Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Октябрь 2020
"Издательские технологии и бизнес-модели: цифровая трансформация"

  • Марина АБРАМОВА: «Цифра» и новая этика креативных индустрий
  • Локдаун: капканы и трамплины
  • Аудиорынок: гибридные форматы и время экспериментов
  • Открытая наука: цифровые сервисы и ресурсы



МультиВход

rukont

 

t8-03-2020

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

24-konf-rospatenta



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Интервью научного руководителя ГПНТБ России Я.Л. Шрайберга
27.05.2020 10:05

На сайте ГПНТБ России опубликовано большое интервью научного руководителя библиотеки Якова Леонидовича Шрайберга.

shrajberg

Режим самоизоляции – серьезное испытание для всех, кто вынужден его соблюдать, однако эта ситуация одновременно является отличной возможностью прояснить вопросы, на которые не хватало времени в быстром ритме обычной жизни. Таким вопросом для многих членов библиотечного сообщества стал переход доктора технических наук, профессора, члена-корреспондента Российской академии образования Якова Леонидовича Шрайберга на должность научного руководителя ГПНТБ России. Несмотря на то, что удаленная работа подразумевает большее количество свободного времени, выяснилось, что дел у Якова Леонидовича стало даже больше, но мне удалось вовлечь его в разговор и задать несколько вопросов. О работе в ГПНТБ России, ощущении себя в новой должности и проектах Я. Л. Шрайберга читайте в этом интервью.

Александра Новикова (А. Н.): Яков Леонидович, здравствуйте! Сейчас, пока мы все находимся на самоизоляции, у нас есть возможность потратить время на разговор о том, что интересует многих Ваших коллег, а именно о Вашей новой должности. Давайте сначала поговорим об основном инфоповоде: с 1 ноября 2019 года Вы покинули пост генерального директора ГПНТБ России. Легко ли Вам далось это решение?

Яков Шрайберг (Я. Ш.): Здравствуйте! С удовольствием отвечу на все вопросы.
В принципе, я не собирался уходить с должности генерального директора ГПНТБ России. Тем не менее, я знал, что пост генерального директора рано или поздно придется оставить, но хотел проработать еще несколько лет, чтобы подготовить достойную смену. Здесь я всегда привожу аналогию с летчиками (не зря я окончил авиационный институт): опытных летчиков иногда начинают выталкивать из кресла – особенно первого пилота, командира корабля – исключительно из-за возраста, предлагая освободить место для молодого и не всегда вполне опытного летчика. Но убедить учредителей в том, что мне нужно время для подготовки этого «второго пилота» и что я еще многое могу, мне не удалось, хотя законодательство допускает продление контракта сроком до 70 лет – и коллектив об этом настоятельно просил. И не только – и РБА, и библиотечные сообщества регионов, и очень известные люди: политики, общественные деятели, директора библиотек и другие.

Но в моем случае, несмотря на участие огромного (повторюсь) количества людей, бывший министр науки и высшего образования М.М. Котюков не пошел на это и предложил мне остаться в библиотеке в должности научного руководителя. Это неплохо, конечно, но мне кажется, что было бы логичнее дать мне год-полтора на подготовку будущего директора, а также мне было бы приятно, если бы мою многолетнюю работу как-либо отметили – да хотя бы простым словом «спасибо». Но, увы, мне просто прислали письменное уведомление «свободен» – и это за 41 год работы. Обидно, конечно, и я пока не знаю, когда эта обида пройдет.

Поэтому я могу сказать, что на новую должность я ушел расстроенным и неудовлетворенным. Однако, интересно, что в процессе попыток сохранить свою должность два разговора позволили мне если не смириться, то принять этот факт, как данность, и идти дальше. Первый из них был с Григорием Владимировичем Трубниковым, бывшим первым заместителем министра науки и высшего образования, академиком РАН, с которым мы были хорошо знакомы. Более того, все, кто пришел к нам на празднование 60-летия ГПНТБ России в октябре 2018 года, помнят его слова, с которыми он вышел на сцену поздравить нас вместе с Т. Л. Бронницким, директором Департамента: «Мы находимся в самой лучшей библиотеке страны, и я рад приветствовать самого лучшего в стране директора библиотеки». Мне было приятно и, чего уж греха таить, очень лестно.

Где-то через полгода, после моего обращения к нему за содействием, он сказал: «Бросьте Вы этот штурвал, Яков Леонидович. Ну сколько можно за него держаться и заниматься многими делами, которые могут делать и без Вас. Вы – человек, способный решать крупные научные задачи. Бросьте Вы это, и займитесь тем, чем можете принести пользу нашему сообществу и стране в целом. Научный руководитель – это для Вас».

И буквально через короткое время мы разговаривали с Ириной Александровной Андреевой, директором Парламентской библиотеки, моей давней хорошей знакомой. Я пришел к ней, и мы вместе думали, к кому еще можно обратиться по моей поддержке, но она вдруг сказала: «А, может, не стоит все это делать? Еще год, еще два – а чем ты будешь заниматься потом? Давай, ты начнешь заниматься этим прямо сейчас! И времени будет больше, и подготовишься к этому лучше». Эти слова произвели на меня серьезное впечатление.

А. Н.: И Вы поняли и приняли ситуацию?

Я. Ш.: Да, конечно, хотя и не сразу. Честно скажу, я до сих пор не могу смириться с тем, как именно прервали мой контракт. 41 год я проработал в библиотеке, 15 лет был первым заместителем директора, 13 лет был генеральным директором. У меня три правительственные награды, две диссертации, два ВАКовских ученых звания – доцента и профессора, – и я стал членом-корреспондентом Российской академии образования, не говоря уже о том, что именно с моей помощью библиотека получила большую международную известность: конференции «Крым», «LIBCOM», участие в ИФЛА и многое другое. И когда со мной так просто расстались, не сказав даже простого «спасибо», я могу сказать, что это было не просто обидно – это было жестоко. Это понимали и мои многочисленные коллеги, и представители других организаций. Впрочем, Бог им судья, моим бывшим начальникам.

А. Н.: Но это осталось уже в прошлом. Давайте поговорим о настоящем. Расскажите подробнее, что входит в поле деятельности научного руководителя ГПНТБ России?

Я. Ш.: Должность научного руководителя для библиотеки – достаточно новая вещь. Если в научных институтах такая должность существует достаточно давно, то в библиотеках – тех, которые являются научными организациями, – это пока еще явление редкое. В практике федеральных библиотек научным руководителем на сегодняшний день был и есть только Валерий Павлович Леонов, мой друг и коллега, бывший директор Библиотеки Академии наук в Санкт-Петербурге. Наверное, я второй, кто появился на этой площадке.

Для меня эта должность – научный руководитель ГПНТБ России – означает, что я буду курировать все научные разработки библиотеки, руководить работой Ученого совета, журнала «Научные и технические библиотеки», главным редактором которого я остаюсь, издательского комплекса и, естественно, знаковыми конференциями (сегодня их уже три: «Крым», «LIBCOM» и «БиблиоПитер»). Также, по мере своих сил, я бы хотел принимать участие в новых проектах, которые мы будем инициировать вместе с новым генеральным директором ГПНТБ России Александром Сергеевичем Караушем и его заместителями. В частности, большой интерес у меня вызывают образовательная деятельность и работа Центра шахматной культуры и информации, в котором я являюсь председателем Попечительского Совета.

Кроме того, нам необходимо поднимать статус международного сотрудничества, который у нас сегодня – особенно после крымских санкций и утрате функций агента по национальной/централизованной подписке, – сильно понизился. Думаю, в этом сильно поможет то, что более 20 лет я был в ИФЛА членом 5 комитетов.

А. Н.: Нам известно, что именно Вам принадлежала инициатива пригласить Александра Сергеевича Карауша принять участие в конкурсе на должность руководителя ГПНТБ России. Расскажите читателям о новом директоре библиотеки и о том, почему Вы предложили коллективу и Министерству именно его кандидатуру.

Я. Ш.: После того, как я уже точно понял, что мне придется все же покинуть пост генерального директора, несмотря на большую общественную поддержку и огромное количество ходатайств, я начал искать человека, который мог бы занять мое место. Сначала я возлагал большие надежды на Михаила Владимировича Гончарова, с которым я работаю вместе много лет и который практически является моей правой рукой по главным проектам, но после его категорического отказа я понял, что надо искать себе преемника где-то на стороне. В библиотеке я больше не видел подходящих кандидатур, да никто и не стремился к такой ответственности.

А все кандидаты, которые либо сами ко мне приходили, либо мне их предлагали, меня по разным причинам не устраивали. И тогда я вспомнил про Александра Сергеевича Карауша, с которым мы знакомы много лет, поскольку Александр Сергеевич является активным участником наших конференций «Крым» и «LIBCOM» с 2000 года. Также я сам неоднократно бывал в Томске, и во время наших встреч мы всегда плодотворно работали и сотрудничали в период с 2010 по 2018 год.

