Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июнь 2020
"Люди и "цифра" — инвестиции в будущее"

  • Леонид ПАЛЬКО: «Люблю в делах порядок, а в людях — порядочность»
  • Университетская наука в зеркале печати
  • Цифровая активность вузов и научных школ
  • Пандемия и новые возможности для библиотек



МультиВход

t8-03-2020

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

forum-obrazovanie-2020




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Инфраструктура детского чтения
16.01.2020 17:25

Несмотря на то что сегменты детской и подростковой книги активно развиваются и демонстрируют неплохие показатели по выпуску и тиражам, проблем здесь ещё немало. Эксперты говорят о необходимости повышения качества, затоваривании полок одинаковым ассортиментом от разных издательств, о том, что хорошей книге очень трудно пробиться в регионы, о сложных условиях конкуренции профильного ритейла с FMCG-сетями и детской книги как досуга с другими медиа.

ДЕТСКАЯ КНИГА: ОТ ТОДДЛЕРОВ К ДОПОЛНЕННОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Участники дискуссии «Инфраструктура детского и юношеского чтения в России»¹ рассмотрели вопросы развития сегмента с различных точек зрения.


¹ Мероприятие состоялось в рамках XXXII ММКВЯ.

infrastruktura-detskogo-chteniya-1

Заместитель генерального директора Российской государственной детской библиотеки (РГДБ) Ольга МЕЗЕНЦЕВА обозначила проблемы приобщения детей к чтению с позиции библиотечного сообщества.

— Последние исследования Института развития Интернета показывают, что возрастной порог вхождения в Сеть снижается. Дети пользуются гаджетами, общаются в социальных сетях. Подростки не чувствуют запрета на онлайн-коммуникацию. Это говорит о том, что перед нами стоят ещё более сложные задачи, чем раньше.

В стране сохраняется уникальная сеть детских библиотек и работает большое число школьных. Статистика показывает, что 35% всех библиотечных пользователей — это дети. В рамках национального проекта «Культура» создаются модельные библиотеки, которые также должны обслуживать детей и приобщать их к чтению. В библиотеку приходят новые читатели, новые пользователи. Это, к примеру, дети 0+, так называемые тоддлеры, которых мамы приносят в рюкзаках. Таким детям нужны книжки-картинки. С каждым годом появляется больше детей с ограниченными возможностями здоровья, но в то же время растёт и число одарённых. Заметно увеличивается сегмент детей-мигрантов.

Основным документом для библиотек является Концепция программы поддержки детского юношеского чтения в Российской Федерации, разработанная в 2017 г. Кроме того, специалистами РГДБ предложены Методические рекомендации по подготовке региональных программ поддержки детского и юношеского чтения.

— Основная идея рекомендаций заключается в том, что нужно объединить и скоординировать наши профессиональные усилия, поскольку проблема общая. Библиотека может выступить площадкой для любого проекта любого партнёра. Мы часто проводим одинаковые мероприятия и исследования, но не знаем о таких проектах, работая параллельно.

На сайте РГДБ представлено новое Руководство по библиотечному обслуживанию детей в России, поддержанное на координационном совете Министерства культуры РФ в Новосибирске. Документ был разослан во все региональные управления культуры.

При этом, говоря о трансформации библиотеки как коммуникационной площадки, не следует забывать о книжном фонде.

— Несмотря на то что на данный момент более 500 издательств выпускают детские книги, в прошлом году муниципальные детские библиотеки в расчёте на одного читателя получили по 0,2 документа. Ситуация критическая. К сожалению, бюрократические проволочки существуют и в нашей сфере, а финансирование выделяется нерегулярно. Безусловно, есть альтернативные варианты, в частности Национальная электронная детская библиотека. Можно бесплатно открыть у себя виртуальный читальный зал, но для детей печатную книгу не заменишь ничем.

В продолжение дискуссии Генеральный директор издательства «Мозаика-Синтез» Эльфия ДОРОФЕЕВА подчеркнула важность знакомства ребёнка с книгой.

— Для детей в возрасте до трёх лет любая книжка — это серьёзное учебное пособие. Чем мы раньше начинаем читать, тем эффективнее воспитываем любовь к чтению. Книга приносит гораздо больше пользы, чем любое видео. Когда ребёнок смотрит мультфильм, его фантазия отключается. Но когда родители читают, это оказывает колоссальное влияние на эмоциональное развитие. Дети воспринимают книгу совершенно иначе, поэтому нужно не только прочитать историю, но и обсудить её.

По мнению директора издательства «Росмэн» Бориса КУЗНЕЦОВА, сегменту необходима государственная поддержка.

