Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Два новых закона — два гола в ворота издателей. Ч. 1
26.10.2016 11:49

На заключительных заседаниях депутатов Государственной Думы шестого созыва были приняты важные для книжной отрасли документы, активное обсуждение которых продолжалось последние два года. Из наиболее принципиальных — обновлённый Федеральный закон «Об обязательном экземпляре документов» и Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон "О библиотечном деле" в части создания федеральной государственной информационной системы "Национальная электронная библиотека"».

zakon112

Несмотря на принятие концептуальных документов, у профессионального сообщества возникает немало вопросов по регламенту их исполнения, форматам, методикам отбора и передачи документов в НЭБ. Предполагается, что этот порядок будет установлен дополнительными подзаконными актами, однако их общественное обсуждение по традиции проходило в период летних отпусков, и содержание финальных версий этих документов экспертам книжного и библиотечного сообществ неизвестно.

Не меньше проблем осталось и в отношении исполнения Федерального закона «Об обязательном экземпляре». Документом предусмотрены введение обязательного экземпляра печатного издания в электронной форме и передача его в РГБ и РКП (филиал ИТАР-ТАСС). При этом спорными остаются вопросы, связанные с технологией и форматами предоставляемых электронных ОЭ, обеспечением хранения произведений, организацией доступа к ним и их охраной от незаконного копирования и распространения в веб-среде. По-прежнему отсутствует единый терминологический аппарат.

Помимо этого, серьёзного анализа требуют отдельные аспекты правоприменения Федеральной контрактной системы (ФЗ-44), в частности распоряжение и постановление, регламентирующие порядок доступа к информации, содержащейся в документальных, документографических, реферативных, полнотекстовых зарубежных базах данных и специализированных источниках международных индексов научного цитирования, через операторов, включённых в перечень, утверждённый Правительством РФ, а также через национальные и федеральные библиотеки научной специализации.

Эти и другие вопросы эксперты обсуждали в рамках отраслевой конференции «Законодательные инициативы и правовое регулирование российского издательского дела и книгораспространения»*.


* Конференция была организована журналом «Университетская КНИГА» и состоялась в рамках ММКВя-2016 при поддержке Роспечати.

dva-zakona-1

НАЦИОНАЛЬНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

Михаил РОДИОНОВ, заместитель генерального директора РГБ по НЭБ

Темп нашей работы ускорился многократно, сегодня мы занимаемся масштабным нормотворчеством. Документы и методические материалы должны быть готовы к началу октября, так как закон вступает в силу через 90 дней после его опубликования в «Российской газете» в начале июля. Подзаконные акты, комментарии, постановления Правительства РФ, приказы Минкультуры России представлены на сайте Regulation.ru. Это важные для нас документы, но, к сожалению, они «сырые», поэтому любые комментарии приветствуются.

Действительно, формулировки в законе отличаются от всех концепций, которые разрабатывали мы, Администрация Президента РФ, Минкультуры России. Поэтому приходится заново толковать положения закона: о том, что такое электронный каталог, кто такие участники НЭБ и т.д. Например, в принятом законе участниками априори являются все библиотеки. Но разумнее, чтобы ими стали уважаемые коммерческие компании и агрегаторы электронного контента.

Владимир ФИРСОВ, Президент РБА

Если закон принят, то его нужно выполнять. Сейчас необходимо сосредоточить внимание не на поправках, а на тех последствиях, которые принесёт их принятие. В целом моё отношение к принятому документу положительное. Кроме того, практика показала, что разработчики достаточно адаптивны к тем предложениям, которые уже высказывались. Например, РБА в течение долгого времени отстаивала необходимость включения в НЭБ материалов, рассчитанных на муниципальные библиотеки, т.е. общеобразовательное и развлекательное чтение. Сначала эти попытки встречали полное неприятие. В настоящее время в методике отбора зафиксировано, что в НЭБ включаются лучшие образцы художественной, детской литературы, т.е. ядро, ориентированное на общедоступные библиотеки.

С моей точки зрения, дискуссионными являются несколько моментов. Первый — вопрос об участниках НЭБ. Кто это? В представленном проекте получается, что все перечисленные в проекте библиотеки и организации автоматически получают статус участника. Однако реально это возможно только на основе самостоятельных решений возможных участников, так как большинство библиотек находятся в ведении субъектов Федерации, финансируются из бюджетов различных уровней, и, в соответствии с конституционным распределением полномочий между федеральным центром и субъектами Федерации, Положение о НЭБ не может регулировать обязательный порядок вступления в статус «участник НЭБ».

По тем же основаниям необходимо уточнить порядок передачи объектов НЭБ в проект. Формулировка закона позволяет предположить, что все оцифрованные ресурсы участника, подпадающие под определение «объект НЭБ», автоматически передаются в фонд проекта (или обеспечивается их доступность). Предлагаем ввести уточнения: «участники НЭБ предоставляют доступ оператору НЭБ к отобранным объектам на основании договора, заключённого с оператором НЭБ».

