Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Евгений Кузьмин "Времена, когда за все отвечало только государство, должны уйти в прошлое"
09.10.2009 21:28
Перечень успешных программ и проектов, которые разработал и воплотил в жизнь Евгений Иванович КУЗЬМИН, может занять не одну страницу. Но что больше всего импонирует в новом члене Редакционного совета журнала «Университетская книга», так это то, что мой собеседник не кичится званиями и наградами и в самом начале разговора попросил не задавать ему дежурных псевдоактуальных вопросов про «основное содержание творческой деятельности» и «ближайшие творческие планы».

Евгений Иванович Кузьмин

Председатель Российского комитета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех», член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, президент Межрегионального центра библиотечного сотрудничества. Заслуженный работник культуры РФ.
Лауреат премии Правительства РФ. Идеолог политики модернизации библиотечного дела в России. Инициатор и организатор крупных национальных программ в области библиотечного дела. Разработчик Национальной программы поддержки и развития чтения, руководитель большого количества проектов по реализации этой программы.
Автор монографии «Библиотеки России на рубеже тысячелетий. Государственная библиотечная политика: смена парадигмы», более 350 статей в российской и зарубежной печати, составитель и редактор более 50 аналитических сборников по проблемам международной и национальной культурной и информационной политики.
Был членом Межправительственных советов Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» (2001-2005) и Программы ЮНЕСКО «Память мира» (1997-2001), членом правления Международной федерации библиотечных ассоциаций (2003-2005).
Является единственным в России экспертом, которому Совет Европы и ЮНЕСКО заказывали доклады по проблемам развития культуры других стран.
Начальник управления библиотек Министерства культуры РФ (1992-2005), обозреватель «Литературной газеты» (1984-1992), научный сотрудник Института металлургии АН СССР (1978-1984). Окончил Московский институт электронного машиностроения и Литературный институт имени A.M. Горького. Стажировался в США, Франции, Германии. Кандидат педагогических наук.


- Насколько я успела понять, Вы не в восторге от рассуждений по поводу того, есть у нас кризис чтения или нет его, самая ли у нас читающая страна или не самая...

- Печально, что разговоры про чтение никак не преодолеют инерцию вчерашнего дня. Даже позавчерашнего. Как будто не было ни широко обнародованных результатов исследований чтения в России, ни жёстких положений Национальной программы поддержки и развития чтения.
Российское общество не видит и не ощущает ни остроты проблемы чтения, ни её глубины, ни масштаба, ни последствий. А книжники демонстрируют неспособность обрисовать обществу эту проблему во всей полноте, настаивать на необходимости её решения как проблемы центральной и системообразующей не только для российской культуры, но и для всей российской жизни. Такое ощущение, что мы просто не хотим и не умеем смотреть правде в глаза и, как всегда, ждём, когда всё само рассосётся. Вот почему так мало подвижек и на практическом уровне, и на интеллектуальном.
Кризис чтения у нас не просто налицо, он становится всё глубже и разрастается по всем направлениям. То, что люди всё меньше читают, это лишь небольшая часть проблемы. Гораздо серьёзнее то, что люди не читают того, что им положено читать по статусу - не только низшие необразованные слои населения, но и высшие, так или иначе образованные, прежде всего управленцы, политики, бизнесмены. Это значит, что они не осваивают через квалифицированное систематическое чтение абсолютно необходимых знаний, не развивают воображение, способность всесторонне понимать окружающий мир, критически мыслить, принимать осмысленные решения, от которых зависят наша экономика, политика, культура, то есть наша жизнь. Но и это не вся правда. Правда в том, что проблема эта не только российская, она мировая, интерес к чтению угасает почти во всех странах.

- А отличия есть?

