Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Март 2017
"Вызовы времени: позиция сообщества"

  • Татьяна ЛАРИНА: «Здоровая конкуренция никого не пугает»
  • Объединение РГБ и РНБ: риски и угрозы
  • Рынок учебников: "негативные факторы в режиме нон-стоп"/li>
  • Книжные рекомендательные экосистемы



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

mmso-2017




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Два новых закона – два гола в ворота издателей. Ч 2
29.10.2016 21:03

В рамках отраслевой конференции «Законодательные инициативы и правовое регулирование российского издательского дела и книгораспространения», состоявшейся в рамках ММКВЯ-2016, эксперты обсудили принятие принципиальных для книжной отрасли документов, регламентирующих создание Национальной электронной библиотеки и реформирование системы обязательного экземпляра.

ob-exemplyar1Продолжение. Начало в Ч. 1

РефОРМа сИстеМы ОБязательНОгО экзеМПляРа

Александр ВОРОПАЕВ, начальник отдела книжных выставок, ярмарок и пропаганды чтения Роспечати

Тема ОЭ — не новая, это уже многолетний продолжающийся сериал. И участники переговорного процесса не меняются: на одной стороне Минкультуры России, на другой все остальные. Было много мнений о том, как трансформировать этот закон. Неоднократно проходили заседания в Государственной Думе, в РГБ. Наконец летом этого года мы получили новый закон, вызвавший недоумение у всех участников рынка.

dva-zakona-2

Ирина ЭЙДЕМИЛЛЕР, заведующая сектором изучения библиотечных фондов научно-методического отдела РНБ, председатель Секции по формированию библиотечных фондов РБА

С точки зрения РБА, мы свою функцию в части печатного экземпляра выполнили. Система могла полностью обрушиться, потому что сначала предлагали оставить три экземпляра, потом шесть, затем девять. В конечном счёте оставлены 16 ОЭ, при этом РГБ и РНБ получают по два экземпляра, и это очень важно. Если бы у РНБ остался один экземпляр, мы бы могли его выдавать только в читальном зале, ни о какой системе МБА не могло бы быть и речи. Появились новые получатели ОЭ: РГДБ, которой будет отправляться свой отраслевой экземпляр, и Крымская библиотека имени И. Франко, которая получит универсальный ОЭ. Мы хотели закрепить это право за Ростовской областной библиотекой, но законодатели решили иначе.

Что касается ОЭ печатного издания в электронной форме, то некоторые наши предложения тоже были услышаны. Законодатели отказались от материального носителя; контент будет поступать через личные кабинеты, удостоверяться ЭЦП. Конечно, смущают формулировки, форматы и порядок исполнения закона с позиции издательств. Не меньше вопросов и в отношении НЭБ и наполнения её фондов ОЭ печатного издания в электронной форме.

Константин СУХОРУКОВ, заместитель директора РКП (ИТАР-ТАСС)

Я расцениваю ситуацию в сфере ОЭ как анархию, где доминируют узковедомственные подходы, когда министерства отстаивают свои позиции. Единой согласованной платформы нет, и чем дальше, тем больше возникает противоречий. В РГБ создаётся некий двойник РКП. Фактически библиотека будет заниматься статистической и библиографической регистрацией печатных изданий в электронной форме. Возникает вопрос: для чего это делается? Если существует единый государственный центр статистики и государственной библиографии в лице РКП и она будет получать электронную копию, то кто и что мешает организаторам НЭБ, когда у них появится право использовать копии, обращаться напрямую в Книжную палату? Тем более что РКП никогда не была уличена в нарушении авторских или издательских прав.

Многие издатели и авторы давно говорят о том, что происходят грубейшие нарушения в использовании современного контента, а контроль со стороны правообладателей над этим процессом отсутствует, и его появления не предвидится.

Должен сказать, что, принимая такие точечные законы, мы затыкаем дыры в отраслевом законодательстве. При этом до сих пор нет основного документа — закона о книге и книжном деле. При его наличии такое понятие, как «копия печатного издания в электронной форме», вообще бы не прошло. Есть печатное издание, есть электронное, а когда мы говорим о копии оригинал-макета ещё не вышедшей печатной книги, возникает вопрос, как на равных можно расценивать документ, т.е. печатное издание, и копию его оригинал-макета.