У нас так фактически сложилось, что диссертации — это особый класс изданий, который полностью входит в НЭБ, и это хорошо. Но я считаю, что в Положение о НЭБ и в методику отбора должны быть включены специальные формулировки относительно служебных произведений, созданных за счёт государственного финансирования. По своей природе они должны быть доступны, и это большой пласт наименований.

Из проекта Положения, видимо, сознательно полностью исключено формирование НЭБ объектами музейных и архивных фондов. Данный вопрос лишь не определённо намечен в предельно общем разделе «Порядок формирования единого российского электронного пространства знаний» (который можно вообще исключить). Если на данном этапе реализации сделан сознательный отказ от материалов музеев и архивов, то тогда нужно исключить архивы из п. 7.

Необходимо более чётко показать, что часть содержания НЭБ будет ориентирована на общеобразовательные потребности муниципальных библиотек. В связи с этим предлагаем внести дополнения в раздел «Методика отбора документов» Положения — после слов «…и профессионального образования» добавить: «самообразования и непрерывного образования на протяжении всей жизни человека».

На этом же основании необходимо дополнение в раздел «Критерии отбора документов в НЭБ» методики отбора объектов национальной электронной библиотеки. После слов «…и профессионального образования» следует добавить «самообразования и непрерывного образования на протяжении всей жизни человека»

Помимо этого, известно, что у НЭБ есть научный руководитель — А.И. Вислый. Но в положении об организационных началах такая позиция отсутствует; она должна появиться.

И ещё один частный вопрос, вызывающий в широком контексте большие дискуссии, — относительно формата RusMarc. Там, где говорится о требованиях к форматам объектов НЭБ, упоминается только Marc 21, а в пункте об электронном каталоге НЭБ — RusMarc и Marc 21. Полагаем, что подход должен быть единым.

Сергей АНУРЬЕВ, Генеральный директор «ЛитРес»

Передача предложений Российского книжного союза Д.А. Медведеву в рамках встречи на Красной площади стала последней попыткой донести наше мнение по поводу изменения законов о НЭБ и об обязательном экземпляре. Напомню, что 18 мая состоялся межведомственный совет по НЭБ, в тот же день в Государственной Думе прошло обсуждение закона. Если всё это называть согласованием, то неочевиден его результат. Фактически по каждому пункту были замечания. Не понимаю, зачем проводить такие мероприятия, если в итоге документ принимается без изменений. Наши замечания были переданы в Правительство РФ, в администрацию НЭБ, Министру культуры РФ В.Р. Мединскому. Но судя по тому, как был принят Федеральный закон «Об обязательном экземпляре», они не особенно учитываются.

Наши предложения по совершенствованию концепции НЭБ заключались в расширении каталога доступных через НЭБ актуальных литературных произведений за счёт частных коллекций. Российские ЭБС и другие коммерческие ресурсы, созданные без государственного участия, уже сегодня имеют необходимые права на доступ к 150–200 тыс. наименований электронных книг. Предоставление доступа к этим коллекциям позволит не только расширить каталог НЭБ в три-четыре раза, но и значительно повысит эффективность расходования государственных средств. Кроме того, мы предложили включать в НЭБ художественные, детские книги и литературу прикладной тематики, которые, по данным РКП, занимают по наименованиям около 30%, а по совокупному тиражу 44% всего выпуска книг в стране. Нам было сказано, что есть культурная политика, и в соответствии с ней НЭБ занимается образовательной литературой. Действительно, в Основах государственной культурной политики есть такой пункт, но в целом документ подразумевает равный доступ ко всему культурному наследию. Внятного ответа на этот вопрос не прозвучало.

Новизна в этом году заключается в том, что были выделены специализированные библиотеки: ГПИБ России, РГДБ, ВГБИЛ имени М.И. Рудомино, в соответствии с профилем комплектования которых и подбирается литература. Это рационально, но методика отбора и определение объёма остаются загадкой.

Безусловно, у издательского сообщества есть вопросы по поводу использования ОЭ печатного издания в электронной форме. И сценарий пополнения фонда НЭБ за счёт этих документов вызывает больше всего опасений: собрали бесплатно электронный ОЭ и предоставили доступ всем участникам НЭБ. Пока я не вижу ни одного подзаконного акта, который бы закрыл этот путь.