— Не обязательно финансировать выпуск книг, давайте поддерживать инфраструктуру. Например, было бы очень полезным запустить всероссийский литературный конкурс детской книги. Для взрослой литературы есть целый набор премий, которые служат навигаторами для читателей и библиотек, реализуют коммуникативные функции, потому что писатели должны между собой общаться. Комплекс литературных премий создаёт некий структурный тренд, демонстрирующий, в каком направлении книга должна развиваться. В детском сегменте сейчас действует несколько премий, но каждая из них нишевая. Например, «Книгуру» — крупный проект, но он выполняет узкую функцию. «Новая детская книга» — премия, которая работает с рукописями. Есть и более локальные — имени В.П. Крапивина и конкурс имени Сергея Михалкова. Они закрывают определённые сегменты, но у нас нет детской «Большой книги», общенациональной литературной премии.

Руководитель PR-службы сети «Читай-город — Буквоед» Елена АБРАМОВА поделилась первыми результатами проекта «Карта читай-агента». Напомним, что это карта на определённую сумму, которой маленький читатель может сам расплатиться в офлайн-магазине.

— Для нас очень важно, чтобы ребёнок выбирал литературу вживую, ведь поиск интересной книжки для него игра, квест. Сначала проект был запущен в городах-миллионниках, а через два месяца мы уже наблюдали очень хорошие продажи, поэтому в июле стартовала вторая волна. При этом в малых городах проект работает лучше, возможно из-за того, что в мегаполисах очень трудно чем-то удивить человека. У нас получился проект, мотивирующий к чтению. Он направлен на то, чтобы дети приходили в книжный магазин, искали, рассматривали, выбирали книги, пусть даже не покупая их.

По словам главного редактора радио «Книга» Егора СЕРОВА, инфраструктура чтения состоит из внешнего и внутреннего слоёв. К внешнему эксперт относит все социальные институты: семью, детский сад, школу, библиотеки, магазины и т.д.

— В этих институциях в последнее время происходят феноменальные изменения. Не всегда в лучшую сторону, но самое слабое звено — это семья. Чтобы ребёнок начал читать, требуется много сил, внимания родителей, умений, терпения, глубокого погружения в процесс и, конечно, времени.

Внутренний слой — это сама книга. Е. Серов рассказал о своём опыте знакомства с современной детской литературой и оценил её качество.

— Я подбираю книги для внуков и трачу на это много времени. Есть издания, на которые я бы запретил им даже смотреть. Некоторые переводные издания я считаю вредными, поскольку они далеки от отечественной культуры, зачастую это нечестные книги. Детям нельзя рассказывать упрощённо. Если мы не можем объяснить, как работает двигатель внутреннего сгорания, то и не должны пытаться. Нельзя рассказывать об окружающем мире, немного привирая и подменяя какие-то понятия. Книги для детей должны быть добрыми и честными.

Как отметил основатель и Генеральный директор издательства «Робинс» Евгений СОСНОВСКИЙ, современному ребёнку физически не хватает времени на чтение. Это связано с тем, что вокруг много отвлекающих моментов, начиная от обычных и электронных игр и заканчивая фильмами и Интернетом.

— Сегодня ребёнка нужно удивлять. Мы стараемся придумать нечто такое, что привлечёт его к книге. Например, используем такую форму, как книжный игровой тренажёр. Там нет никаких игрушек, это в принципе книга, но есть двигающиеся элементы, которые позволяют создавать логические и ассоциативные цепочки. По мнению специалистов, это позволяет развивать ребёнка с большей эффективностью. Также мы придумали книжный конструктор. Это шесть книжек, соединённых в кубик. Такой нестандартный подход позволяет одновременно читать книгу и использовать её в качестве игрового пособия. Не так давно появился такой интересный тренд, как дополненная реальность. Мы позаботились о том, чтобы она стала обучающей. В книгах есть виртуальные прописи, электронные счёт и азбука. Считаю, если дополненная реальность правильная, она является мостиком, способным вернуть ребёнка из виртуального электронного мира в мир книги.

Е. Сосновский рассказал о новации, позволяющей эффективно обучать ребёнка и привлекать его к процессу чтения.

— Наш совместный с Ломоносовской школой-пансионом проект позволяет тестировать знания ребёнка в любой момент. Он состоит из двух уровней пособий, которые рассчитаны на детей от года до трёх лет и от трёх лет до шести. Самое главное, в проекте есть обратная связь. Мы помогаем родителю с помощью этих пособий оценить уровень развития, на котором находится ребёнок, и понять, что делать дальше: переходить на следующий уровень или обратиться за консультацией к специалистам. Все эти приёмы — шаг в сторону книги будущего.