В 2010 году в Томске проходила конференция Российской библиотечной ассоциации, в которой я участвовал как вице-президент РБА. Также в делегации ГПНТБ России со мной были Галина Александровна Евстигнеева, Ольга Анатольевна Середа и Елена Владиславовна Линдеман. Конференция сама по себе была очень драматичной, потому что, помимо основной программы, были выборы президента РБА, где в серьезной схватке схлестнулись Екатерина Юрьевна Гениева и Владимир Николаевич Зайцев, который был действующим президентом РБА. Мы видели, как все это происходило: как проиграла Екатерина Юрьевна, причем с серьезным отрывом, хотя многие думали, что она выиграет, поскольку ее программа действительно должна была внести новое в деятельность РБА. Но Владимир Николаевич был в то время чрезвычайно популярен в стране, и обойти его было невозможно.

С Александром Сергеевичем на тему этих баталий мы не общались, но встречались и вместе посетили главную библиотеку Томска – областную универсальную научную библиотеку им. А.С. Пушкина, которую возглавляла и до сих пор возглавляет легендарный директор Нина Михайловна Барабанщикова.

Затем у нас в Томске была встреча на очень любопытной конференции: я ее придумал и заразил этой идеей Андрея Мартиновича Полякова, который в то время был заместителем директора нашего курирующего департамента Министерства. Вместе с ним мы создали Урало-Сибирскую конференцию; первую мы провели в 2014 году в Перми и Екатеринбурге, а вторая прошла в 2015 году в Новосибирске и Томске. Я помню, как сейчас, что она проходила со 2 по 5 марта. Этими конференциями мы распространяли в этой части страны те идеи и те проекты, которые ГПНТБ России реализовывала под управлением Министерства: прежде всего, это была Карта российской науки, Национальная/централизованная подписка, проект ЭКБСОН и начинающийся проект Научный архив. Это были серьезные федеральные проекты: и Министерство докладывало со своей стороны, а мы со своей. Вторая Урало-Сибирская конференция имела несколько секций: две в Новосибирске и две в Томске. В Томске одна проходила в Томском политехническом университете и еще одна секция была как раз в областной универсальной научной библиотеке им. А. С. Пушкина. Как раз в этих мероприятиях активно принимал участие Александр Сергеевич. Он выступил с докладом, затем мы с ним провели круглый стол, который, как я помню, назывался «О возможностях библиотек по работе с электронной информацией в правовом поле» – причем, мы оба склонялись к необходимости дать библиотекам больше информации о правовой составляющей нашей деятельности.

В 2018 году в Томском государственном университете проходила большая конференция, на которой я выступал как приглашенный докладчик. И тогда мы тоже встретились в Александром Сергеевичем, и он активно нам помогал, начиная с заселения в гостиницу, поездок по городу, культурной программы и так далее.

Кроме того, Александр Сергеевич является членом правления Ассоциации ЭБНИТ, одним из «продвинутых» дистрибьюторов системы ИРБИС, а также он практически сразу стал вице-президентом Национальной ассоциации «Библиотеки будущего» (НАББ), основанной по моему предложению и при поддержке многих организаций в 2015 году.

Я должен сказать, что у меня было сомнение, согласится ли Александр Сергеевич так резко менять город, работу, ведь он был уважаемым директором Муниципальной информационной библиотечной системы Томска – одной из ведущих объединений муниципальных библиотек России. Но он практически сразу согласился, сказав мне, что тоже думал о каком-то следующем шаге и что в Томске ему становится уже тесновато. Тут все счастливо совпало: и его желание повысить свой статус, в том числе с возможностью переезда в Москву, и мое желание найти достойного преемника. Вначале, правда, я расстроился: будучи в тесном контакте с нашим куратором из Министерства, я рассказал ей о кандидатуре А. С. Карауша, но не встретил горячего одобрения. Тем не менее, отказ не получил, что уже было хорошо.

Мы приступили к реализации нашего плана: Александр Сергеевич приехал, мы неоднократно встречались, я показал ему библиотеку и рассказал о своем видении ее будущего. Многих наших сотрудников и друзей библиотеки он знал давно – вот так мы и пришли сначала к Ученому совету, потом к собранию коллектива и к выборам.

А. Н.: А как Вы можете охарактеризовать Александра Сергеевича с точки зрения его профессиональных компетенций и личных качеств?

Я. Ш.: Александр Сергеевич прекрасно подходит на эту должность: он достаточно молод – на момент нашего предложения ему было 45, – но при этом этот возраст достаточно зрелый для того, чтобы начинать работу на новом поприще и возглавить такого гиганта, как ГПНТБ России. Его научный профиль – автоматизированные системы управления и технологии управления библиотечными системами. Этот профиль мне импонирует, ведь это то, что обязательно нужно иметь в «портфеле» директора. Он кандидат технических наук, и у него достаточное количество научных трудов, докладов, а также большой опыт преподавательской деятельности: он преподавал в Томском государственном университете систем управления и радиоэлектроники на кафедре электроники и защиты информации радиотехнического факультета. Это тоже хорошо, потому что мы поддерживали базовую кафедру при Московском государственном институте культуры (до 2018 года), а сейчас – кафедру при Московском государственном лингвистическом университете, и я сразу обсудил с Александром Сергеевичем вопрос о том, что он будет продолжать преподавательскую деятельность на нашей кафедре. Он с удовольствием согласился.

На сегодняшний день у Александра Сергеевича очень сложная задача: ему нужно будет состояться как директору такого крупного и сложного учреждения как ГПНТБ России. Я бы очень этого хотел, и я уверен, что он будет моим настоящим преемником и будет так себя позиционировать. У нас нет принципиальных разногласий, у нас хорошие профессиональные и дружеские отношения. Я уверен, что мой выбор был абсолютно правильным: его одобряют и коллектив библиотеки, и библиотечное сообщество в целом.

А. Н.: Думаю, что теперь у Ваших коллег появилось примерное представление о текущей ситуации. Но я уверена, что их также интересует некоторая «историческая справка». Давайте ненадолго вернемся к самому началу Вашей трудовой деятельности: расскажите, как Вы пришли в библиотеку?

Я. Ш.: В ГПНТБ СССР я пришел в 1978 году и работаю здесь до сих пор, как Вы знаете. До этого я работал три года в других местах: закончив Казанский авиационный институт (ныне технический университет имени А.Н. Туполева), факультет вычислительных и управляющих систем по специальности прикладная математика, поработав программистом и постановщиком задач в двух организациях и, переехав в Москву, стал искать работу, связанную с моей специальностью: вычислительной техникой, алгоритмизацией, разработкой специализированных АСУ. Тогда в ГПНТБ России (на тот момент ГПНТБ СССР) как раз разрабатывали одну из первых в стране автоматизированную библиотечную систему, и меня пригласили в сектор, занимавшийся разработкой проблем управления, а точнее – в сектор исследования процессов управления ГПНТБ СССР.

До этого я работал на Казанском заводе ЭВМ, в специальном конструкторском бюро, которое занималось по заданию московского института НИЦЭВТ адаптацией операционной системы ОС-360 и ОС-370 для машин ЕС ЭВМ. Кстати, моя дипломная работа – программа на языке Ассемблер для операционной системы ОС ЕС ЭВМ – была первой в стране программой, разработанной в этой среде.

Потом короткое время я работал на Украине, в г. Житомир, в Республиканском проектно-технологическом производственном объединении «Укрсельхозтехсистема». Там я работал в должности инженера-математика-программиста и, начав работу на ЭВМ 2-го поколения УРАЛ-14Д, вскоре был брошен на освоение полученной ЭВМ ЕС-1030 и оказался единственным программистом, знакомым с этой техникой. Для многих это была новая и непонятная техника: главный инженер, например, снисходительно похлопывая меня по плечу, говорил на чисто украинском языке: «Вот ты говоришь – машина. Разве ж это машина? Вот трактор – это машина». Но трактористом я не стал – и, проработав там полтора года, уехал в Москву.

Как я говорил ранее, на сегодняшний день в ГПНТБ России я проработал 41 год. Из них 28 лет был на руководящих должностях: 15 лет был первым заместителем директора, заместителем директора по научной работе и автоматизации, а последние 13 лет я был генеральным директором библиотеки вплоть до 31 октября 2019 года.

Как я считаю, за это время мне удалось многое сделать для изменения имиджа и позиции библиотеки на отечественной и международной арене.

А. Н.: Как связана специальность, которую Вы получили в институте, с библиотечной деятельностью? Как получилось, что Вы начали заниматься именно этим?

Я. Ш.: Работая на заводе, я постоянно искал путь в науку, потому что мне не удалось по окончании института остаться на кафедре – там было всего одно место и его отдали другому человеку. На заводе я был направлен в Специальное конструкторское бюро, которое в тот момент, как я уже упоминал, адаптировало программы для ОС ЕС ЭВМ, но при этом все равно продолжал искать возможность реализации себя как будущего ученого.