- Отличие в том, что во многих из этих стран политические элиты и само книжное сообщество активно противодействуют этому процессу, поскольку, если этого не делать, то общество будет деградировать с ещё большим ускорением. Ведь именно чтение, объём и качество прочитанного определяют интеллект каждого из нас, интеллект всего народа, уровень его жизни. При этом общая ситуация в политике, экономике, культуре, мировоззрении - не только в чтении, а вообще в жизни - у нас намного сложнее, чем, например, в Дании, Англии или Америке. И, следовательно, задачи нам надо решать более сложные, и знаний для этого надо больше. У них уже всё есть, им сегодня хочется, как минимум, удержать достигнутый уровень жизни. А нам надо изобретать что-то принципиально новое, чтобы качество жизни всё-таки повышалось. Но кто это сделает, кто правильно просчитает и организует социальные процессы, если не образованное и постоянно читающее население России? С Луны к нам кто-то прилетит и всё у нас наладит? Разве правительство в одиночку справится, каким бы просвещённым оно не было?
Поэтому и в сфере чтения, по сравнению с Англией и США, задачи у нас намного сложнее.
Говоря о чтении как о главном способе освоения знаний, надо постоянно помнить и о содержательной стороне того, что публикуется. И ясно отдавать себе отчёт, что большинство населения у нас не имеет доступа ко всему, что публикуется не только в мире, но и в нашей стране. Неразвитость инфраструктуры поддержки чтения - это очень тяжёлая специфика сегодняшней России. Очень мало книжных магазинов, убогий репертуар того, что в большинстве из них продаётся, библиотеки бедные, очень плохо комплектуются, низкий уровень пропаганды чтения через СМИ и систему образования и просвещения. Семья и школа в состоянии самоуспокоенности. Закономерно, что как реакция на всё это у нас сегодня в большинстве своём пишутся и издаются всё более поверхностные тексты, а при этом ещё и катастрофически падает редакционная культура. Это второе сущностное отличие не только от западных стран, но и от стран, активно развивающихся. Старая советская инфраструктура просела и обрушилась, а на развитие новой нам не хватает воли, а потому и денег. Почитайте исследование Левада-центра «Чтение в России - 2008». Очень нелицеприятный портрет нашей с вами любимой страны. Это не только кризис чтения, но и системный кризис всей великой российской книжной культуры - читательской и писательской.
Вредно снижать планку разговора о чтении. Наоборот, её надо сознательно повышать и выводить разговор на широкие философские, социальные и политические обобщения. Ни в коем случае нельзя сводить всё к художественной литературе и к духовности, которую несут только великая классика, великая поэзия и религиозная литература. Ведь чтение - это не только чтение книг и литературно-художественных журналов. Это ещё и журналы, газеты, Интернет. И огромное море нехудожественной литературы, как теперь в России говорят - nonfiction.

- Национальная программа поддержки и развития чтения даёт чёткие ориентиры, по которым надо двигаться, чтобы этот системный, кризис можно было преодолеть. Это - серьёзный документ.

- Очень серьёзный. Все основные причины и проявления нашего неблагополучия в сфере чтения, так же как и социальные последствия этого, изложены там чёрным по белому в сжатой форме на пятнадцати страницах. Никто программу не прячет за семью печатями. Она опубликована многими изданиями, совокупным тиражом не менее 30 тысяч экземпляров, размещена в Интернете на всех профессиональных сайтах книжной отрасли. Читайте, принимайте к сведению, начинайте исправлять положение вещей. Кто мешает?


Многие считают, что этим в основном должны заниматься библиотекари. Я с этим согласен лишь отчасти. Должны, конечно, и они одни этим пока и занимаются. Как могут и умеют. Семья и педагоги должны это делать в первую очередь. Во-первых, далеко не все ходят в библиотеки. Во-вторых, разве тайна, что российское общество отбросило библиотеки и библиотекарей на обочину: молодые, энергичные, сравнительно образованные люди из хороших семей вынуждены идти работать не в библиотеки, а в другую сферу, чтобы иметь возможность прокормить себя? Или секрет, что наша система образования не «заточена» на обучение подрастающего поколения чтению как инструменту социализации? Мне кажется, что время приблизительных рассуждений «вокруг да около» прошло. Пора всем действовать. Иначе зачем были затрачены отнюдь не малые ресурсы на разработку и продвижение Национальной программы? Недавно на одной из известных конференций проводился «круглый стол», посвященный проблемам чтения. Были журналисты, издатели, библиотекари, книготорговцы, руководители вузов, органов власти. Я было искренне порадовался, что стольких людей волнует эта проблема. Но, когда спросил, а кто из них читал Национальную программу поддержки и развития чтения, руку подняли от силы 5 процентов присутствовавших. А остальные? Либо листали, либо вообще в глаза не видели. В чем же тогда выражается заинтересованность и компетентность книжного сообщества?