К дискуссии подключился издатель Георгий ГУПАЛО:

— В последние годы мы наблюдаем совершенно фантастический расцвет детской книги в России. Никогда за всю нашу историю не было издано так много прекрасных книг на отличной бумаге и с роскошными иллюстрациями. Но есть проблемы, которые не относятся к качеству. В частности, много книг практически не доходит до читателя, потому что о них нет информации. Очень трудно достучаться даже до книжных магазинов. Некоторые магазины замечательные, но, когда читатель туда приходит и видит десятки похожих изданий, у него разбегаются глаза. Иной раз он не может выбрать и уходит вообще без покупки. Это случается потому, что у нас нет грамотной навигации, отсутствуют рекомендательные ресурсы, которые помогли бы читателю понять, в чём заключается ценность той или иной книги.

КНИГИ СЛОЖНОГО ВОЗРАСТА: ЗАПРОС НА ХЭППИ-ЭНД

Фокус дискуссии «Инфраструктура детского и юношеского чтения в России» оказался смещён в сторону детской литературы, и вопросы, связанные с чтением тинейджеров, затронуты не были. Однако их обсудили в ходе публичного разговора на тему: «Кто издаёт и кто читает подростковые книги?». Участие в нём приняли молодые российские издатели и книготорговцы.

ГРАНИЦЫ СЕГМЕНТА

Серьёзный момент — определение границ подростковой литературы. По мнению PR-директора издательства «Самокат» Марии ОРЛОВОЙ, это самый закрытый читательский сегмент: тинейджеры мало рассказывают о том, что они читают.

— По представлениям издателей, подростковый возраст начинается примерно с 12 лет, а в 17 заканчивается, потому что дальше подростками людей называть неприлично. Поэтому выбрали термин Young Adult. Это направление у нас смешалось с подростковой литературой, и разделить их уже никак нельзя. Но всё же мы всегда считаем, что это тексты или графические романы, адресованные людям, которые взрослеют, ощущают этот переход достаточно болезненно и задают вопросы миру, окружающим, себе.

У нас выходят две серии для подростков. Первая называется «Встречное движение»: издатели и писатели идут навстречу подростку, которого штормит и заносит, пытаются протянуть ему руку и помочь разобраться с проблемами. Вторая серия — «Недетские книжки». Нет ничего более болезненного для человека, чем говорить ему, что он не дорос до взрослой литературы, и предлагать почитать книжку для подростков. Мы выпускаем в этой серии то, что будут читать уже осмысленно читающие молодые люди. При этом, как во всей детской и подростковой литературе, это не романы про кризис среднего возраста и безысходность, как часто бывает во взрослых книжках.

Young Adult изначально специфический жанр. Это пришедшие в книги истории из фильмов, графических романов, комиксы, трансформированные в текст. Сегодня границы жанра разрослись, и правильнее сказать, что это род, а не жанр. Если герой подросток, то и проблематика соответствующая. Неизбежное зло в том, что подростковые книжки пишут взрослые, хотя в мировой литературе есть исключения. Такие авторы должны обладать даром не имитировать подростковое сознание, а ощущать его в себе.

К дискуссии подключилась руководитель направления Young Adult издательства Clever Алина САФРОНОВА.

— Если обращаться к зарубежной традиции: есть литература Middle Grade. Это то, что рассчитано на детей от 8 до 14 лет — ранних подростков, школьников. Круг тем, который их интересует, это прежде всего дружба, проблемы в семье, взаимоотношения с родителями, собственная идентичность. Если мы говорим про литературу Young Adult, это несколько иная история. Прошлым летом мы проводили исследование, опросили более 500 респондентов и поняли, что основная часть нашей аудитории (около 40%) — люди старше 18 лет. И они читают Young Adult. Это направление отличается от Middle Grade, во-первых, темой любви, которая очень интересна молодым людям начиная c 16 лет. Во-вторых, в книгах появляется более сложная проблематика, социальная например. Если мы говорим про зарубежную литературу, которую переводим, — это тема культурного многообразия. Появляются проблемы социального расслоения, взаимоотношения полов и определения собственной сексуальной ориентации.

Как отметила PR-менеджер издательства «Розовый жираф» Ася ДУНАЕВСКАЯ, книги для подростков содержат ответы на те вопросы, которые взрослеющий ребёнок задаёт себе, миру внутри себя и вокруг. Эти книги только формально несут какую-то маркировку, но проблемы, описанные в них, вечные.

infrastruktura-detskogo-chteniya-2

ВЗРОСЛЫЙ — ЛИШНИЙ?

Логистика подростковой книжки отличается тем, что в отношениях издателей и читателей всегда есть третий. Чаще всего это родитель. Всегда ли книги, адресованные подросткам, доходят до них? Формируется ли аудитория родителей, которая готова покупать современную подростковую литературу?

