Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Электронные книги в академических библиотеках США
11.04.2013 07:23

Рынок электронных книг в России развивается с оглядкой на процессы, происходящие с книжным рынком в США. И это относится не только к издательским тенденциям, но и к библиотечным. Согласно ежегодному отчёту Ассоциации американских издателей, в 2011 г. цифровые продажи книг в США составили 15%, поднявшись за год в два с половиной раза с 6%[1]. Осуществятся ли аналогичные изменения с электронными книгами в библиотечной сфере? Библиотечные закупки являются существенным элементом книжного рынка, особенно в сфере профессиональной и научной книги. К сожалению, мы не располагаем статистикой этих закупок, однако в наших руках оказалось социологическое исследование, проводимое ежегодно журналом School Library, касающееся использования электронных книг в академических библиотеках США: Ebook Usage in U.S. Academic Libraries – 2012[2], что и позволило провести настоящий обзор.


1. Данные Ассоциации американских издательств (Association of American Publishers) за 2011 г.: http://www.pro-books.ru/sitearticles/9820.

2. Ebook Usage in U.S. Academic Libraries – 2012 // Library Journal, 2013. P. 94. Онлайн-доступ: http://www.library.arkansas.gov/PublicLibraryServices/Documents/Ebook-Usage-Report-Academic.pdf

В структуру академических библиотек в исследовании включены следующие их категории:

  • библиотеки университетов и научных учреждений (graduate/professional) – 36%;
  • библиотеки университетских колледжей с четырёхлетним циклом образования (undergraduate) – 42%;
  • библиотеки колледжей c двухлетним образованием (community colleges) – 22%.

Таким образом, в материале речь пойдёт не только о вузовских библиотеках, но и о библиотеках, обслуживающих среднее образование. Для удобства сравнения с российской системой мы будем различать понятие «университетская библиотека» и более широкое понятие «академическая библиотека», поскольку исследование позволяет дифференцировать эти данные.

В исследовании приняли участие 399 библиотек всей страны. Среди респондентов 55% – общественные библиотеки, 45% – частные учреждения. В опросе, что очень важно, библиотеки дифференцированы по финансовым возможностям. Крупные библиотеки, с общим годовым бюджетом свыше 5 млн долларов, составили 8% участников опроса, небольшие – до 100 тыс. долларов –30% участников. 30% образовала группа «середняков», с бюджетом между 1 млн и 5 млн долларов.

el.knigi1Опрос охватил все существенные проблемы, связанные с приобретением, использованием и оценкой библиотекарями опыта работы с электронными книгами. Причём стаж этой работы у 41% респондентов составляет более семи лет (ранее 2006 г.), и только 5% всё ещё не работают с электронными книгами (рис. 1).

Изучение результатов опроса свидетельствует, что американских библиотекарей волнуют те же вопросы, связанные со спецификой работы с электронными книгами, что и российских. В то же время, присутствие ряда новых аспектов и отсутствие интереса к некоторым ключевым для российского библиотекаря вопросам говорит о существенных отличиях в отношении к этому предмету. В частности, в опросе полностью отсутствуют темы, касающиеся болезненной для россиян не урегулированности авторского права, вопросы «единого окна доступа», удалённого доступа, задачи приобретения зарубежных ресурсов, выполнения нормативных критериев. Напротив, перед американскими коллегами возникают проблемы, связанные с выбором устройств и форматов, ценовыми моделями приобретения, которые незнакомы россиянам.

Для сравнения мы будем ссылаться на аналогичный российский опрос, проведённый в сентябре 2012 г. журналом «Университетская КНИГА»[3].


3. «Университетская КНИГА». – 2012. – Ноябрь. – С. 27

ФИНАНСОВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ

Первый и основной показатель, свидетельствующий о том, что американские библиотеки вовсе не стоят «двумя ногами в цифровой эпохе», а точно так же, как и российские, разрываются между разнонаправленными задачами, – это доля бюджета, отводимого на электронные книги. 38% университетских библиотек признаются, что доля закупок электронных книг не превышает 5%, а свыше 10% бюджета тратят на э-книги лишь 34% библиотек. Средняя библиотека в 2012 г. расходовала на э-книги 9,6% своего бюджета. Напомним, в российском исследовании до 5% тратили 48,3%, свыше 10% на электронные книги тратили 22% библиотек. Несмотря на то, что американские библиотеки стартовали раньше, каждый год эти цифры очень существенно меняются. В течение последующих пяти лет, как свидетельствует опрос, ожидается рост среднего бюджета на электронные книги до 15% у 50% библиотек. Это говорит о том, что в ближайшей перспективе основная доля расходов не перейдёт на электронные книги, и они будут продолжать служить сервисным довеском к бумажным книгам.