Уже работая в Специальном конструкторском бюро, я написал статью про статистический анализ работы вычислительного центра, а также мне удалось поступить в заочную аспирантуру Института проблем передачи информации Академии наук СССР. Там я попал в лабораторию известного ученого Анатолия Демьяновича Харкевича, а моими научными руководителями стали Исаак Моисеевич Духовный, который, к сожалению, трагически погиб после того, как уехал в Америку (1980 г.), и Виктор Аронович Ивницкий, с которым мы много работали и довели диссертацию до ума. В аспирантуре я занимался системами массового обслуживания – это раздел теории вероятности, и мне пригодились многие мои институтские курсы.

В ГПНТБ СССР я пришел, уже будучи на 4 курсе аспирантуры. И я думал, что работа там будет достаточно легкой, хоть у меня и не было базового библиотечного образования. Но оказалось, что предметная область библиотек является очень сложной. Мои старшие коллеги из отдела комплектования – Марина Владимировна Сланская и Галина Николаевна Седова – посоветовали мне самостоятельно как следует изучить предметную область. Я понял, что это правильно, и около полутора лет изучал различную литературу, ходил по помещениям библиотеки, спускался в подвалы. Зато потом я смог с гордостью сказать, что, хоть у меня и не было базового библиотечного образования, я получил его самостоятельно, поэтому, работая над своими публикациями, я уже без проблем понимал профессиональных библиотекарей, а они понимали меня. И даже моя кандидатская диссертация «Модели разомкнутых систем массового обслуживания в информационно-вычислительных системах», которая почти не была связана с работой библиотеки, но содержала в себе приложение, в котором я построил сетевую стохастическую модель работы служб МБА: то есть, проанализировал поступающие запросы, обслуживание и в виде стохастического графа включил это приложение в свою диссертацию. Это было первое приложение моей научной деятельности к деятельности библиотеки.

А. Н.: Расскажите подробнее о начале вашей работы в ГПНТБ России.

Я. Ш.: Когда я выбирал работу, я, как уже говорил, был на четвертом курсе заочной аспирантуры Института проблем передачи информации АН СССР (сейчас – РАН). Как и у любого аспиранта, у меня была мечта: получить должность «научный сотрудник», так как за кандидатскую степень платили в том случае, если ты находишься на этой должности. Еще зарплата зависела от категории института, в котором ты работаешь: были институты 1-й категории и 2-й, была еще 3-я категория, но я лично такие не встречал.

Когда я ходил по различным организациям и искал работу, связанную с прикладной математикой, меня всегда интересовала должность. Как правило – в лучшем случае, – это были инженерные должности, потому что в то время прикладной математикой занимались программисты. Где-то меня рассматривали как научного сотрудника, но должность выше, чем «младший научный сотрудник», не предлагали.

И вдруг я случайно узнал, что освобождается место старшего научного сотрудника в ГПНТБ СССР в секторе исследования процессов управления. Его начальником тогда был Анатолий Григорьевич Раев – очень интересный и грамотный человек, с которым мы потом подружились. В 90-х он уехал в Америку, но мы поддерживали связь: правда, в последнее время эта связь пропала. До нашей библиотеки он долгое время работал в Институте проблем управления АН СССР – этот институт был одним из ключевых академических институтов и был основан знаменитым академиком Трапезниковым – в лаборатории крупного ученого Э. Л. Ицковича. Его специальностью, конечно, было управление, управленческие задачи, оптимизация и так далее. Анатолий Григорьевич возглавлял сектор, в котором было 6 человек, и старший научный сотрудник Александр Витальевич Егорьичев на тот момент переходил в другое подразделение библиотеки в ранге заведующего сектором – и его место стало вакантным.

А. Н.: Вы получили это место сразу?

Я. Ш.: Когда я пришел туда, Анатолий Григорьевич провел со мной краткое собеседование и сразу сказал мне, что я ему подхожу. Затем началась небольшая волокита с оформлением на работу: я помню, что была какая-то замедленная реакция у первого отдела. Хотя до этого я работал на Казанском заводе ЭВМ и у меня были все необходимые допуски, так вот, когда я об этом сказал, дело сразу пошло. Я до сих пор не понимаю, какой именно особый допуск нужен был в публичную библиотеку – скорее всего это были формальные зацепки, – но меня взяли, и я приступил к работе в этом удивительном коллективе.

Как прикладной математик я был сразу брошен на оптимизацию технологических процессов в библиотеке: я помню, что вначале занимался комплектованием (поэтому моими наставниками и стали Т. Н. Седова и М. В. Сланская, заведующая и заместитель заведующего отделом комплектования), потом немного МБА. Среди своих коллег я хорошо помню Владимира Епифанова, Владимира Комова – моего близкого друга (к сожалению, он ушел из жизни в 2003 году, будучи в ранге замдиректора Парламентской библиотеки), Галину Невскую, Нину Гриссик, Людмилу Пахомову, Юрия Строганова. Команда была удивительная, слаженная: мы отлично и работали вместе, и проводили праздники. Это был, как я уже говорил, сектор исследования процессов управления ГПНТБ СССР, а кроме него по этому направлению деятельности существовал большой отдел АСУ ГПНТБ, его возглавляла Альберта Лазаревна Зирка. Вот так мы вместе, этими двумя отделами, делали первую автоматизированную систему ГПНТБ СССР.

Первая автоматизированная система была знаменита прежде всего полным циклом задач по МБА. Далее, впервые в стране мы стали разрабатывать анализ и прогнозирование читательского спроса – то, что до сих пор недостаточно развито в библиотеках нашей страны. Эти задачи были очень интересны и помогали оптимизировать процессы комплектования фонда от предварительного заказа до расстановки и размещения: для работы библиотеки это было важно. Во многом успешной разработке содействовала Эвелина Николаевна Мезенцева и Елена Александровна Еронина, впоследствии ставшая заместителем директора ГПНТБ России по библиотечной работе (к сожалению, два года назад она ушла из жизни).

В 1988 году Анатолий Григорьевич Раев покинул библиотеку, был проведен конкурс и сформирован новый большой отдел. На тот момент я уже был кандидатом наук – я защитился в 1983 году, а в 1984 году ВАК меня утвердил. В 1986 году, еще при А.Г. Раеве, я стал завсектором, в конце 1988 года я прошел по конкурсу (тогда впервые в ГПНТБ СССР был проведен конкурс на должность начальника отдела с тайным голосованием – мой счет был 28 – за, 5 – против) и стал начальником большого отдела, который объединил в себе автоматизированные системы АСНТИ-ОЛ, АСНТИ-ЗК, АСНТИ-ЗПИ – то, что являлось основой Сводного каталога научно-технической литературы.

Это, на мой взгляд, была уникальная система, которая работает до сих пор. Она базировалась на информации русскоязычных фондов научно-технических библиотек союзных республик: можно было в одном месте посмотреть все то, что издается во всех 15-ти республиках. Потом республики стали одна за другой отходить от этой системы, и долгое время эта система работала, опираясь на фонды России, Украины, Белоруссии, Казахстана, Кыргызстана и, по-моему, Узбекистана. Сейчас особой актуальности эта база не имеет, но, с ретроспективной точки зрения, ей нет равных: нет никакого другого места в стране, где можно получить, например, список книг по математике или физике, изданных, скажем, в Ташкенте или в Украине в 1980 или 1985 году на русском языке.

После 1989 года, когда я стал начальником этого большого отдела, на тот момент нашим директором был Александр Сергеевич Сорокин, и он назначил меня главным конструктором автоматизированных систем и сетей ГПНТБ СССР.

А. Н.: Получается, что за время Вашей работы в ГПНТБ СССР Вы застали нескольких директоров. Расскажите о них подробнее.

Я. Ш.: Когда я пришел в библиотеку, директором была Ирина Михайловна Харина, легендарный человек. Она долго работала в нашей библиотеке: сначала возглавляла подразделение иностранного комплектования, потом была заместителем директора, потом стала директором. Она была председателем объединения узников Освенцима: Ирина Михайловна прошла войну, была радисткой, попала в плен, была отправлена в лагерь Освенцим, потом бежала оттуда – мы все знаем ее как человека с легендарной биографией.

Мы не были близко знакомы, пока она была директором библиотеки. В то время, когда она была директором и членом Партбюро, а я – председателем группы народного контроля, мы виделись как раз на собраниях Партбюро (я не был его членом, но меня приглашали). Ирина Михайловна всегда была ко мне доброжелательна, относилась хорошо и поддерживала вносимые мною инициативы. Интересно то, что после, когда она уже покинула свой пост, мы стали общаться гораздо больше и даже чаще виделись. Ушла она из библиотеки в 1987 году, когда появился Александр Сергеевич Сорокин – он пришел из Международного центра научно-технической информации. Это был совершенно другой тип руководителя – он был европейским человеком, с прекрасным английским. Он проработал у нас всего три года и потом уехал в Вену, где возглавил библиотеку МАГАТЭ (Международного агентства по атомной энергии). Именно при нем я стал заведующим самого крупного научного отдела и главным конструктором автоматизированных систем и сетей ГПНТБ СССР. А заместителем директора по науке и автоматизации в тот момент был Владислав Михайлович Ростовцев – в определенном смысле мой учитель, который дал мне очень многое для того, чтобы я стал тем, кем я стал.