Михаил РОДИОНОВ

Поясню, как осуществляется процесс комплектования НЭБ в 2016 г. Как всегда, оператор НЭБ составил список с большим превышением относительно того, сколько произведений необходимо. В прошлом году в России вышло около 113 тыс. наименований, и это стало отправной точкой. Мы взяли 10% в соответствии с Указом № 597, который фактически стал частью закона о НЭБ. Совместно с Минкультуры России сформировали профиль НЭБ. В этом году в него не вошла художественная литература — исключительно потому, что в прошлом году её было очень много. Общий список мы разделили в соответствии с профилем комплектования четырёх федеральных библиотек: РГБ, РГДБ, ВГБИЛ имени М.И. Рудомино и ГПИБ России. При этом РГБ закрыла тот сегмент, который не смогли охватить три остальные библиотеки. Затем Минкультуры России распределило средства по библиотекам в соответствии с количеством книг. Сегодня по ФЗ-44 библиотеки занимаются комплектованием НЭБ, приобретают права на перевод книг в электронную форму и включение их в проект. Процесс уже практически завершился, помогли коллеги из «ЛитРес». Каждая библиотека определяет свою форму работы с правообладателями, предоставленную ФЗ44.

Что касается участников НЭБ, я вижу ситуацию так. Считайте, что вам всем выдали водительские удостоверения. Ваше право — приобрести автомобиль, взять его в аренду или ничего не делать. В некотором смысле такая же ситуация и с библиотеками. Для того чтобы стать участниками НЭБ, они должны произвести ряд технологических действий. Прежде всего заключить договор с оператором НЭБ на подключение к проекту, потому что на нас возложена ответственность за соблюдение ГК РФ. Мы должны определить, что люди, которые пришли читать в НЭБ из помещения библиотеки, действительно там находятся. Поэтому мы собираем с библиотек определённые технологические данные, в частности статические IP-адреса, и только тогда подключаем их к проекту. Если у библиотеки нет доступа к Сети, она просто не сможет реализовать эту возможность. Компьютеры и серверное оборудование библиотеки тоже должны соответствовать нашим требованиям.

По поводу объектов НЭБ. Если как следует подумать, то всё становится понятным. Все мы действуем в соответствии с ГК РФ. Если формально в библиотеке есть объекты НЭБ, но она технически и юридически не может их передать, то она этого и не сделает. Есть несколько способов создания объектов НЭБ. Первый — сама библиотека, пользуясь тем правом, которое ей даёт ст. 1275 ГК РФ, оцифровывает произведение. Это могут быть издания 10-летней давности, книги, на которые библиотеки получили лицензионные разрешения от авторов.

Способов предоставления доступа к этому контенту два: либо библиотека подключается к технологической платформе и предоставляет удалённый доступ к своим коллекциям, либо передаёт электронные копии своих изданий нам. Это касается прежде всего произведений, находящихся в общественном достоянии. Всё, что охраняется авторским правом, библиотеки свободно передать не могут, да мы такие документы и не примем. Сейчас мы разбираемся с книгами, которые были переданы регионами, внимательно следим за юридической чистотой. Если что-то случайно попало в НЭБ, мы это исключим. Если правообладатели согласны со свободным использованием произведения, то оно поступает в НЭБ.

Относительно доступа к электронному ОЭ через НЭБ выскажу своё частное мнение. Что сделали правильно: в условиях современного правового поля эти два закона разведены. Изначально они шли в одной связке, и до сих пор поступают замечания, но я никогда не подпишусь под тем, что электронный ОЭ является основой формирования НЭБ. Электронный ОЭ в будущем позволит нам сделать одну техническую вещь: у нас будет качественная копия, и не нужно будет оцифровывать книги, чем мы занимались с 2011 г.

Константин ЧЕЧЕНЕВ, Президент АСКИ

Мы активно работали последние годы, но в финальном документе издательскую позицию проигнорировали. В частности, мы предложили часть книг для фонда НЭБ отбирать в регионах, потому что эти издания, безусловно, представляют культурное наследие, хотя и незаметны в общей массе. Тем не менее это важная тема, потому что Россия — большая многонациональная страна, и каждый субъект федерации обязан оставить в НЭБ свой след: пусть это будут и научные, и детские, и художественные книги. Администрация Президента РФ эту идею поддержала и предложила выделить квоту в 5%. Однако воз и ныне там.

Мы все заинтересованы в том, чтобы контент был доступен, однако нельзя ущемлять права авторов и издателей. Интеллектуальный труд должен быть оплачен. Полагаю, что при обсуждении таких важных вопросов, как методика комплектования НЭБ, нужно советоваться с общественными организациями — АСКИ, РКС и др.: мы знаем рынок, понимаем, чего хочет читатель.

Надеюсь, что принятый закон всё-таки имеет возможности для изменений. Вероятнее всего, и здесь можно найти юридические моменты, чтобы соблюсти баланс интересов.