Директор по специальным проектам издательства «Белая ворона» Галина БОЧАРОВА считает, что родители часто пытаются навязать подростку свой вкус и купить ему такую книжку, которая им кажется актуальной и, возможно, интересной, безопасной. Кроме того, в аудитории есть прослойка людей, выросших в 1990-е. У них не было подростковой литературы, и сейчас они читают эти тексты.

— В книжках для тинейджеров есть развитие сюжета, высшая точка, потом случается хэппи-энд — и это отличает подростковую книгу от взрослой. У всех есть запрос на счастливое завершение истории, поэтому и взрослые с удовольствием читают эти книги.

По опыту М. Орловой, увеличивается доля родителей, которые дают детям возможность самостоятельно выбрать книжки.

— Наша аудитория читает вместе с родителями. Количество таких семей растёт. Издатели в этом смысле тоже растут вместе с детьми. При сегодняшних тиражах говорить о массовости подростковой литературы сложно, и в российском сознании подростковая книга (если мы проведём опрос за Садовым кольцом) — это всё равно Дюма и Ги де Мопассан. Я периодически опрашиваю библиотекарей, предлагая им вспомнить, какие книжки они читали в юном возрасте. Они называют: «Дорога уходит вдаль», «Первая любовь», «Дикая собака Динго», «Старшеклассники». В дальнейшем разговоре вместе мы выясняем, что сейчас подростковых книг намного больше.

Как отметил сооснователь магазина детских книг «Маршак» Сергей КАРПОВ, сейчас наблюдается серьёзный разрыв между книжным миром и реальностью.

— Мы обсуждаем книги, а подростки говорят нам о том, что у них есть Интернет. Young Adult — это маркетинговый ход, позволяющий хоть как-то сегментировать и описать рынок, чтобы было удобно получать с этого прибыль. Но на мой взгляд, рынка не существует и мы описываем какой-то миф. При этом я не склонен выделять книжный сегмент из общего потребления контента. У взрослых, например, всего два часа свободного времени в сутки, чтобы что-либо смотреть или читать. В этом смысле мы конкурируем не с «Поляндрией» или Clever, а со Стивеном Спилбергом, с «Игрой престолов» и разными шоу. Кроме того, мы сегодня живём в эпоху peer-to-peer (P2P) информации. Для того чтобы с кем-либо пообщаться, нам не нужен посредник, и мы к этому привыкли. Такая коммуникация даёт возможность по-настоящему вовлекаться в значимые социальные вопросы и контексты и вызывает желание становиться чуть лучше. Поэтому мы начинаем в себе чуть больше копаться, и как раз на это направлена литература, которую принято называть подростковой. На мой взгляд, она вполне взрослая. Большой процент покупателей продукции «Маршака» — это родители, однако я не уверен, что они приобретают книжку для ребёнка, когда объясняешь, про что она. С детьми же всё иначе: у них есть Интернет и огромное пространство для рефлексии.

СРЕДСТВО КОММУНИКАЦИИ

— Если всё в Интернете, почему книги этого сегмента не продаются в электронном виде? — интересуется А. Сафронова. — Наверное, потому что для подростка книга в бумажном виде — это обладание предметом, возможность выложить её фотографию в Instagram, рассказать о ней. Мы наблюдаем среди нашей аудитории огромную потребность в коммуникации через книгу. Молодым читателям важно обсуждать её в социальных сетях, при личном общении. Именно поэтому такой бум на книжные клубы (как офлайн-, так и онлайн). Их члены преимущественно все подростки, поэтому, мне кажется, здесь нет противоречий.

М. Орлова добавила:

— Кто-то издаёт Young Adult как коммерчески успешную литературу, потому что это самый популярный сегмент, потому что книгу легко можно представить в Instagram, но когда-то издатели начинали их выпускать, потому что не было книг, которые можно дать почитать ребёнку 10–12 лет. Вообще, в нашей стране люди плохо умеют коммуницировать между собой. Сейчас немного получше, потому что более-менее научились общаться в Интернете. Книги учат обсуждать разные темы. Когда «Самокат» и «Розовый жираф» издают подростковые книги, они как бы говорят: «А давайте поговорим об этом?»

Бренд-менеджер направления Young Adult издательства Clever Елена ЖДАНОВА подчеркнула интересный момент: подростки 14–20 лет подписаны на аккаунты издательства в социальных сетях.

— Интернет — это не просто альтернатива чтению, но инструмент, для того чтобы найти близких по духу людей, способных рассказать о книгах, которые могут тебе понравиться, но о которых ты не узнаешь, если не зайдёшь в Сеть.

Екатерина Журилкина

Фото из архива РГДБ

Опубликовано в номере декабрь 2019

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

  aski 30 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.