Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2019
"Революция Гутенберга 2.0 и будущее библиотек"

  • Сергей МАКАРЕНКОВ: «Издателю важно быть читателем...»
  • Библиотека университета 4.0
  • Российский книжный рынок: торжество non-fiction
  • Крымская пятилетка: обретения, потери, надежды



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

ufimskiy-salon-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Интеллектуальная собственность в вузах: источник заработка и компетенций
14.06.2014 20:28

По сложившейся традиции в конце апреля в Москве прошли Дни интеллектуальной собственности. Одной из центральных тем мероприятия стало обсуждение политики интеллектуальной собственности в вузах. Вопросы коммерциализации разработок, модели взаимоотношений с авторами и бизнесом, деятельности малых инновационных предприятий обсудили эксперты в рамках отдельного семинара.

intel-sobstvennost-1

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

intel-sobstvennost-bliznetzИван Анатольевич БЛИЗНЕЦ, ректор Российской государственной академии интеллектуальной собственности

Министерство образования и науки РФ проводит определённую политику, с тем чтобы российские вузы стали центрами научно-исследовательской работы, разработки новых технологий, создания малых инновационных предприятий. Пока мы, к сожалению, не можем похвастаться особыми успехами в этом деле. Однако нижняя отправная точка пройдена, у ряда университетов есть определённые результаты. В рамках работы, которая проводилась РГАИС и Комитетом по промышленной собственности Торгово-промышленной палаты РФ на протяжении нескольких последних лет, неоднократно ставились вопросы о необходимости принятия образовательных стандартов по интеллектуальной собственности. В прошлом году было принято решение о необходимости принятия государственной стратегии в сфере интеллектуальной собственности. Пока эта работа приостановлена, но мы надеемся на её продолжение.

В 2013 г. РГАИС был разработан профессиональный стандарт в сфере интеллектуальной собственности по специальности «Инженер-патентовед». Этот стандарт утверждён Минтрудом России. В конце 2013 г. был утверждён образовательный стандарт в сфере управления интеллектуальной собственностью. Этот стандарт будет реализован университетами в рамках магистерских программ. Очевидно, что и другие отраслевые стандарты тоже не заставят себя ждать. Скоро начнёт работу Учебно-методическое объединение по интеллектуальной собственности, организованное РГАИС и МГТУ им. Баумана.

В процесс реализации политики интеллектуальной собственности университетов активно включаются партнёры. 16–17 июня Минобрнауки России, Сколково и ВОИС проведут мероприятие, посвящённое интеллектуальной собственности в университетах и научно-исследовательских организациях. По результатам этой работы Минобрнауки должно выработать типовую политику и кодекс практики для университетов. Если такой документ будет подготовлен, это будет ещё один важный шаг в развитии интеллектуальной собственности вузов и НИИ. Хотя, на мой взгляд, пока не будет принято окончательное решение о создании Федеральной службы интеллектуальной собственности, каких-либо значимых результатов в этом деле добиться вряд ли возможно. Когда сферой интеллектуальной собственности занимаются более 20 министерств и ведомств, это очень сложно.

Нам есть чему поучиться у коллег из ближнего и дальнего зарубежья. Национальные стратегии интеллектуальной собственности разработаны в Беларуси, Казахстане. В Японии принимают уже третью стратегию. Южная Корея, на мой взгляд, проводит идеальную политику в части, касающейся внедрения РИД и в экономику, и в государственную политику. Так, например, один из корейских НИИ в год патентует 24 тыс. разработок, а доходы от их реализации составляют около 38 млн долларов. При этом 50% получают авторы разработок. Здесь нам есть, к чему стремиться.

intel-sobstvennost-vidyakinaОльга Валентиновна ВИДЯКИНА, начальник научного отдела РГАИС

Процесс формирования политики интеллектуальной собственности вуза – это долгосрочная процедура, и она нужна далеко не каждому вузу, а только тем, которые занимаются коммерциализацией РИД. Политика – это важный документ для университета, позволяющий управлять интеллектуальной собственностью и решать конфликты интересов, возникающие между авторами и правообладателем, которым является университет.