Александр Сергеевич уехал в Вену в 1990 году. В то время я как раз был в отпуске – это была последняя возможность отдохнуть в рамках советской системы по путевкам (я отдыхал с семьей в литовской Паланге, а путевку мне помогли приобрести в Национальной библиотеке Литвы). После отъезда А. С. Сорокина В. М. Ростовцева не назначили на пост директора, как мы все ожидали, и он ушел в Международный центр научно-технической информации. А в ГПНТБ СССР в качестве руководителя пришел Андрей Ильич Земсков, который до этого был на партийной работе (он пришел к нам с должности первого секретаря Ворошиловского райкома партии г. Москвы). Многие восприняли негативно его приход: обо всем этом я узнавал по телефону, находясь в отпуске, и старался убедить коллег, что сначала надо узнать человека, а потом делать выводы. Неважно, что он не заканчивал библиотечный институт, – я тоже его не заканчивал, и Сорокин с Ростовцевым не заканчивали, и многие другие руководители тоже.

Когда я вернулся из отпуска, Андрей Ильич уже вовсю руководил библиотекой. Он почти сразу же пригласил меня к себе, поинтересовался, что и как я делаю, в чем состоят функции главного конструктора. Достаточно быстро он назначил меня заместителем директора по научной работе и автоматизации, а потом и первым заместителем директора с сохранением должности заместителя по науке и автоматизации. Так с Андреем Ильичом мы проработали до 2006 года. В 2006 году его освободили от должности, и через какое-то время меня назначили на пост директора. Андрей Ильич до сих пор работает в ГПНТБ России в должности ведущего научного сотрудника, мы с ним тесно сотрудничаем, пишем книги, статьи, он участвует в наших конференциях, и мы сохраняем хорошие и профессиональные, и дружеские отношения.

А об Александре Сергеевиче Карауше, который заменил меня на посту генерального директора в марте 2020 года, я уже рассказал Вам ранее.

А. Н.: Какие самые важные результаты Вашей деятельности в библиотеке Вы хотели бы отметить?

Я. Ш.: В первую очередь, это создание системы библиотечной автоматизации полного цикла. ГПНТБ России многие годы и по сей день остается единственной в стране библиотекой, где нет ручных операций и полностью автоматизированы технологии. В ГПНТБ России уже более 15 лет не ведется традиционный карточный каталог. В любой библиотеке страны вы увидите «кубы»: у нас таких «кубов» всего два – и это музейные экспонаты.

Второе – это внедрение новых технологий: стоит им только появиться, мы начинаем использовать их в библиотеке. Это началось еще в 90-х годах со штрих-кодов и продолжается до сих пор: мы используем онлайн-сервисы, электронные библиотеки, RFID-метки, открытый доступ и многое другое.

Обязательно нужно сказать и о нашем международном статусе: ГПНТБ России достаточно известна в мире. Я лично принимал участие в работе пяти комитетов ИФЛА: по парламентским библиотекам, по информационным технологиям, по статистике и по авторскому праву и другим смежным юридическим вопросам. И параллельно я шесть лет был членом Постоянного комитета по ЮНИМАРКУ, а ряд моих коллег были членами других комитетов. Я считаю, что мы оставили заметный след в ИФЛА, и до недавнего времени любой действующий президент этой организации знал меня и моих коллег: особенно после того, как мы придумали и стали проводить Форум «Крым» и конференцию «LIBCOM».

Кстати, работая в ИФЛА, мы смогли там хорошо «засветиться»: в рамках гранта, в секции по информационным технологиям совместно с Ю. Н. Хохловым и при участии М. В. Гончарова мы разработали проект анализа действующих систем кодировки кириллицы (никто не верит, но их было 17!). Далее, мы поразили OCLC, переведя и издав на русском языке 21-е издание системы классификации Дьюи (при участии Е. М. Зайцевой и активной поддержке руководителя офиса Дьюи в OCLC Джоан Митчелл). Кстати, всем приезжающим на стажировки или на экскурсии в штаб-квартиру OCLC в г. Дублин, штат Огайо, показывают в библиотеке компании это издание. И, наконец, в рамках программы комитета CLM (авторское право и другие юридические вопросы) мне удалось несколько лет выступать с докладом о состоянии авторского права в России, а в 2014 году выступить с одним из основных докладов на сателлитном мероприятии CLM в Страсбурге перед Конгрессом ИФЛА в Лионе.

А. Н.: Хорошо, что Вы заговорили об этих ключевых аспектах международной деятельности библиотеки. Пожалуйста, расскажите подробнее обо всех конференциях, которые проводит ГПНТБ России.

Я. Ш.: Международные конференции «Крым» и «LIBCOM» являются визитными карточками нашей библиотеки. «Крым» вот уже 6 лет работает как один из крупнейших профессиональных международных форумов не только в библиотечной сфере. Даже его название – «Книга. Культура. Образование. Инновации» – показывает широту охвата проблематики. Фактически, это крупнейшее мероприятие в целом в области науки, культуры и образования, – но при этом библиотечная компонента остается самой крупной и знаковой частью Форума. Библиотечная конференция «Библиотеки и информационные ресурсы в мире науки, культуры, образования и бизнеса», проводящаяся уже 26 лет, по-прежнему привлекает библиотечных работников разного ранга. Другие компоненты Форума: музейная ассамблея, научно-образовательный форум, отраслевая конференция издателей и книгораспространителей еще не достигли такого уровня посещаемости, но идут к этому.

Меня, собственно, многие в мире и знают как председателя Оргкомитета этого Форума: иногда, особенно на конференциях ИФЛА, я слышал в свой адрес обращение «Mister Crimea» (Мистер Крым). Очень многие мировые эксперты в области библиотечного дела приезжают к нам, и я, без лишней скромности, хочу заметить, что, как правило, по моему приглашению.

Для многих, особенно российских, участников Форум «Крым» – это своего рода отдушина; место, которые нельзя не посещать. Многие участники говорят: «Наш библиотечный год начинается с Крымской конференции». Большинство уже не представляет себе, как можно не посидеть за столиком кафе «Южанка» теплым июньским вечером или на заветной лавочке в замечательном парке. Это, конечно, после посещения интересных лекций, участия в дискуссиях и мастер-классах.

А наш традиционный вечерний мюзикл? Именно мюзикл, я не люблю слово «капустник», которое совершенно не подходит к тому, что мы делаем на сцене летнего зала в ТОК «Судак». Как-то я решил: всё, хватит, не буду больше сам играть, посмотрю на все это из зала. «Нет, – сказали мне коллеги, – без Вас и мы не будем». И я остался: в качестве и актера, и сценариста, и продюсера.

Также, насколько я знаю от многих коллег, мой Ежегодный доклад является знаковым моментом Форума: его ждут, читают, изучают, а ряд журналов перепечатывает. А игра «Что? Где? Когда? в библиотечном, книжном и издательском пространстве»? И все остальное? Нет, и я, и мои единомышленники, главным образом из ГПНТБ России, уже не представляют своей жизни без этой крымской эпопеи. И я продолжу делать этот Форум, ведь я остаюсь председателем Оргкомитета. А про «LIBCOM», мне кажется, нужно рассказывать отдельно.

А. Н.: Хорошо, о конференции «LIBCOM» поговорим позже. А сейчас расскажите, как вообще возникла сама идея проведения, пожалуй, самой известной конференции ГПНТБ России – «Крым»?

Я. Ш.: Отвечая на этот вопрос, нельзя не упомянуть, прежде всего, Ассоциацию научных и научно-технических библиотек (АННТБ). В 1991 году, практически сразу после того, как было создано Российское государство, для того, чтобы сохранить производственные, научные, техническое связи с библиотеками бывших союзных республик, была создана АННТБ. В создании этой Ассоциации участвовала наша библиотека, библиотека Академии наук в Санкт-Петербурге, которую в то время возглавлял Валерий Павлович Леонов (сейчас он, к счастью, жив и здоров и является научным руководителем этой библиотеки, как и Ваш покорный слуга). В создании Ассоциации принимали участие Андрей Ильич Земсков – на тот момент директор ГПНТБ России, Борис Родионович Логинов, который был директором Государственной центральной научно-медицинской библиотеки, ряд директоров библиотек бывших союзных республик, например, Галина Ивановна Пехота – директор Республиканской научно-технической библиотеки Беларуси – и другие.