РКП предлагала расширить спектр ОЭ за счёт сетевых изданий, прежде всего научной периодики. Нам никто не возражал, тем не менее в закон это не вошло. Мы говорили о том, что нужно охватить издания print-on-demand, но всё осталось по-прежнему. Совершенно архаичная группа формулировок кочует в документах на протяжении 22 лет и остаётся в законе, вводимом в действие с 1 января 2017 г. По-прежнему действие федерального закона распространяется на издателей, которые находятся в ведении какого-либо региона или муниципалитета, хотя коммерческий издатель ни в каком ведении не находится. По-прежнему есть ст. 8 об обмене ОЭ со странами — членами СНГ, хотя этого никогда не было: если в России выходят 120 тыс. наименований, то во всём СНГ — только 45 тыс.

Напомню, что обязательный экземпляр собирают не только на федеральном уровне. В регионах есть свои законы. И что, местные книжные палаты будут тоже требовать с издателей копию оригинал-макета? А ещё есть муниципальный уровень, он действует в Санкт-Петербурге и Москве.

На сегодняшний день РКП подготовила проект, который должен сбалансировать интересы представителей главных отраслей книжного дела, а именно: издателей, книготорговцев и библиотекарей.

Максим РЯБЫКО, Генеральный директор АЗАПИ

Разумеется, в цифровую эпоху электронный ОЭ нужно регулировать, но применённый подход показал, что законы пишутся под конкретный проект. Даже по технике составления данного документа (ОЭ нужно предоставлять не только РКП, но и РГБ) понятно, кто заказчик и что ему нужно. Разумеется, всё это делается в целях пополнения НЭБ. Прямо об этом не говорится, но очевидно стремление дёшево и эффективно наполнить НЭБ за счёт издательского сообщества. Финансируется работа за счёт Минкультуры России, в этот проект было вложено много сил, и ясно, что ведомство его не оставит. Возникает вопрос, что с этим делать. Серьёзная опасность — отсутствие нормальной законодательной базы по библиотечному делу. Под словом «библиотека» понимается что угодно.

Считаю, что необходимо обратиться в Минкультуры России с предложением о создании рабочей группы на базе ведомства. Сейчас речь уже идёт не об абстрактных вещах, а о том, за чей счёт предоставляются электронные экземпляры, как организуются сбор и хранение. Приписка о том, что не потребуется никакого финансирования, — абсолютно непроходная вещь. Функции организации и контроля требуют ресурсов. Работает принцип «ищи того, кому выгодно». Если это будет за счёт РГБ, то возникает вопрос, почему библиотека готова вкладывать такие средства. Поэтому издателей стараются успокоить, говоря, что всё будет бесплатно и безопасно.

Потенциально функции РКП будут упразднены: зачем она нужна, если есть структура, в которой всё хранится? В лучшем случае РКП станет архивом, в котором будут лежать бумажные книги. Появится огромная электронная библиотека, по всей стране будет организован доступ через личные кабинеты и т.п. Не останется только авторов и издателей.

Понятно, что у Минкультуры России есть цель сгладить все углы. Они говорят о том, что проводили немало обсуждений, выслушивали разные мнения и эта редакция более-менее сбалансирована. Но подводных камней в этом документе множество. Честно говоря, предполагаю, что со стороны издательского сообщества будет саботаж принятого закона, если здравый смысл не возобладает.

Сергей СИМАКОВ, директор издательства Тюменского государственного университета, член Правления АСКИ

Я не люблю слова «всеобщее благо». Вопрос — а за чей оно счёт? На местах, очевидно, будет тихий саботаж нового закона об обязательном экземпляре. Например, мы выпустили тираж в 250–300 экземпляров. В РКП нужно отправить 16 экземпляров — более 5% тиража!

Литература стала малотиражной. Для того чтобы отправить электронную копию, нужно кого-то посадить за компьютер, обучить, открыть кабинет… А в издательстве работают пять человек: кто это будет делать? Закон перегружает главного субъекта издательской деятельности, ломает книжную культуру.

Сергей ДАРИЙ, директор издательства «ЮРАЙТ»

Три года подряд мы говорили о том, что 16 экземпляров — это много, рекомендуя уменьшить их количество. Высказывались разные пожелания, предложения, рождались проекты. Но складывается впечатление, что это было «белым шумом». Практически ничего учтено не было. Мы остались на тех же позициях, а ещё получили два электронных экземпляра. Фактически за счёт издателей пополняют НЭБ. Нас сделали донорами, не спрашивая ни желания, ни состояния здоровья, а оно уже критическое.