В денежном выражении этому соответствуют конкретные данные. 40% крупных академических библиотек расходуют на электронные книги свыше 50 тыс. долларов. Напомним, в российском опросе более 1 млн руб. тратят 18,9% библиотек. Лишь 19% американских библиотек расходуют на э-книги менее 10 тыс. долларов в год. Аналогичные затраты на электронные издания имеют 44,8% российских библиотек. Очевидно, что разница велика, но не огромна, учитывая, что американский книжный рынок крупнее российского в денежном выражении в 10 раз, а по количеству выпуска новых книг примерно в три раза. Среднее арифметическое значение годовых расходов университетской библиотеки – 99 900 долларов, медианное значение – 33 900 долларов, что говорит о большом разбросе среди библиотек.

В целом, значение библиотечных закупок для американского рынка не так существенно, как для российского: в 2010 г. оно составило 1,2%, в то время как российские библиотеки обеспечивают около 9% книжных продаж[4]. В то же время, университетские библиотеки в США никоим образом не «стимулируются» извне министерскими нормативами. Эти расходы – отражение естественно растущего внутреннего спроса библиотек.


4. David Vinjamuri. Why Public Libraries Matter: And How They Can Do More //Forbes NETWORK, 1/16. Онлайн-доступ: http://www.forbes.com/sites/davidvinjamuri/2013/01/16/why-public-libraries-matter-and-how-they-can-do-more.

Оценки роста спроса на э-книги в российском исследовании нет, а в американском есть, и это говорит о чуткости библиотек к запросам читателей. 69% академических библиотек видят постоянное повышение спроса на электронные книги и только 6% считают, что роста спроса нет. Примерно такое же количество опрошенных ожидают увеличения обращения к своим электронным коллекциям и, по сути, выражают удовлетворённость процессом. Напомним, опрос российских библиотек показал, что 67% считают востребованность электронных ресурсов низкой, и рекордные 83% не удовлетворены сотрудничеством с ЭБС[5].


5. Этот показатель имеет резкое расхождение с опросом студентов ВЦИОМ, согласно которому 95% студентов высоко оценивают ЭБС. См. «Электронно-библиотечные системы России – 2012». – М.: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, 2012. – С. 50.

КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ И ПРЕДПОЧТЕНИЯ ПО ДОСТУПУ

el.knigi2Вместе с тем, когда мы оценим, каким количеством э-книг (не путать с электронными ресурсами вообще) располагают американские библиотеки, мы разочаруемся. 25% университетских библиотек имеют доступ к менее чем 5000 книг. И этот показатель соответствует числу библиотек, расходы которых не превышают 5% бюджета. 44% имеют доступ к более чем 50 тыс. э-книг (рис. 2). Здесь, разумеется, важна величина библиотеки. Более трети крупных библиотек (36%) с бюджетом более 1 млн долларов имеют доступ к 100 тыс. книг и более (со средним медианным значением 190 тыс.). Важно отметить и скорость, с какой меняются эти данные: если в 2010 г. среднее значение по всем академическим библиотекам составляло 33 830 книг, то в 2012 г. – уже 91 900, поднявшись в три раза. Эти цифры значительно опережают аналогичные российские, в то же время по отношению к объёму англоязычного рынка они не так высоки[6]. И этому есть объяснение в моделях приобретения книг.


6. Объём электронных книг, которые предлагают основные агрегаторы на рынке США: EBSCOhost (Netlibrary) – 300 000, Proquest (Ebrary) – 600 000. Но и эта цифра невелика, учитывая, что ежегодно в США издаётся более 350 000 наименований.

Дело в том, что 83% библиотек стараются приобретать книги в «постоянный доступ» (perpetual access), т.е. по самой высокой цене по сравнению с другими ценовыми моделями – столь бескомпромиссна традиционная ценность библиотеки получать книги в собственный фонд. Постоянный доступ не следует понимать как «приобретение файлов», поскольку подобная модель – «покупка с размещением на собственном сервере» используется лишь 11% библиотек. На втором месте по популярности (71%) следует «доступ по подписке», который позволяет значительно расширить репертуар доступных книг. Существует, хотя и менее распространена, система оплаты за каждое использование (payper-use, 8%), есть и ограничение количества обращений к книге (4%). Сравнительно широко используется модель авансового платежа с ежегодными взносами для расширения коллекции (38%) или поддержания ресурса (14%). Теряет в популярности модель предоставления сессий одновременного доступа, хотя она всё ещё широко распространена – 41%. На сегодня наиболее быстро растущая, «модная» модель – «приобретение по запросу пользователя» (user-driven acquisition). Она предполагает комплектование библиотеки только теми книгами, на которые пал выбор читателей: книга покупается автоматически, если оказывается запрошенной читателями трижды, или если превышаются установленные границы объёма и времени использования[7].