Ассоциация работала достаточно эффективно, и ее деятельность была интересна многим. Андрей Ильич был её вице-президентом, а потом через несколько лет он стал президентом Ассоциации. А я в это время являлся председателем Комитета по автоматизации этой Ассоциации.

Под эгидой Ассоциации проводились очень интересные конференции. В 1993 году конференция Ассоциации проходила в Великом Новгороде. Тогда ответственным секретарем была Светлана Сергеевна Ошарина, которая возглавляла научно-методический отдел ГПНТБ России. На эту конференцию были приглашены также иностранные специалисты – Мишель Ляльман из Франции, который представлял программный пакет LIBER, были участники из Литвы, из Латвии, из Казахстана, Украины.

Я же на тот момент договорился с Андреем Ильичом, что мы выделим Комитет по автоматизации Ассоциации в отдельную, узкопрофессиональную ассоциацию, посвященную распространению в стране и в СНГ пакета CDS-ISIS, так как ГПНТБ России была одним из дистрибьюторов этого пакета (а потом стала единоличным представителем на территории России и стран СНГ). Многие библиотеки использовали этот пакет, и мы решили, что самым простым путем будет создать профильную Ассоциацию на базе Комитета по автоматизации. Это была наша общая идея с Борисом Исаевичем Маршаком – и мы эту Ассоциацию создали. Я стал ее президентом, а Борис Исаевич – исполнительным директором.

И тогда же, принимая активное участие в конференции в Великом Новгороде, я подумал, почему бы нам не сделать свою международную конференцию – еще масштабнее и интереснее, чем эта. Но для этого нужно было найти место, которое привлекало бы участников. Так появился Крым.

А. Н.: Почему же именно Крым, а не Черноморское побережье Кавказа, например? Там тоже – море, солнце, южный климат, природные красоты и культурные достопримечательности.

Я. Ш.: Да, многие интересуются, почему мы выбрали Крым, а не Кавказ. Отвечаю: во-первых, мы изначально знали, что Кавказ дороже Крыма, во-вторых, то, что Крым не был территорией России, было определенным преимуществом: мы одновременно решали вопрос привлечения большего числа иностранцев и оказания помощи Крымским библиотекам, которые испытывали проблемы с недостатком русскоязычной литературы – а с этим мы могли им помочь.

Для того, чтобы понять, где именно проводить конференцию, в 1993 году, вернувшись из Великого Новгорода, я решил поехать в отпуск в Крым и заодно решить эти вопросы. На тот момент с нашей библиотекой работала фирма, базирующаяся в Нижнем Новгороде, но имевшая своих представителей в Крыму. Они, а именно их представитель Леонид Петрович Белоусов, посоветовали нам приобрести путевки в военный санаторий в Евпатории. Леонид Петрович был представителем этой фирмы, которая выпускала медицинские приборы, а тестовую площадку именно в этом санатории по согласованию с руководством обеспечивал Александр Васильевич Клименко – руководитель транспортной службы санатория.

Мы встретились с Александром Васильевичем, и он сразу понял мою идею и взялся организовать нашу конференцию в своем санатории. Мы вместе поехали к начальнику санатория, но он, неожиданно для нас, отказал, сославшись на то, что военные санатории не предусматривают участие иностранцев.

Мы начали поиски в Евпатории, и там свои услуги нам предложило научно-производственное объединение «Волна», генеральным директором которого был Анатолий Николаевич Папаика. Там сразу одобрили идею и предоставили нам большой санаторий «Таврия» в качестве главной базы нашей конференции. На второй год они предоставили еще два своих объекта: гостиницу «Волна» и санаторий «Прометей». Так мы оказались в Евпатории.

Первые два года мы проводили конференции там, а потом решили поменять степной Крым на Крым живописный и переехали в Форос (Южный берег Крыма). После Фороса мы попали в Судак и уже осели там, похоже, что навсегда. На тот момент директором Дома отдыха «Судак» (впоследствии – «Туристско-оздоровительный комплекс «Судак») был Борис Давыдович Дейч, известный менеджер и политик, и он сумел нас, что называется, приворожить.

Изначально конференция «Крым» планировалась как конференция по автоматизации библиотек, но через два-три года она начала разрастаться и становиться все более и более универсальной, поэтому в 1997 году и возник LIBCOM как новая, более специализированная конференция. В это время наша конференция «Крым» становилась все больше и больше похожа на ИФЛА, и ее стали называть little IFLA (маленькая ИФЛА) – хотя наша конференция уже тогда была не такой уж маленькой. Кстати, хотел бы подчеркнуть, что моими главными помощниками были Б. И. Маршак, М. В. Залужская, М. В. Гончаров, С. А. Золотинская, Е. М. Зайцева и, как только что говорил: двое наших евпаторийцев – А. В. Клименко и Л. П. Белоусов, ну, конечно, нельзя не отметить нашего постоянного соратника от Министерства культуры Республики Крым Е. Г. Эмирову (Ткачук).

А. Н.: Почему Вы так увлечены организацией художественной части конференций – мюзиклами, концертами?

Я. Ш.: Во-первых, еще будучи студентом КАИ, я был вовлечен в творческие мероприятия нашего института, работал и дружил со многими ребятами-исполнителями. В нашем институте было целых семь вокально-инструментальных ансамблей, были постоянные конкурсы – не только местного, но и всесоюзного масштаба. Во-вторых, в общежитии я был заведующим радиоузлом. У меня была целая фонотека: ради нее я отказывался от многого, покупал пластинки, переписывал ленты. Я был инициатором проведения радиопередач, посвященных музыкальным группам, известным исполнителям. Эти же фонотеки я предоставлял своим друзьям-музыкантам, которые что-то брали, что-то слушали, что-то использовали в аранжировках – мы проводили целые ночи, слушая записи. Я помню выдвижной ящичек в тумбочке в радиоузле (в те времена мы все безбожно курили) – к утру он полностью наполнялся пеплом. Я настолько увлекся этой музыкой, что даже купил себе гитару и пошел на курсы – правда, хватило меня всего на три месяца. Но зато какие фото остались...

После того, как я закончил институт и пошел работать по распределению на Казанский завод ЭВМ, я сразу был назначен в комитете комсомола руководителем культурных программ, как только сказал о том, что разбираюсь в этой области. На этой должности я устраивал на заводе вечера отдыха, музыкальные вечера с живой музыкой – без «фанеры», без дискотек.

Поэтому, когда мы начали делать крымские конференции, мы только пару первых лет приглашали выступать коллективы или вообще обходились без этого. А вот с 1997 года, при активном участии Сергея Алексеевича Морозова, бывшего в то время заведующим клубом, а потом заместителем генерального директора по культуре ТОК «Судак», мы начали делать наши первые музыкальные представления – и привлекать к ним именно наших сотрудников. Многие говорили, что это очень необычно и приятно: утром послушать лекцию человека, а вечером увидеть, как он поет и танцует на сцене.

Потом мы стали понемногу приглашать и других людей в нашу творческую команду ГПНТБ России: несколько лет с нами выступал народный артист России Виктор Проскурин, многие годы и до сих пор в наших спектаклях участвует депутат Государственной Думы Светлана Журова, представитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Александр Воропаев, известные специалисты и преподаватели – А. М. Мазурицкий и В. К. Степанов.

Для конференции «LIBCOM» мы придумали другую форму вечернего мероприятия – сигарный клуб, но она появилась только примерно 5 лет назад. Это не мюзикл, не капустник, а, своего рода, организованная посиделка, в которой много музыкальных номеров.

В связи с этим нашим увлечением, начиная с 1998-1999 годов, я решил, что нам необходимо иметь свою костюмерную базу: что-то мы принесли из дома, что-то брали в аренду – и с тех пор мы стали работать в театральных костюмах, и нам навстречу шли и театры в Крыму, и костюмерный цех Московского государственного института культуры, и другие.

А. Н.: Как именно организовываются подобные художественные «секции» на конференциях? Кто придумывает сценарий, кого привлекают в качестве режиссера?

Я. Ш.: На первых конференциях в Крыму, как я уже упоминал, мы не делали вечернее торжественное открытие, а делали обычный вечер отдыха и, по-моему, даже никого не приглашали. Первые наши культурные мероприятия мы начали уже в Судаке, в 1997 году. Тогда уже упомянутый мной директор клуба Сергей Алексеевич Морозов – фигура очень творческая, великолепный музыкант, певец, актер – предложил сделать нам что-то именно своими силами.