Ежегодно в среднем продаётся 250 экземпляров книги, т.е. мы сегодня работаем исключительно в режиме печати по требованию. Как только поступает заказ из магазина или вуза, мы книгу печатаем. Почему мы должны предоставлять 16 экземпляров? Вроде бы дело было благое — ввести электронный экземпляр, а библиотеки получали бы его через РКП по защищённым каналам с ограничениями: в определённый момент времени книгу может читать только один человек, так же как и печатное издание. Но и это предложение проигнорировали. Новый закон не готовы принять ни РКП, ни издатели, ни библиотеки. В то же время с 1 января издатели должны его выполнять. Мы будем вынуждены его саботировать, посылать битые файлы. В противном случае деятельность издателя становится бессмысленной.

Ирина ЭЙДЕМИЛЛЕР

Законодательство об обязательном экземпляре требует системных изменений. Там устарела вся терминология, её нужно менять, гармонизировать документ на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Международный опыт уже есть, и он основан на согласованной позиции издателей и библиотекарей. В частности, издатель имеет право выбирать, какой экземпляр предоставлять — печатный или электронный.

8 сентября 2016 г. руководство РКП (ИТАР-ТАСС) организовало семинар «Вопросы правоприменения новаций в законодательстве об обязательном экземпляре документов», в рамках которого ознакомило аудиторию со своей версией законопроекта о внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов».

Кроме этого, специалисты РКП представили порядок применения норм в отношении ОЭ печатного издания в электронном формате с 1 января 2017 г.:

·         издатели будут загружать ОЭ печатного издания в электронной форме через свои личные кабинеты на сайте РКП;

·         при регистрации личного кабинета на сайте РКП издатель заполняет форму, где указывает контактные данные и данные организации, подписывает заполненную форму электронной цифровой подписью (ЭЦП). При этом можно использовать ЭЦП, которая уже имеется у издателей и используется для целей бухгалтерской отчётности;

·         издательство получает от РКП логин и пароль от личного кабинета;

·         при доставке ОЭ издательство загружает файл оригинал-макета, вноcит ISBN печатного издания и его название, проверяет корректность загрузки, подписывает экземпляр ЭЦП;

·         в ответ от РКП издательство получает библиографическую запись в книготорговом формате ONIX и номер государственной регистрации издания.

Предполагается, что загруженный файл с оригинал-макетом будет надёжно шифроваться, и полный текст не будет доступен никому, даже библиографам, за исключением первых шести и последних четырёх страниц издания.

Издатель получает бесплатно полный электронный каталог собственных книг, верифицирует содержание печатного издания в электронной форме на случай юридической защиты интеллектуальной собственности. В настоящее время технология проходит тестирование с издательством «РИПОЛ-Классик».

К сожалению, подобного порядка работы с ОЭ печатного издания в электронном формате пока не представила РГБ — оператор НЭБ, что вызывает серьёзную обеспокоенность у издательского сообщества.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТОВ

dva-zakona-galustyanЕлена ГАЛУСТЯН, советник по юридическим вопросам АСКИ

Позиция АСКИ остаётся неизменной: мы за баланс частных и общественных интересов. Прогрессивность и перспективность идеи хранения электронной копии печатных изданий несомненна. Действительно, во многих странах мира ведётся работа по созданию национальных хранилищ всех изданных книг. Но возникает много вопросов, в первую очередь правового, а также экономического и организационного характера. Думаю, самым удачным технологическим решением было бы создание системы, когда электронные экземпляры предоставляются в единое хранилище по защищённым каналам связи по сети Интернет в Российскую книжную палату, что соответствует действующему законодательству.

Но новым законом издателей обязали направлять электронную копию печатного издания в Российскую государственную библиотеку, поэтому все участники этого процесса должны отдавать себе отчёт, что в соответствии с ГК РФ библиотеки могут предоставлять экземпляры произведений, правомерно введённые в гражданский оборот.

По нашему мнению, строго следуя букве закона, в частности ст. 1270 ГК РФ, издатель, не имеющий права воспроизводить и распространять издания в электронной форме, не вправе передавать произведение даже по защищённым каналам связи, так как это действие не относится к временному и не составляет неотъемлемую и существенную часть технологического процесса, имеющего единственную цель правомерного использования произведения.