7. Эта модель предполагает авансовый платёж на счёт, с которого осуществляется списывание средств. Поэтому в России, с точки зрения российской бухгалтерии бюджетных закупок, она неприменима.

В свете этих данных становится понятно, почему столь невелико количество доступных в библиотеках электронных книг. Начав работу с электронными книгами раньше, американский рынок глубже увяз в традиционной схеме интернет-магазина «доступ к книге = покупка». Лишь постепенно, но ускоряющимися темпами, модели доступа к э-книгам становятся гибкими, пакетными, расширяющими возможности выбора и управления закупками. Именно поэтому при умеренных темпах роста бюджета ежегодно в разы увеличивается объём доступных книг.

Российская действительность отличается, прежде всего, издательской практикой работы с правами. Практически ни один из российских вендоров э-книг, за исключением некоторых издательств, не может предложить «постоянный доступ», поскольку лицензионные договора с авторами заключаются на срочной основе. В США общая практика – полное прикрепление прав на книгу к издательству, её выпустившему, что переносит центр лицензионной активности от автора к издательствам. Этим объясняется и быстрый рост предложения э-книг: крупнейшие агрегаторы, например Amazon, предлагают от 300 до 1500 тыс. наименований, в то время как в России эта величина на порядок ниже. В то же время консервативный подход к моделям доступа приводит к невысокой информационной обеспеченности библиотек в США. Поздний вход помог России перепрыгнуть эти ступеньки: электронно-библиотечные системы, или модель подписки, сразу позволяют библиотекам подключиться практически ко всему ассортименту легального сегмента э-книг. Американские издательства пугает не засилье пиратства, а страх передать библиотеке слишком много. Они находятся в активном поиске формы, эквивалентной условиям передачи бумажной книги библиотеке, однако очевидно, что ни принцип покупки каждой отдельной книги, ни ограничение одновременного доступа к отдельной книге моделью, удовлетворяющей обе стороны, не является. Несмотря на столь продвинутое состояние рынка цифровых книг, три из издательств «большой шестёрки» США (Penguin, Simon & Shuster, Macmillan) не дают библиотекам доступа к своим книгам. Библиотекам приходится бороться за доступ к электронным изданиям. Высокие цифровые продажи в США, в первую очередь, обязаны розничному рынку и его локомотивам: Amazon, Apple, Barnes & Noble.

Рынок корпоративных продаж гораздо скромнее и пользуется меньшим интересом издателей. Его тоже обслуживают несколько крупных агрегаторов. «Мелкозернистости», как на российском рынке, не возникает. Обращает на себя внимание высокая степень лояльности к ним библиотек: Netlibrary (Ebsco) выписывают 80% университетских библиотек, Gale Virtual Reference Library (Gale) – 61%, Ebrary (Proquest) – 66%, Yankee Book Peddler – 52%, Oxford Reference – 50%, CredoReference – 23%, Springer – 52%, Ebook Library (EBR) – 25%, Safari – 36%. Интересно, что на сервисы наиболее популярного агрегатора среди публичных библиотек, OverDrive, подписываются только 4% университетских библиотек. Лидеры розничной цифровой торговли также пользуются у библиотек остаточным интересом[8]. В то же время 30% академических библиотек практикуют подписку напрямую у издательств, 15% подписываются через подписные агентства.


8. Google Scholar даже не называется среди вендоров электронных книг, хотя, возможно, в список попали только платные ресурсы.

СТРУКТУРА ПОДПИСКИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

el.knigi3

Наибольшее расхождение с российской практикой, с нашей точки зрения, имеет структура подписки университетских библиотек на э-книги. Среди основных категорий контента учебники занимают лишь пятую по популярности строку (30%), уступая справочной литературе (92%), монографиям (91%), классической литературе (44%) и даже нон-фикшн (32%) – (рис. 3). Это говорит об интенсивной научной университетской жизни и деятельности библиотек и, в свою очередь, бросает свет на нездоровье российской ситуации, при которой справочная и классическая литература целиком уходит в пиратский Интернет, монографии оказываются в недоступной зоне сиротской литературы, и практически весь легальный рынок концентрируется вокруг учебников.

el.knigi4Что касается спроса на различные типы э-книг в библиотеках, то его иллюстрирует рис. 4.