Первые такие мероприятия мы делали спонтанно: они строились вокруг наших песен, ребята Морозова танцевали брейк-данс, Светлана Золотинская сразу была задействована как певица, тот же Сергей Морозов принимал участие в концерте как певец и аккомпаниатор; детский хореографический коллектив «Судак» сразу стал нашим постоянным партнером во главе со своим руководителем Зейнеп Усеиновой. Это были такие вечера, где люди получали удовольствие от красивых песен и танцев. А уже позже мы стали привязываться к датам: например, если был год юбилея известного писателя, или если был год литературы, год театра и так далее, то мы выстраивали наше выступление вокруг этого. Например, как сейчас помню, в 1999 году было 200 лет со дня рождения А.С. Пушкина, и мы делали небольшой литературно-музыкальный вечер. Юрий Николаевич Столяров, наш известный ученый-библиотековед, играл самого Пушкина – и, поскольку Юрий Николаевич большой знаток творчества и Пушкина, и Лермонтова, он с большим удовольствием сыграл эту роль и, кстати, достаточно часто об этом вспоминает.

Играли мы сами: если мы приглашали каких-либо известных артистов, то мы делали отдельный концерт с их участием. В день открытия конференции утром мы проводили торжественное открытие, вечером – мероприятие своими силами (наш мюзикл), а на следующий день уже был вечер с участием профессионалов: известных писателей (у нас были В. Аксенов, В. Войнович, Л. Улицкая, Д. Рубина, М. Веллер, В. Вишневский, И. Губерман, П. Дашкова, Т. Устинова, А. Берсенева, В. Сотников и др.), артистов (В. Качан, В. Проскурин, А. Филипенко, Е. Драпеко, А. Панкратов-Черный), музыкантов и авторов-исполнителей (А. Городницкий, В. Егоров, А. Мирзаян, Вадим и Леонид Мищуки, А. Суханов, К. Тарасов, Л. Чебоксарова, Е. Быков, Е. Фролова, Л. Новосельцева, А. Крамаренко, трио Игоря Бриля и группа «Редкая птица»), а также мой хороший друг, уже от нас ушедший, режиссер Г. Гярдушян. Но первый вечер всегда был наш. У нас организовался творческий коллектив: в основном, он состоял из сотрудников ГПНТБ России.

На каком-то этапе мы поняли, что нам нужен режиссер. Сценарная группа у нас была: в ней были я, Инна Ермилина, Александр Бродовский и Сергей Морозов присоединялся к нам. И, поскольку мы уже начали сотрудничать с МГУКИ и брать у них костюмы, мы снова обратились к ним, а именно к нашему партнеру и участнику конференций Вадиму Николаевичу Покутневу, доценту кафедры хореографии, он же был режиссером массовых сцен. Студенты, которые занимались хореографией у него на кафедре, часто украшали наше мероприятие, и, в дополнение к этому, он стал нашим режиссером-постановщиком до 2005 года.

В 2006 году нашим режиссером была Надежда Мызина, выпускница филиала Киевского университета культуры и искусств в Симферополе, которая помогла нам поставить один из лучших наших вечерних спектаклей по мотивам сказки Алексея Толстого – «Золотой ключик». Да, должен сказать, что на каком-то этапе мы решили, что, помимо привязки к датам, будем посвящать наши выступления известным произведениям, переиначенным на библиотечный лад. Так у нас появились музыкальные спектакли, посвященные «Золушке», «Трем мушкетерам», а, например, в нашем спектакле, посвященном войне 1812 года, Наташа Ростова была библиотекарем у Императора Александра I, роль которого сыграл я.

Тогда же мы стали привлекать сотрудников ТОК «Судак»: так, например, в 2006 году Раиса Ивановна Плетнева, генеральный директор ТОК «Судак», бывший заместитель директора по питанию, тоже играла в спектакле «Золотой ключик». Мы называли ее «Хозяйка Рая», и по ходу спектакля, официанты, которые по сценарию работали у нее в кабачке, выносили в зал пирожки, специально испеченные для этого мероприятия, и шампанское. Она оживляла наш спектакль, делала его более реальным. Раиса Ивановна, к сожалению, ушла из жизни в 2015 году, и я должен сказать, что, когда мы приезжаем в Судак, в один из первых дней я обязательно езжу на кладбище отдать дань ее памяти. Она всегда помогала нам: у нас никогда не была проблем с реквизитом, например, если нам нужна была старая шинель или балалайка, она поднимала на ноги весь Судак и обязательно всё находила.

После 2006 года по рекомендации министра культуры Крыма А. Л. Ермачкова мы пригласили в качестве режиссера декана филиала Киевского университета культуры и искусств в Крыму Николая Борисовича Антюфриева – и с тех пор и по сей день мы сотрудничаем с ним. У нас сформировалась команда: сценарная группа – Шрайберг, Бродовский, Ермилина (потом мы стали иногда подключать и Антюфриева), режиссер – Н. Б. Антюфриев, я также являюсь генеральным продюсером, а Инна Ермилина – исполнительным продюсером. И все мы, конечно, играли определенные роли.

А. Н.: Расскажите, пожалуйста, о некоторых приглашенных исполнителях, которые влились в творческую команду ГПНТБ России.

Я. Ш.: Как я уже говорил, мы с удовольствием приглашаем и других участников Форума. Несколько раз в наших спектаклях играл, как я упоминал ранее, и заслуженный артист России Виктор Проскурин. Что меня поразило: как народный артист, он играл, конечно, лучше всех нас, при этом он никогда не перечил режиссеру. Он сказал мне: «Если я актер – я должен слушаться режиссера. И никакие звания и титулы не имеют значения». И послушно, как и все мы, приходил на ночные репетиции. Их всегда было очень мало, ведь мы все заняты на регистрации и подготовке программы, а однажды единственной репетицией стал генеральный прогон представления.

В представлении по мотивам «Золотого ключика» Виктор Проскурин играл Водяного и сделал это так хорошо, что многие участники после концерта пришли за кулисы и хотели получить его автограф. Но он сказал: «Здесь автографы надо брать у этих людей», – и показал на нас.

Еще я прекрасно помню нашу постановку 2014 года, посвященную 200-летию М. Ю. Лермонтова. Мой большой друг и участник наших конференций Екатерина Юрьевна Гениева, директор Библиотеки Иностранной литературы, очень помогла нам в организации этого спектакля. Она заказала специальные сувениры, посвященные лермонтовским образам, которые нам передала. Мы придумали сценарий, используя произведение «Маскарад» и стихотворения Лермонтова. Но вдруг, буквально за неделю до постановки, мы узнали, что 200 лет в этом году исполняется не только Лермонтову, но и Тарасу Григорьевичу Шевченко. При этом, 2014 год был годом присоединения Крыма и годом начала сложных отношений с Украиной. И я решил, что мы не можем пропустить это: нам обязательно надо было включить в спектакль и образ Шевченко. Я родился на Украине и помню многие его произведения, и без проблем сыграл самого Тараса Григорьевича. Мы также включили украинские песни в исполнении нашего крымского друга, заслуженного артиста Украины и Крыма Юрия Лопушанского. Помимо этого, оказалось, что в этом же году исполнилось 100 лет со дня смерти самого известного крымскотатарского писателя Исмаила Гаспринского. И эту сюжетную линию мы тоже включили в спектакль. Сделать это помогла нам солистка Крымской филармонии, заслуженная артистка Украины и Крыма Эльмира Налбантова.

Так нам удалось сделать нашу своеобразную визитную карточку конференции.

Спектаклей было много, и сегодня трудно представить крымский форум без вечернего музыкального спектакля. Некоторые известные люди, которые приезжали только для утреннего приветствия, специально оставались, чтобы прослушать Ежегодный доклад и увидеть наш вечерний спектакль. Например, первый заместитель Министра культуры России В. В. Аристархов как-то сказал мне: «Меня привлекают две вещи в день открытия: Ваш Ежегодный доклад и вечерний спектакль: хочу посмотреть, как у вас Светлана Журова поет и танцует».

А. Н.: Как возникла идея Вашего выступления со специальным Ежегодным докладом конференции?

Я. Ш.: До 2001 года у нас в принципе не было Ежегодного доклада, а было обычное Пленарное заседание. Я, как правило, выступал на этом Пленарном заседании, наряду с представителями российского и украинского Министерства культуры. Иногда добавлялся четвертый доклад какого-либо известного ученого или специалиста.

А в 2001 году на одном из программных комитетов Андрей Ильич Земсков, на тот момент директор ГПНТБ России, предложил протокольные доклады заслушивать на текущих заседаниях, а это место отдать под ежегодный крупный аналитический доклад, который будет вводить в проблему, рассказывать, что произошло в библиотечном мире за этот год и задавать единое направление всем секциям и мероприятиям конференции в Крыму. И попросил меня выступить с таким докладом. Я дал согласие, думая, что выступлю только в этом году, но так получилось, что, начав выступать с таким докладом в 2001 году, в 2020 году должен был бы выступить с двадцатым, юбилейным докладом: он не состоялся, но обязательно состоится на следующем нашем Форуме.