Та или иная политика выбирается в зависимости от того, на каком этапе развития находится интеллектуальная собственность в вузе. Есть четыре основные концепции развития вузов, одну из них РГАИС воплощает в жизнь. Это концепция «треугольника знаний», которая заключается в том, что исследования, наука и инновации в вузе становятся отправной точкой для развития. Мы в последние три года делаем акцент на развитие именно научной деятельности. Как следствие, у нас появляются РИД, которые, казалось бы, не могут возникнуть в нетехническом вузе. Академия является правообладателем ряда товарных знаков, которые создают молодые специалисты, обучающиеся в академии. В этом году реализуется научно-образовательный проект «Интеллектуальный десант», который формирует интеллектуальную элиту из числа студентов академии для последующего выезда в регионы и бесплатного обучения основам интеллектуальной собственности их сверстников в регионах.

ПРАКТИЧЕСКИЕ КЕЙСЫ

intel-sobstvennost-shulginДмитрий Борисович ШУЛЬГИН, директор Центра интеллектуальной собственности УрФУ

В октябре 2011 г. Учёный совет УрФУ принял Политику в сфере интеллектуальной собственности. В том формате, в котором существует Центр интеллектуальной собственности сейчас, он был создан в 1997 г., а вообще патентной службе университета в 2017 г. исполнится 50 лет. В наследство от патентного отдела Центру достался спад изобретательской активности: после 200 заявок в год в советское время в 1996–1997 гг. университет подавал две-три заявки в год. Изобретательская активность уменьшилась в сто раз, первостепенной задачей стало её повышение. Первое, что мы сделали – начали вводить элементы политики, хотя такого документа ещё не было.

В качестве научной основы мы взяли элементы теории игр, этот подход активно используется в зарубежных университетах в части взаимоотношений между университетами и авторами изобретений. В нашем университете эта модель тоже показала высокую эффективность. В результате к 2013 г. число заявок на изобретения достигло 120 в год. В настоящий момент у вуза 90 патентов: их число отстаёт от количества заявок примерно на два года.

Начиная с 2010 г. появились новые задачи, связанные с коммерциализацией разработок. Была создана инновационная инфраструктура, которая позволила заняться этим вопросом более детально, с привлечением серьёзных ресурсов. И тогда наша политика от работы непосредственно с изобретателями перешла к вопросам взаимодействия с внешней средой. Сегодня бизнес уже оказывает существенное влияние на те решения, которые принимаются в университете, на результаты патентной работы.

В прошлом году мы заключили девять лицензионных соглашений, все – с малыми инновационными предприятиями, которые уже начинают работать и приносить прибыль. Это договоры на условиях роялти, которые привязаны к выручке от реализации продукции. Ряд патентов мы продали на условиях отчуждения права, стоимость сделок – в пределах миллиона рублей. Если сопоставить число заключённых соглашений с созданными малыми предприятиями, а их в университете уже 70, то получается, что далеко не все МИП, создаваемые в университете, имеют лицензионные соглашения с УрФУ. В значительной степени это связано с тем, что уставный капитал этих предприятий в среднем составляет 10 тыс. рублей, и вносить в него права интеллектуальной собственности нерационально. С другой стороны, университет участвует в компаниях, которые создают молодые учёные, аспиранты, студенты, поэтому вопрос разделения прав требует обсуждения.

Зарубежный опыт свидетельствует о том, что около 80% технологий передаются промышленности через прямое лицензирование. В России статистика другая, связано это с тем, что государство стало активно поддерживать создание МИП. Отчёты Роспатента показывают рост в разы лицензионных соглашений, которые заключают университеты. По-другому рынок лицензирования интеллектуальной собственности пока себя не проявляет. Заключение лицензионного соглашения – это важный результат. Считаю, что сегодня усилия государства должны быть направлены на то, чтобы поощрять эту работу, пусть пока и в довольно формальном виде: университету дали деньги на исследования, он продал лицензию своему предприятию. Тем не менее, нам нужно создать практику.