Представляет интерес распределение приоритетов в структуре электронных ресурсов. На первом месте литература по фундаментальным наукам (71%), за ней следуют деловая литература (71%), техническая литература (70%) и социальные науки (69%). Педагогическая и гуманитарная литература занимают 59% и 58%. На удивление, невелик объём юридической литературы (31%).

el.knigi5

Одним из ключевых трендов цифрового рынка является переход на мобильные устройства. В ответ на вопрос о предпочитаемых устройствах и форматах респонденты признаются, что 75% их пользователей читают электронные книги на ПК. Однако растёт доля планшетов (40%) и ридеров (25%) (рис. 5)[9].


9. В публичных библиотеках соотношение полностью противоположно: 90% пользуются ридерами, 66% – планшетами, лишь 33% – собственными ноутбуками и всего 2% – библиотечными компьютерами. См. исследование Ebook Usage in Public Library – 2012 // Library Journal, 2012. – Р.108.

Соответственно, в академических библиотеках большая часть литературы представлена в формате pdf (59%), лишь 23% – в ePub или HTML (рис. 6). 85% литературы доступны для чтения онлайн, только 15% можно загружать в виде файлов. Технические возможности библиотек характеризуются возможностью отслеживать и контролировать статистику обращений – половина респондентов отмечают, что имеют такую возможность, 46% признаются, что не всегда. Средний показатель обращения к э-книгам за короткий срок вырос в четыре раза – с 6800 в 2010 г. до 24 700 в 2011 г. В университетских библиотеках в 2011 г. этот показатель достиг 35 800 обращений, а в крупных библиотеках – 61 900. Есть что подсчитать и над чем задуматься российским библиотекам.

el.knigi6

Социологический опрос ценен также тем, что, помимо общих параметров, выявляет «запросы с мест», личностно окрашенную оценку. Среди основных факторов, препятствующих активному использованию э-книг в библиотеках, респонденты называют низкую осведомлённость об их наличии в библиотеке (52%), ограниченный ассортимент доступных книг (49%), неудобство чтения с экрана (45%), сложный процесс загрузки (41%), не удобства DRM (37%). 49% библиотекарей отмечают, что пользователи предпочитают печатную версию. 44% из тех, кто пока воздерживается от подписки, в качестве причин называют отсутствие денег, 43% находятся в поиске подходящей платформы. Велико недовольство отсутствием стандартов в издательских ценовых моделях, сложностью с использованием разных платформ, разницей во времени выпуска печатных и цифровых версий. Эти соображения объединяют американские библиотеки с российскими, однако это не мешает американским активно подключаться к новой цифровой среде.

Проведённый обзор показывает, что ситуация с э-книгами в американских библиотеках, обслуживающих науку и образование, во многом близка и понятна российским библиотекам. «Мы всё время боремся за то, чтобы довести до наших читателей информацию об онлайн-ресурсах. Зная, сколько они стоят и какую часть библиотечного бюджета они съедают, – позор (если не сказать, скандал!), что многие из пользователей библиотеки продолжают быть в неведении о том, что мы им предоставляем», – заявляет американка Ch. LaGuardia, и в этом её поддержали бы сотни российских коллег[10].


10. Cheryl LaGuardia, What Could Be Better? Not Dead Yet //Library Journal, January, 2013. http://lj.libraryjournal.com/2013/01/opinion/not-dead-yet/e-resources-what-couldbe-better-not-dead-yet.

Рынок находится в стадии становления, и библиотекам приходится экспериментировать, искать, отлаживать новые технологии. Американские библиотеки расходуют на электронные книги не намного больше средств, чем их российские коллеги, и обладают в среднем сопоставимыми электронными ресурсами. Среди библиотек есть те, которые скептически относится к будущему э-книг и даже отказывается с ними работать. Однако в сравнении американской и российской ситуаций есть принципиальная разница. В целом в американских библиотеках царит более лояльное отношение к электронным изданиям, чем в российских. Стоики говорили: «Желающего судьба ведёт, а нежелающего – тащит». Российские вузовские библиотеки нормативно принуждены иметь качественные цифровые ресурсы в виде ЭБС. Те в нашей стране, кого к этому не обязывают, как правило, спокойно игнорируют эти ресурсы. Одна из крупнейших в мире централизованных библиотечных систем, какой является библиотека Российской академии наук, не имеет сегодня ни одной подписки на отечественные ЭБС! Средние школы в США заметно отстают от иных библиотечных сегментов, но в России школьные библиотеки вообще не имеют представления о практике работы с электронными ресурсами, то же самое можно сказать и о публичных библиотеках. В США библиотеки сами беспокоятся о том, чтобы не отставать от времени, и видят в этом необходимое условие своего выживания в меняющейся цифровой среде.

Автор Константин Николаевич КОСТЮК, Генеральный директор «Директ-медиа», ЭБС «Университетская библиотека онлайн»

Опубликовано в номере апрель 2013

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.