Ирина ЭЙДЕМИЛЛЕР, заведующая сектором изучения библиотечных фондов научно-методического отдела РНБ, председатель Секции по формированию библиотечных фондов РБА

Мне бы хотелось обратить внимание на следующие моменты. Для кого существует НЭБ? Читатели муниципальных библиотек — это основная группа пользователей, на которую должен быть рассчитан контент этого проекта. Сегодня в России 39,7 тыс. общедоступных библиотек, 30 тыс. из них находятся в сельской местности. В эти библиотеки записан 31% населения. По данным Росстата, в сельской местности проживают 38 млн человек, в том числе 55,7% трудоспособного населения, 19,8% — младше трудоспособного возраста и 24,3% — старше. Безусловным аргументом необходимости создания «Популярной библиотеки» в НЭБ является тот неоспоримый факт, что основными пользователями библиотек являются жители малых городов и сёл, часто расположенных на труднодоступных и удалённых территориях, относящихся к дотируемым регионам. Таким образом, потребности почти трети населения страны в прикладной научно-популярной и образовательной литературе могут быть частично удовлетворены через доступ к НЭБ.

А что происходит на самом деле? Заходя на портал НЭБ, пользователи сталкиваются с массивом в 1,8 млн документов. Ранее он вообще не был структурирован, сейчас он разбит по отраслям знания, но это мало что меняет. Контент в основном ориентирован на учёных, студентов, исследователей и т.д. Трудно представить, что какой-нибудь сельский житель, который хочет открыть своё дело, будет читать диссертации и монографии на эту тему или редкие издания XIX в., рассказывающие о том, как было организовано сельское хозяйство в российской провинции. Сейчас на запрос «индивидуальное строительство» система выдаёт 2 тыс. записей, из которых только три отвечают на поставленный вопрос. Справедливости ради надо сказать, что в НЭБ появился расширенный поиск, в том числе по коллекциям. Сейчас в числе коллекций выделены, например, «Библиотека школьника», «Научная и учебная литература» и т.д. Почему же нельзя создать «Популярную коллекцию», которая будет ориентирована на посетителей муниципальных библиотек?

В конце 2015 г. Секция по формированию библиотечных фондов и Секция публичных библиотек РБА провели опрос на тему: нужна ли в НЭБ специальная коллекция для муниципальных библиотек. В исследовании приняли участие представители 39 субъектов РФ из восьми федеральных округов. 90% экспертов высказались за необходимость организации в НЭБ коллекции «Популярная библиотека». Эксперты предложили 7,5 тыс. тематических рубрик (подробнее см. «УК», май — 2016). Их анализ показывает, насколько значительно различаются потребности читателей публичных и научных библиотек. Отбор книг для включения в НЭБ рассчитан в основном на последних. В то же время предложенные практиками темы для включения в «Популярную библиотеку» ориентированы на глубинные потребности человека в информации, которые возрождаются от поколения к поколению. Они связаны как с его жизненным циклом (создание семьи, семейное воспитание, ведение домашнего и приусадебного хозяйства, получение образования, профессиональная социализация, старение, уход на пенсию и т.д.), так и с возрождением российской экономики, развитием малого бизнеса (экономика малых предприятий, фермерских и животноводческих хозяйств и т.д.), экологией окружающей среды, рациональным природопользованием, организацией полноценного досуга.

Дискуссионным был вопрос и о включении художественной литературы в НЭБ. Опрос показал, что прежде всего необходима литература, которая изучается в школе, в вузе, книги — лауреаты различных литературных премий.

В Положении о НЭБ говорится, что в её фонд включается литература в помощь среднему и высшему образованию. Почему же исключён целый пласт, посвящённый непрерывному самообразованию? Непрерывное самообразование, самообразование в течение всей жизни человека является неотъемлемой частью развития разносторонней личности человека, частью его конституционного права на доступ к информации. Сегодня эта концепция принята во всём мире.

РБА считает необходимым наряду с документами, ориентированными на общее и профессиональное самообразование, включить в НЭБ контент, направленный на возможность самореализации человека и его непрерывное самообразование.

Следует создать в НЭБ «Популярную библиотеку» для включения в фонд проекта литературы, отвечающей потребностям читателей муниципальных библиотек.

Необходимо предусмотреть выделение ежегодной квоты для оцифровки и включения в фонд НЭБ лучшей научно-популярной и прикладной литературы, отвечающей потребностям читателей муниципальных библиотек.

Считаю, что в подзаконные акты по НЭБ и в методику отбора документов в НЭБ нужно заложить такие цели, как непрерывное самообразование и организация полноценного досуга и развития личности. Нужен специальный экспертный совет, который мог бы аккумулировать потребности муниципальных библиотек. В ситуации сокращения финансирования комплектования общедоступных библиотек это весьма актуально.

Также очевидно, что должно быть продолжено структурирование фонда НЭБ, который распадается на три большие группы: книжные памятники и редкие издания, региональные коллекции и контент, защищённый авторским правом.

Продолжение в Ч. 2

Опубликовано в номере октябрь 2016

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.