Наша политика ориентирована на три сферы: инновационную деятельность, науку и образование. В отношении науки ключевым моментом является сохранение академических свобод и мобильности, т.е. исключительное право на научные публикации, монографии УрФУ считает целесообразным оставить за авторами. Что касается инновационной деятельности, то здесь большое значение имеют правила игры, т.е. отношение университета и изобретателя в части распределения прав. Позиция университета заключается в том, что права на разработки, которые создаются в УрФУ, должны принадлежать вузу. Принципиальный момент: в университете нет такого понятия, как «служебные изобретения». Иногда бывает очень сложно установить, за счёт каких средств и в рамках каких обязанностей была создана разработка. Кроме того, нередко сотрудник работает в двух местах, и непонятно, где было создано изобретение. Плюс к тому могут быть несколько авторов. Мы решили, что

будем заключать договор «О взаимоотношениях сторон в связи с созданием изобретения». По сути, это договор о передаче права патента. При этом мы стараемся сформировать отношения партнёрства, и этот подход, на мой взгляд, позволит добиться высокого роста изобретательской активности.

Постоянно обсуждается вопрос: нужно ли нам так много патентов? Этот вопрос сводится к конкретным задачам оценки коммерческого потенциала изобретений. Во многих университетах так и делается: сначала оценивается коммерческий потенциал разработки, и если он достаточно высокий, то изобретение патентуется университетом, в иных случаях можно отдать право на получение патента изобретателю. Однако мы должны решать, помимо всего прочего, вопрос формирования инновационной культуры. Если мы не захотим патентовать разработку, не захочет автор, то патента не будет вообще. Кроме того, никто не отменял оборонительной стратегии: возможно, через пару лет этот патент «выстрелит».

В сфере образовательной деятельности тоже создаются объекты интеллектуальной собственности: учебные пособия, учебники. В последнее время мы начали активно создавать электронные образовательные ресурсы, и здесь очень высока конкуренция, огромное значение имеет качество ресурсов. Одним из инструментов повышения качества УрФУ видит разделение интеллектуальных прав. Немаловажная проблема, которая при этом решается, заключается в оценке интеллектуальной собственности. Если оценивать затратным методом, то разработка стоит, условно, 50–60 тыс. рублей. Но если вполне конкурентоспособный ресурс будет выставлен на продажу, и вуз заработает миллионы, разумеется, что автор в этом случае не будет доволен. Пока мы решили разделить вознаграждение на две части: разовый платёж и роялти.

Кстати, в области авторского права у нас активно используется конструкция служебного произведения, т.е. оплата за работы, созданные в рамках определённых трудовых обязанностей. В любом случае, по каждому литературному произведению с авторами заключается гражданско-правовой договор.

Важный вопрос – разделение прав с бизнесом. Кому принадлежат права на заказную НИОКР, которая оплачена предприятием? Однозначный ответ – конечно, предприятию. Но на самом деле, на практике бывает иначе. В частности, Оксфордский университет оставляет права за собой. И в нашей стране может быть так же, только нужны основания, чтобы университет мог занимать такую позицию.

Многие вузы сегодня участвуют в программах повышения конкурентоспособности. За статьи, опубликованные в рейтинговых зарубежных журналах, в нашем университете платится высокое вознаграждение. Есть предложение ввести такое же высокое вознаграждение за получение зарубежного патента. В этом году мы планируем подать две зарубежные заявки. Но, в любом случае, решение принимается на основе маркетингового анализа рынка. Наша позиция такова, то вознаграждение должно быть привязано в большей степени к результативности, а не к факту патентования. В УрФУ 50% лицензионных платежей получает автор, 50% остаётся в вузе, причём 20% получает кафедра. Эти средства кафедра может передать автору, если считает это целесообразным.

Ещё одна важная задача состоит в том, чтобы вывести из тени создание объектов интеллектуальной собственности. Я имею в виду прямые контакты работников университета с бизнесом. Тут, на наш взгляд, должно быть движение в двух направлениях. Во-первых, это нужно разрешить официально, как это сделано в Оксфорде, там 15% своего времени учёный может тратить на консультирование сторонних компаний. Во-вторых, нужно создавать в университете такие условия, при которых авторам будет выгоднее работать в вузе.

intel-sobstvennost-ermakovaАлия Равильевна ЕРМАКОВА, начальник отдела по вопросам интеллектуальной собственности НИУ «Высшая школа экономики»

