические ошибки.

Формирование НЭБ и комплектование библиотек — вещи разные. У местных органов власти есть обязанность обеспечить населению доступ к информации, это конституционное право человека. Есть Федеральный закон «О библиотечном деле», и не нужно смешивать библиотеку с НЭБ. Муниципальные библиотеки могут к нам обращаться, мы с удовольствием поможем, если сумеем договориться о том, что контентом, который отобрали эксперты, издатели разрешили нам пользоваться. Но мы не приравниваем пользователей библиотек вообще к аудитории НЭБ. Она шире, потому что большое число людей не ходит в библиотеку.

Вадим ВАНЬКОВ, директор Департамента информационного и цифрового развития Минкультуры России

Прежде всего мы работаем над исполнением Указания Президента РФ. Документов много, есть версии внесения изменений в законодательство, в Положение. Безусловно, одновременно всё менять невозможно, потому что конструкция сломается. Поэтому мы приняли решение о том, что в первую очередь дорабатываем Положение о НЭБ и методику отбора объектов с целью выработки единой позиции, согласованной с заинтересованными ведомствами, с учётом мнений авторов, издателей, правообладателей, чтобы конструкция не закончилась просто принятием документа, но была работающей. Параллельно с этим собираем предложения, максимально конкретные и понятные, в этом смысле активно работаем с РКС, Администрацией Президента РФ и другими ведомствами.

Далее будет необходимо разработать план развития НЭБ, включая нормативную составляющую. Понятно, что мы не заинтересованы усложнять ситуацию, загоняя себя в угол изменением федеральных законов и ГК РФ, но, возможно, что-то из этого потребуется. Не считаю, что это должно нас останавливать, ведь процедура изменения федеральных законов может затянуться. Синхронизированно с Положением будет утверждаться и план. Положение — это то, что мы хотим построить, а план — то, как мы к этой конструкции хотим прийти, плюс показатели, демонстрирующие, что мы движемся в верном направлении.

Как уже говорилось, с точки зрения Положения основные изменения — введение понятия «хранение». 100% книг, которые появляются в НЭБ, там только хранятся. Затем осуществляется процедура отбора с привлечением экспертов, а далее имеются различные варианты доступа к объектам НЭБ: платный за счёт читателя и государства и бесплатный. Исходя из этого НЭБ — действительно не то, что должно заменить библиотеки. Понятно, что муниципальным властям очень удобно включить информационную систему в свои отчёты: министерство за всё платит, а они не вкладываются. Это абсолютно не так. Министерство не может обеспечить комплектование всех библиотек России. Субсидии сейчас есть, и, возможно, механизмы будут пересмотрены. Есть направление в рамках проекта «Национальная культура» по поддержке муниципальных библиотек не только с точки зрения их комплектования, но и с позиции переобустройства самих учреждений, чтобы людям туда хотелось прийти. Но без книг это пустая затея. Хотя мы называемся Департаментом информационного и цифрового развития, у нас нет иллюзий по поводу того, что цифра заменит всё. Всё останется на своих местах, но в новом виде. Цифровые технологии имеют огромный потенциал, это дополнительная возможность для библиотек получить доступ к знаниям, но это лишь ещё один канал, а не панацея.

Продолжение 

Опубликовано в номере октябрь 2018

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.