Каждый мой Ежегодный доклад выходил отдельной брошюрой – ее мы раздавали сразу после прочтения доклада. Само выступление проходило и проходит в киноконцертном зале «Летний», для иностранцев мы организовывали синхронный перевод, было большое количество слайдов, я часто использую короткие отрывки из известных фильмов – в общем, всегда стараюсь всячески разнообразить свое выступление, чтобы участникам не было скучно слушать аналитику и статистику.

Основу доклада составляет множество материалов: я использую, конечно, все публикации в наших журналах и частично зарубежные публикации, естественно, ресурсы интернета, дайджесты и так далее. А с 2008-2009 года мы стали активно использовать материалы Лондонской книжной выставки-ярмарки, потому что на этой выставке проходит большое количество семинаров, в рамках которых выступают известные аналитики книжного рынка, освещая такие темы, как тенденции развития книжного рынка, взгляд на изменяющееся законодательство, особенно в области авторского права и интеллектуальной собственности, место библиотеки в связи с активной экспансией интернета и нарастающей цифровизации. Очень важно, что там дается свежий материал: например, мне нравятся статьи из журналов ИФЛА, но к моменту их публикации данные из них уже устаревают, а здесь, среди материалов выставки, встречаются только-только написанные отчеты известных аналитических фирм, нигде еще не опубликованные. И наши сотрудники – Ксения Волкова, Андрей Ильич Земсков и я том числе – постоянно ездили на эту выставку и собирали такие материалы. Потом мы вместе это обрабатываем, и я использую их для своего доклада. Также я сотрудничаю с Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, и Александр Воропаев всегда дает мне нужную статистическую информацию по развитию книжного рынка в России и в мире.

Этот доклад является неотъемлемой частью программы, на него есть большой спрос, его потом также печатают журнал НТБ, «Школьная библиотека», «Библиотека в школе» и ряд других журналов. И это тоже одно из тех направлений, которое я не собираюсь менять и, несмотря на то, что подготовка доклада очень трудоемкая и занимает месяц-полтора минимум, я буду и дальше этим заниматься. Как-то раз после одного из докладов ко мне подошел Евгений Иванович Кузьмин, которого все знают, как человека, возглавлявшего долгие годы библиотечное управление Министерства культуры, а потом ставшего президентом межрегионального центра по сотрудничеству с библиотеками, и сказал, что, если я захочу уйти из библиотеки, то он с радостью возьмет меня на работу главным аналитиком. Мне было приятно услышать такую его оценку моего доклада.

A. H.: Давайте вернемся к конференции «LIBCOM». Чем она принципиально отличается от конференции «Крым»? И чем отличается Ваша работа в качестве организатора этого мероприятия?

Я. Ш.: Конференция «LIBCOM» – «Информационные технологии, компьютерные системы и издательская продукция для библиотек» – родилась в 1997 году, после четырех крымских конференций. Ее появление было связано с тем, что крымская конференция все больше и больше уходила в сторону универсализации, она становилась, как я уже упоминал, «нашей ИФЛА», «little IFLA», и захватывала все больше областей библиотечной деятельности. Все больше иностранцев стали приезжать в Крым, и далеко не все из них владели русским языком, поэтому в крымских конференциях мы часто использовали синхронный перевод: это было очень важно, так как в большинстве наших библиотек уровень владения иностранным языком был еще достаточно слабым. С другой стороны, существенно начала расширяться универсализация тематики конференции, ее стремление действительно стать «нашей ИФЛА». Тогда я понял, что вопросы информационных технологий, автоматизации библиотек и смежных проблем уже не находятся в центре обсуждаемых проблем в Крыму, поэтому было принято решение организовать для них отдельную конференцию – «LIBCOM».

Первые три конференции «LIBCOM» мы провели в здании ГПНТБ России, на Кузнецком мосту. В 1999 году, когда мы проводили третью конференцию, стало ясно, что зал ГПНТБ на 70-80 человек, – масштаб не целой конференции, а только одной какой-то секции. Поэтому следующие лет десять мы проводили «LIBCOM» в пансионате «Ершово», в Подмосковье. Это место мы нашли отчасти благодаря Крыму, потому что один из первых наших помощников в организации в Судаке, Татьяна Григорьевна Никитина, переехала из Крыма в Подмосковье и стала работать главным экономистом в этом пансионате «Ершово», и наша конференция «LIBCOM» долгое время проходила именно там. А дальше пошло повторение крымского сценария, за исключением того, что мы старались брать темы не общего плана, а посвященные конкретно автоматизации, информатизации, новым информационным технологиям, интернету и так далее.

Также конференция «LIBCOM», хоть и была объявлена международной, была больше ориентирована на отечественное библиотечное сообщество. Если в то время в масштабах Крыма у нас на конференции были представлены 35-40 стран, то на «LIBCOMе» – 10-15 стран максимум, при этом многие иностранные участники были или носителями русского языка, или неплохо им владели. Однако мы и не гнались за большим количеством зарубежных участников, гораздо важнее было собрать на этой конференции тот пласт участников, которые, как правило, не могли доехать до Крыма: в первую очередь, это были представители вузовских библиотек, библиотек корпораций, небольших научно-технических библиотек. Таким образом, через достаточно короткое время эта конференция тоже стала популярной, знаковой, и мы могли спокойно докладывать, что у нас есть две конференции высокого уровня, международного класса, которые разделены по времени и совпадают по участникам на 50-60%.

А. Н.: А теперь появилась еще одна конференция. Расскажите, пожалуйста, про самую молодую конференцию – «БиблиоПитер».

Я. Ш.: Идея третьей конференции – «БиблиоПитер» – родилась у нас в конце 2019 года. Конференция прошла с 17 по 19 февраля 2020 года в г. Санкт-Петербурге, как ясно из названия. Конференция посвящена разработке новых подходов, методов и технологий в библиотечно-информационной сфере в условиях современной цифровой среды, ее полное название звучит как «Буква и Цифра: библиотеки на пути к цифровизации». Соорганизаторами конференции наряду с ГПНТБ России выступили Национальная библиотечная ассоциация «Библиотеки будущего» (НАББ), Ассоциация ЭБНИТ и Российская государственная библиотека, и по праву можно назвать соорганизатором компанию «ИРБИС-консультант» из Санкт-Петербурга, директор которой – Роман Альшанский – много сделал для ее успешного проведения.

Одним из отличительных моментов конференции стало то, что в разные дни она проводилась на разных площадках Санкт-Петербурга, а также каждый из дней был посвящен целиком либо Школе ИРБИС, либо Школе НАББ. Конференция носит практический характер: ее участники прослушали множество семинаров, приняли участия в мастер-классах и получили сертификаты. Также «БиблиоПитер» не является исключительно оффлайн-конференцией – учитывая то, что цифровизация является одной из основных тем, мы, как организаторы, не могли не воспользоваться ее возможностями: с конференции велись интернет-трансляции, которые посмотрели более 600 человек. Сейчас эти видеозаписи находятся на ютуб-канале ГПНТБ России.

Пользуясь случаем, хотел бы также поблагодарить наших партнеров по организации «БиблиоПитера» в Санкт-Петербургском государственном институте культуры: ректора А.С. Тургаева, декана В.В. Брежневу и директора библиотеки Е.А. Федотову, а также М. Э. Карпову, заведующую научной библиотекой Санкт-Петербургского государственного университета.

А. Н.: ГПНТБ России также известна своими международными проектами и активным сотрудничеством с зарубежным библиотечным сообществом. Расскажите о Ваших проектах за рубежом.

Я. Ш.: Это, конечно, очень большая тема. Мы часто бывали в Америке, и там осуществляли известную программу. Это программа была универсальна для всех стран, но в Америке она получила наибольшее развитие. Это была программа «Библиотечное дело, информация и образование США». Похожие программы мы проводили в Великобритании, Франции, Италии, Израиле и в ряде других стран.
Я начал свои поездки в Америку с 1992 года, когда был включен в программу Парламентского центра Российской Федерации для прохождения стажировки в Исследовательской службе Библиотеки Конгресса США. С 1994 года мы начали наши поездки в Америку от ГПНТБ России, но первые два года мы ездили с М.В. Гончаровым просто для участия в конференциях: в первый год это была конференция в городе Александрия, штат Вирджиния. В 1995 году мы начали формировать небольшие группы, а в 1997 году с нами поехала уже огромная группа специалистов в Вашингтон, Нью-Йорк, Бостон.

Наши поездки строились так: мы всегда посещали Вашингтон, потому что в Вашингтоне находился Американский совет по международному образованию – в то время он назывался Американский совет преподавателей русского языка и литературы (АСПРЯЛ). На их базе мы открыли небольшой международный библиотечный Центр. Они предоставляли нам аудитории, и у нас была разработана отличная программа для Вашингтона: семинар в нашем библиотечном центре, день разноплановых семинаров в Библиотеке Конгресса. Потом мы переезжали в Нью-Йорк: там нашим основным партнером была Нью-Йоркская публичная библиотека во главе с Эдвардом Казинцом, нашим старым другом и партнером. И традиционно в поездках мы брали третий город: и с точки зрения расширения географии, и с точки зрения просвещения – мы не ездили в третий город гулять, обязательно проводили там мероприятие.