В нашем университете Отдел по вопросам интеллектуальной собственности был создан в 2011 г. За это время мы прошли достаточно серьёзный путь, и в этом нам помогло присоединение к ВШЭ Московского института электроники и математики, у которого был большой опыт ведения патентной работы и солидный портфель интеллектуальной собственности. Главная задача отдела – поддерживать процесс коммерциализации разработок университета. На данный момент портфель включает 411 объектов, в основном это программы для ЭВМ, но также есть изобретения и полезные модели. Общее количество поддерживаемых патентов – 50. Есть 10 секретов производства, товарные знаки. Общая стоимость нематериальных активов на данный момент составляет около 100 млн рублей.

Политика интеллектуальной собственности ВШЭ была принята в декабре 2013 г. Импульс её разработке дало то, что наш университет стал победителем конкурса Минобрнауки России по развитию инновационной инфраструктуры. Особенность политики ВШЭ состоит в том, что исключительные права практически на все создаваемые в университете РИД закрепляются за авторами. Мы отошли от того привычного правила, когда правообладателем служебных РИД является работодатель. Университет имеет отличия от бизнеса, и та модель, которая хорошо работает в бизнес-среде, не совсем пригодна для вузов, основная миссия которых – распространение знаний. ВШЭ исповедует политику информационной открытости, мы стремимся к тому, чтобы наши разработки распространялись как можно шире. Всё это вступает в противоречие с закреплением исключительных прав за работодателем. Реализуемый нами подход в мире получил название «профессорская привилегия», он активно используется на законодательном уровне в таких странах, как Швеция, Италия, и мы не можем сказать, что эти страны – не инновационные, что там плохо обстоят дела с интеллектуальной собственностью. Такой подход находится в русле мировых трендов: сегодня активно обсуждаются свободные лицензии, public domain. И демонополизация интеллектуальной собственности тоже соответствует новейшим подходам.

Мы, конечно, совсем не альтруисты. В политике ВШЭ заложено обеспечение прав университета. Во-первых, мы устанавливаем перечень тех видов РИД, в отношении которых исключительное право закрепляется всё-таки за вузом. Прежде всего, речь идёт о тех РИД, которые создаются в рамках исполнения обязательств университета перед третьими лицами, т.е. если вуз выполняет какие-то работы по заказу. Также права закрепляются за ВШЭ, если РИД создаются по так называемому поручению администрации, т.е. прямому письменному заданию, которое кафедра, факультет, институт дают преподавателю или научному сотруднику.

Во-вторых, если исключительное право закрепляется за работником, то университет отставляет за собой безвозмездную неисключительную лицензию на использование указанных РИД. Объём лицензий зависит от вида РИД; максимальные лицензии и даже возможность сублизензирования мы получаем в отношении материалов образовательного характера – рабочих программ, учебных пособий и т.д.

В случае, если сотрудник использует РИД на стороне, он обязательно должен указывать аффилиацию с университетом. Мы надеемся, что это будет способствовать продвижению бренда ВШЭ, повышению его узнаваемости. Кроме того, мы являемся участниками программы «5–100», хотим войти в мировые рейтинги образовательных учреждений и считаем, что создание дополнительных каналов распространения наших разработок позволит быстрее достичь этой цели.

Конечно, такой подход оставляет сомнения в возможности коммерциализации разработок. Однако мы всё делаем для того, чтобы автору было интересно и выгодно сотрудничать с университетом. Таким механизмом является материальное стимулирование в сфере интеллектуальных прав. Есть единовременное поощрительное вознаграждение, которое выплачивается за факт создания и передачи исключительного права университету. Размер вознаграждения фиксированный, зависит от вида РИД: за программу для ЭВМ выплачивается 10 тыс. рублей, за изобретение – 30 тыс. рублей на авторский коллектив. Помимо этого есть роялти, т.е. доля авторов от доходов, которые вуз получает от коммерческого использования. 30% поступают лично автору, 20% – в структурное подразделение, 50% – университету. Это не очень выгодно, и мы будем ставить вопрос о том, чтобы поднимать долю автора до 50%.