- Но ведь, согласитесь, помимо обозначения проблемы нужны еще средства на реализацию того или иного проекта.

- Программа разрабатывалась по заказу Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и Российского книжного союза. Когда она была подписана, это воспринималось как идиллия - в кои-то веки государство вместе с профессиональным сообществом выступают даже не единым фронтом, а в унисон. Но, выходит, рано радовались. На этапе реализации программы государство оказалось в одиночестве. Опять ждем, когда Президент или Премьер лично скажут «Всем читать!». А где же институты гражданского общества? Где инициативы, которые идут из недр самого книжного бизнеса? Издатели, книготорговцы - это же все небедные люди, с большим ресурсом влияния, и они в состоянии и сами участвовать, и вовлекать в программу других богатых влиятельных людей. Получается, что никто всерьёз и не задумался, а что должно происходить дальше - после принятия Национальной программы? Посетовали на общие проблемы и разошлись в одиночку биться за читателя? Так за него не биться надо, и тем более не в одиночку. Его нужно сообща и терпеливо растить и поддерживать. Как это делают в других странах, менее пассивных, чем наша.

- Выражаясь армейским языком, издатели ждут «открытия второго фронта» - бюджетных вливаний. Это было ясно даже на этапе подготовки Национальной программы. Были те, кто воспринимал ее как еще одну возможность прикоснуться к бюджетному финансированию. Вы, как человек, который аккумулировал предложения, поступавшие из разных источников, наверняка заметили, что многие из них преследовали исключительно интересы той или иной конторы. Как только поняли, что надо самим прикладывать усилия и вкладывать деньги, поостыли.

- В свое время - еще до принятия программы, на начальных этапах её разработки - некоторые коллеги высказывали мнение, что Национальная программа поддержки и развития чтения - это программа в интересах издателей, которые хотят продавать как можно больше книг. В итоге программа получилась в интересах всего общества. Но разве это плохо, чтобы и издатели, и книготорговцы становились богаче? Не вижу ничего предосудительного в том, что они стараются лоббировать свои интересы. За них это никто не сделает. Им тоже не сладко, а без них вообще ничего не будет. Основа книжной культуры -это издатели и книготорговцы. Но они должны ясно осознать, что добиться своего они смогут только в одном случае - если приоритеты культурной и образовательной политики и на федеральном, и на региональном уровне будут другими, если они сместятся в сторону чтения, если просветительская линия будет существенно усилена. Пока этого не происходит.

- Но ведь нельзя сказать, что власть ничего не делает?

- Категорически нельзя. Больше всех сделали как раз Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям и Министерство культуры. Это и заместитель руководителя Роспечати В.В. Григорьев, и бывший начальник управления культурного наследия Роскультуры АС. Колупаева, и нынешний начальник отдела библиотек и архивов Минкультуры ТЛ. Манилова. Без них просто ничего бы не было. самого начала они предпринимали точные и нужные шаги и по разработке программы, и по её популяризации, и по реализации её начального этапа. Во многих регионах проводились конференции и семинары с участием заинтересованных организаций, представителей власти. В Якутии, например, - а это очень серьёзная республика, - в семинаре участвовали и вице-президент Е.И.Михайлова и вице-премьер правительства Республики Саха (Якутия). Есть замечательные умнейшие региональные начальники — это и первый заместитель министра культуры Челябинской области Н.В. Зуева, и начальник управления культуры Брянской области НА Сомова, и первый заместитель министра культуры и духовного развития Якутии Н.М. Зайкова. Все они суперпрофессионалы, наш золотой фонд. Проводились всероссийские конкурсы на лучшие проекты и идеи в сфере продвижения чтения. Был разработан набор методических рекомендации - кому и как дальше действовать. Пока они ещё не сильно востребованы, но усилий ослаблять ни в коем случае нельзя. Особенно в момент экономического кризиса.

- Так почему же всё идёт не так быстро?

- Потому что многие воспринимают чтение исключительно как вид досуга - чтение художественной литературы. Это неизжитый со времён советской власти стереотип. Мы очень мало ведём общественных дискуссий, что такое чтение и зачем оно. Чтение - это же не только книги и не только художественная литература, это еще и периодика по науке и технике, экономике, социологии, политологии, истории, философии и т.д. Это же освоение письменной информации в самых разных областях знания. Это ещё и электронные книги и Интернет, к которому надо подходить со всей серьёзностью. Всё это помогает человеку понимать окружающую действительность и ориентироваться в ней. Библиотеки, кстати, тоже создавались не как хранилища книг, а как хранилища информации на разных носителях.