Третий город всегда был разный: это был и Стэмфорд (Коннектикут), и Бостон, и Чикаго, и города западного побережья – Сан-Франциско, Лос-Анджелес, а также Майями, Хьюстон. А два раза мы совершили уникальный, по моему мнению, подвиг: освоили два автобусных маршрута, проехав страну из конца в конец. Один маршрут пролег от Балтимора на Восточном побережье страны до Сан-Диего на Западном побережье, второй – от Нью-Йорка до Галвестона в Мексиканском заливе. Таким образом, мы объехали более 15 штатов в каждой поездке и посетили в каждом штате библиотеку или университет.

Главная особенность этих поездок была в том, что мы не просто посещали мероприятия и слушали своих американских коллег, но и сами готовили доклады и приглашали их послушать о том, что мы умеем делать. Это были уникальные доклады и семинары, мы несколько лет выпускали труды, в которых они были собраны.

Эти поездки очень многое нам дали: например, в 2006 году в Йельском университете мы с Михаилом Афанасьевым представляли Россию и провели большой семинар. Тогда мы впервые увидели столкновение между американскими правообладателями и компанией Google. Очень жаль, что в 2014 году у нас завершились (во всяком случае, пока) отношения с Америкой в связи с присоединением Крыма, и наши программы были прекращены. Хотя и мы, и американцы до сих пор вспоминаем об этом: сколько было интересных встреч, докладов и планов

Такие же программы мы придумывали в Англии, Франции, Италии, Израиле, но они были существенно меньше и не такие регулярные как в Америке. В Америке наши программы были каждый год, в марте. В Англии тоже эти программы бывали достаточно часто, но были привязаны к международной выставке-конференции Online Infomation, которая шла в декабре, а потом мы перекинулись на Лондонскую книжную выставку-ярмарку, которая проходит в апреле.

В Израиле и в Италии мы были пару раз, во Франции три-четыре раза, но везде придерживались одной схемы: основной город и новые города с интересными библиотеками в каждой новой поездке. В Италии, например, 6 национальных библиотек: во Флоренции, в Риме, в Неаполе и так далее – мы были везде и всё посмотрели.

Я считаю, что наши поездки в Америку были моими первыми крупными международными проектами, в которых меня всячески поддерживал Андрей Ильич Земсков, который неоднократно сам принимал в них участие и выступал с докладами. Кроме того, с 1992 г. мы начали активно ездить на ИФЛА, уже с 1995 г. собирая группы заинтересованных библиотечных работников, издателей и других специалистов. Я думаю, что мы очень многое дали как российскому библиотечному сообществу, так и зарубежному. Также в наших поездках участвовали представители Украины, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Белоруссии, которым тоже это было полезно.

А. Н.: А какие новые проекты Вы планируете начать в ближайшее время?

Я. Ш.: Говоря о проектах, я хотел бы сначала вернуться немного назад. В начале второго десятилетия этого века мы стали думать о том, какие еще профессиональные сферы нам необходимо освоить. Но тот момент мы уже хорошо раскрутили наши конференции, прочно вошли в сообщество библиотек, имеющих развитые системы автоматизации, принимали участие в государственных целевых программах, в том числе, на правах главных организаторов.

Начиная с 2014 года, в том числе в связи с событиями в Крыму (мы не сомневались, что конференция останется, ведь в этом были очень заинтересованы ее участники, но понимали, что снизится поток иностранцев), мы поставили себе задачу привнести в библиотечный мир что-либо еще. Тогда у нас появились проекты Национальной/централизованной подписки, Карта российской науки, которая, на мой взгляд, была неоправданно закрыта, и нас вдобавок объявили виноватыми, хотя это полный абсурд, а цель у нас была только одна: содействовать развитию российской науки и помогать ей нашей статистикой. Также в это время появился ЭКБСОН – на сегодняшний момент самый крупный каталог в стране, потому как в нем больше 20 миллионов записей. Так появилась ещё не понятая многими система Научного архива, которая восстановила забытую технологию депонирования рукописей, в том числе в электронном виде.

Сегодня Национальная подписка передана другой организации, Карта российской науки закрыта, Научный архив не получил централизованной поддержки. Поэтому мы в поисках новых тем: статус библиотеки и профессионализм ее работников позволяет рассчитывать на то, что мы можем делать гораздо больше, чем мы делаем сейчас.

Одним из таких новых начинаний на данный момент является «Лекторий НАББ». «Лекторий НАББ» – это новый проект Национальной библиотечной ассоциации «Библиотеки будущего» и ГПНТБ России, главной задачей которого является повышение образовательного уровня наших коллег, пользователей наших услуг. Сначала мы предполагали, что просто пригласим известных специалистов в библиотечно-информационной сфере, запишем их лекции и выложим в интернет в открытом доступе. Но сейчас наша идея получила несколько иное развитие: я бы сказал так, на сегодняшнем этапе мы рассматриваем наш Лекторий как некоторую образовательную среду, в которой есть три направления.

Первое направление – библиотечно-информационное. Такие корифеи, как Аркадий Васильевич Соколов, Валерий Павлович Леонов, Руджеро Сергеевич Гиляревский, Юрий Николаевич Столяров и целый ряд других профессоров уже записали для него лекции или запишут в ближайшее время.

Второе направление я формулирую как «прикладные науки в современном информационном поле – прикладные науки, содействующие развитию цифровой информационной среды». Здесь мы бы хотели привлечь ряд известных ученых и уже договорились с некоторыми из них о записи лекций, в которых они расскажут о том, что такое блокчейн, из чего на сегодняшний день состоит цифровая среда, как трансформируется интернет в условиях всеобщей цифровизации и о других проблемах.

Третье направление является обучающим. Оно больше ориентировано на школьников, на выпускников и будет носить популяризаторский характер. В первую очередь, это будет популяризация таких наук, как физика, математика, химия, биология. Туда же будут включены шахматы и экология, которые также интересны молодому поколению. Это направление будет также связано с нашими контактами с образовательным центром «Сириус» фонда «Талант и успех», в новые проекты которого мы приглашены к участию.

А. Н.: И все же, если Вам предложили бы вернуться на пост генерального директора, Вы приняли бы это предложение?

Я. Ш.: Сегодня уже нет. И хотя чувство обиды у меня еще не до конца прошло, больше быть директором ГПНТБ России я не хочу. Иначе зачем мне было приглашать А. С. Карауша, который бросил работу, на время оставил семью в Томске и поехал в Москву? Предположим, что мне предложат вернуться в директорское кресло и даже гарантируют это. И что? Что я скажу Александру Сергеевичу: «Все, свободен!»? Нет, я так не могу. Я постепенно перестраиваюсь, хотя это не всегда получается. После 1 ноября 2019 г., приходя на работу и видя какие-то не устраивающие меня вещи, я сразу же хочу сделать замечание, но ловлю себя на мысли, что это уже не мое дело и что не надо лезть в управление.

Не скрою, обида еще не прошла, нужно время. Я знаю, что нужен библиотеке, нужен ее генеральному директору, нужен его заместителям, сотрудникам и многим-многим другим. Количество приглашений выступить, получаемое сегодня от российских библиотек, – огромное, и я ощущаю еще больше свою нужность. А как только я пойму, что я не нужен, я тут же уйду. Куда – не знаю, но точно – пока еще не огурцы на даче выращивать, хоть они у нас и неплохие получаются...

А. Н.: Что бы Вы хотели сказать в заключение нашей беседы?

Я. Ш.: Во-первых, хотел бы вспомнить с благодарностью всех своих заместителей: Б.И. Маршака, В.С. Лекомцева, Г.А. Евстигнееву, Е.В. Линдеман, а также А.О. Адамьянца, Н.И. Кралина. Это те надежные люди, с которыми мы вместе руководили библиотекой на протяжении многих лет.

А во-вторых, сегодня - наш профессиональный праздник – Общероссийский день библиотек. И я хотел бы от всей души поздравить своих коллег и друзей в ГПНТБ России, в других библиотеках, институтах, университетах, издательствах с этим праздником и пожелать им только одного – ЗДОРОВЬЯ! Я надеюсь, что уже в ближайшее время мы вернемся к обычной жизни и нашей повседневной работе на благо наших пользователей. До новых встреч!

А. Н.: Яков Леонидович, спасибо Вам за интересную беседу.

ГПНТБ России

 

Комментарии 

 
#1 Эмма Восканян 27.05.2020 14:22
Многоуважаемый Яков Леонидович, мы все Вас очень любим!А Ваши Крымские конференции не забудем никогда.Лучше них еще ничего не было в нашей библиотечной жизни!
С праздником! С Днем библиотек и великих библиотекарей!
Цитировать
 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

  aski 30 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.