Не стоит забывать, что издатели стоят в начале цепочки, издатель помогает автору донести новый интеллектуальный продукт до общества, но он не может и не обязан взять на себя все расходы по созданию существующего контента. В законе не предусмотрены никакие компенсационные правила по созданию и доставке электронной копии печатного издания.

Также нецелесообразно, чтобы обе упомянутые в тексте документа организации: РКП и РГБ — функционально дублировали друг друга (госучёт). Государственный библиографический и статистический учёт ОЭ печатных изданий всегда вела РКП, за ней и целесообразно закрепить учёт их и в электронной форме.

dva-zakona-noginaЕлена НОГИНА, Генеральный директор РКП (филиал ИТАР-ТАСС)

Мы внимательно изучаем инициативы коллег из Минкультуры России, но в целом должна сказать, что их предложения не содержат позиций, действительно развивающих систему обязательного экземпляра страны, и требуют серьёзнейшей переработки. РКП разработала свой документ, который, на наш взгляд, учитывает современные вызовы, и формирует перспективную систему ОЭ, которая будет актуальной ближайшие 20 лет.

Разъясню подробнее. Законопроект, инициированный Минкультуры России в 2015 г., содержит в себе ряд ошибочных положений. Так, в частности:

·         в определение ОЭ включено понятие «экземпляр печатного издания в электронной форме». В последней редакции закона данное понятие может трактоваться двояко, в частности как самостоятельный ОЭ, подлежащий государственной регистрации под отдельным номером. Формально это означает, что регистрации подлежит не оригинальное издание, а его копия, что нарушает всю логику государственного библиографического учёта за последние сто лет. Как следствие, в соответствии с данным документом в 2017 г. объём издательской продукции в стране формально увеличится в два раза, что не будет соответствовать действительности;

·         в предложенном Минкультуры России законопроекте экземпляр печатного издания в электронной форме не был предусмотрен для периодических изданий, и вся логика поправок была построена в отношении книг. Но в итоговой версии закона отсутствует указание об исключении периодики из числа изданий, экземпляры в электронной форме которых должны предоставлять производители. Это вносит неопределённость и путаницу;

·         введённая функция библиографического информирования об экземплярах печатных изданий в электронной форме не имеет смысла, так как они не являются оригинальными изданиями.

Документ не затрагивает ни одного действительно важного современного вызова, определяющего необходимость развития системы ОЭ, а именно:

·         распространения системы ОЭ на электронные, мультимедийные, малотиражные издания и издания, выпускающиеся по технологии печати по требованию;

·         расширения и динамичного роста сегмента малотиражных изданий, требующих корректировки понятия «тираж» и введения нового понятия «малотиражная печатная продукция»;

·         необходимости задействовать систему ОЭ в обеспечении авторизации контента электронных изданий, их регистрации, мониторинга использования прав на интеллектуальную собственность в индустрии;

·         необходимости пересмотреть само понятие «документ» в связи с развитием цифровых технологий;

·         дублирования функций библиографического учёта библиотеками страны и связанного с этим перерасхода бюджетных средств на содержание системы библиотек.

В документе, предложенном РКП, содержится ряд принципиальных положений, выводящих систему ОЭ на современный уровень:

·         введение электронного ОЭ. Уточню: экземпляр печатного издания в электронной форме (который присутствует в законопроекте Минкультуры России) в действительности является не электронным ОЭ, а лишь электронной формой печатного издания и не затрагивает издания, не имеющие печатной формы;

·         вводится понятие «государственный библиографический каталог ОЭ печатных и электронных изданий». Это важнейший шаг к формированию современных комфортных условий доступа пользователя к фондам библиотек;

·         чётко разграничиваются сбор-каталогизация документов и сбор-каталогизация изданий. Вводятся два новых понятия: «документ» и «издание». Это делает возможным в перспективе построить принципиально иной уровень доступа пользователей к контенту, накопленному в фондах страны;

·         зафиксированы определения целого ряда вновь сформулированных терминов, необходимость которых определяет развитие новых технологий, например аудиовизуальные, видео- и мультимедийные издания.

Очевидно, что законопроект РКП потребует доработки, которая может быть осуществлена совместно с профильным комитетом Государственной Думы с обязательным учётом мнения издательского и библиотечного сообществ.

Опубликовано в номере октябрь 2016

 



rukontekst-11
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

WebBann2015-03

 

WebBann2015-04

 

 WebBann2015-10

 

WebBann2015-06

 

WebBann2015-05

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.