- Во все времена существовали произведения, которые было читать модно, престижно. Это считалось свое города «знаком качества».

- В этом был смысл жизни. Когда я рос, среди окружавших меня взрослых были те, кто если не наизусть, то, по крайней мере, близко к тексту знал «Евгения Онегина», «Двенадцать стульев», «Мастера и Маргариту». Рядом с такими людьми просто невозможно было не читать. Был ли это вопрос престижа, я не знаю. Не уверен. Хотелось, чтобы и тебя эти люди воспринимали всерьёз. Сегодня престижно не прочитать ту или иную книгу, а съездить на Мальдивы, купить «Луи Виттон», сходить на запредельно дорогой концерт - чем дороже, тем престижнее, о качестве речь не идёт.

- С чего, на Ваш взгляд, имеет смысл начинать проекты по продвижению чтения?

- С адресного продвижения в различные группы взрослого работающего населения. Поначалу многие, особенно работники детских библиотек и школьные учителя, считали, что главная проблема - дети, и прежде всего важно детей не упустить, потому что дети — наше будущее. Но ведь это ещё одно типичное российское заблуждение. Не дети определяют будущее, а мы, нынешнее взрослое работающее поколение. Именно мы сегодняшними своими действиями творим будущее детей и свое собственное. Дети живут не в безвоздушном пространстве. Они ловят информацию буквально отовсюду, и им нужно как можно больше положительных примеров. Детей должны окружать читающие взрослые. Если взрослые вокруг ребенка не читают, ребенок не читает. Если взрослые заставляют ребенка читать, а сами не читают, ребенок все их призывы воспринимает как лицемерие. Еще один важнейший фактор в формировании читателя - школа. У нас еще с конца советских времен качество чтения оценивалось по скорости, а не по степени понимания и анализа прочитанного. Чем раньше мы исправим этот перекос, тем лучше. Да и дети сегодня совершенно другие. Они многого не знают из того, что знали мы в их возрасте, но в нынешней жизни разбираются намного лучше нас. Приведу пример из собственной семьи. Десять лет назад младший сын решил обсудить с нами мопасановского «Милого друга», и вдруг он нам начал что-то говорить про биржи, закладные, буржуазию, продажную журналистику, тотальную коррупцию, власть денег, а в конце заключил: «Это же всё про наш сегодняшний день, только вместо мерседесов кабриолеты». Мы с изумлением раскрыли рот, и разговор на равных у нас не получился, потому что читали мы это в 14 лет, и в «Милом друге» уж точно обращали внимание совсем на другое. В результате он подвёл итог: «Значит, Вы ничего у Мопассана не поняли».

- Ну, тогда обучать чтению надо и родителей, и преподавательский состав!

- Обязательно! Чтобы от воспитателя детского сада до директора школы, ректора вуза и начальника районного комитета образования - все понимали, что такое чтение, почему и как его надо квалифицированно продвигать. Между прочим, этому у нас нигде не учат. Понять, как, кого и где этому надо учить, и кто это должен делать на регулярной основе - вот главная задача. На мой взгляд, мало кто это осознаёт как задачу первостепенной важности. На государственном уровне такая задача пока даже не поставлена.

Е.И. Кузьмин с Адама Самассеку – президентом Академии африканских языков, организатором Всемирного саммита по информационному обществу. (Якутия, 2008 г.)

- Не боитесь, что педагогические работники взбунтуются?

- Чтобы этого не произошло, по поводу чтения нужна массированная "промывка мозгов" через СМИ. Воздействовать надо не только на педагогов, а на всех взрослых. Во взрослый мир чтение должно вернуться как величайшая ценность, как это и было у нас раньше. Что для этого нужно сделать, я не знаю. Но ясно, что если вовлечь в это талантливых людей - журналистов, психологов, социологов, рекламщиков, то они придумают. Для начала надо поставить такую идеологическую задачу. В первую очередь, перед главными редакторами СМИ, прежде всего электронных. Хорошо, если бы это сделал Президент или Премьер-Министр.

Беседу вела Елена Ходырева

август 2009

 

Читать по теме


Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.