Разработан Кодекс практики в сфере интеллектуальной собственности, представляющий собой популярные разъяснения, почему университет выбрал тот или иной подход. Мы стараемся, чтобы всё было понятно, чтобы наши мотивы были прозрачными, авторы видели, что требования обусловлены разумными подходами.

intel-sobstvennost-kolesnikovaОльга Юрьевна КОЛЕСНИКОВА, начальник управления интеллектуальной собственности Тверского государственного университета

Управление интеллектуальной собственности образовано в ТвГУ в 2010 г. До этого времени патентов и лицензий у университета не было. Сегодня ТвГУ – один из лидирующих в регионе вузов, обладающий 120 объектами интеллектуальной собственности – ноу-хау, патентами. В прошлом году было подано 28 заявок и получено 19 патентов, за три месяца 2014 г. подано уже 27 заявок на патентование. В основном это авторские права на создание мультимедийных средств. Разрабатываемые электронные образовательные ресурсы мы активно внедряем в платные электронные библиотеки, заключаем лицензионные соглашения и выплачиваем авторам 100% вознаграждения. При этом стоимость разработок оценивается затратным методом, а лицензии продаются уже по договорным ценам в зависимости от востребованности.

В университете 16 малых предприятий, два из которых – серьёзные наукоёмкие производства. Одно из них создано совместно с венчурным фондом и имеет уставный капитал 2 млн рублей. Это предприятие выпускает кристаллы парателлурита, спрос на которые растёт в стране и за рубежом.

Университетом заключены 18 лицензионных соглашений, большая часть из них – вклады в уставные капиталы предприятий. Одно из предприятий в прошлом году уже дало прибыль, которая полностью пошла на премирование авторов.

Своей главной задачей мы считаем создание такой среды, которая стимулировала бы творчество. Мы полностью оплачиваем все расходы авторов при регистрации, помогаем им определить, можно ли зарегистрировать их РИД и продавать их. В университете постоянно стимулируется изобретательская активность, проводятся разъяснения по отношению к объектам интеллектуальной собственности. По опыту многих вузов, пока сотрудник не понимает, чем он владеет, к каким объектам можно отнести РИД, говорить о развитии творческой активности неэффективно. Расширяется система конкурсов для молодых преподавателей, студентов: победители получают до 30 тыс. рублей за заявку на патент. Мы учим студентов бизнесу, даём им возможность пробовать себя, а в случае неудачи оплачиваем банкротство.

КОММЕНТАРИЙ ЧИНОВНИКА

intel-sobstvennost-vilinovАлександр Александрович ВИЛИНОВ, Департамент науки и технологий Минобрнауки России

Сейчас политика государства в сфере интеллектуальной собственности кардинально меняется. В Правительство РФ внесён проект постановления, которое предусматривает, что РИД будут всегда закрепляться за исполнителями, исключения будут составлять только случаи, когда РИД создаются в целях обороны, безопасности и т.п. При этом у государства будет оставаться право на безвозмездную лицензию. Что касается вывода из тени коллектива авторов, профильное министерство предлагает это учитывать в Единой государственной системе учёта результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, которая запущена с января 2014 г. Эта система предполагает учёт сведений о начинаемых и завершаемых НИОКР, обо всех РИД, которые создаются в процессе выполнения этих работ. При этом учитывается не только сами РИД, но и их авторы, система предусматривает также сбор сведений об использовании РИД: либо договор отчуждения, либо лицензионное соглашение, либо внедрение РИД непосредственно его создателем. Эти данные будут учитываться при формировании госзаданий вузам и оценке коллективов, которые создают объекты.

Что касается малых инновационных предприятий, то Белгородский государственный университет разработал методические рекомендации по их созданию и поддержке. Недавно министерство заключило договор с госкорпорацией «Росатом», которая предоставила материал под названием «Системы управления знаниями». Это комплекс методических рекомендаций и готовых документов в сфере интеллектуальной собственности. Их можно адаптировать для вузов и научных организаций, и в ближайшее время на базе центров компетенций Минобрнауки будут заключаться сублицензионные соглашения по безвозмездной передаче этих материалов для использования их малыми вузовскими предприятиями.

Планом совершенствования интеллектуальной собственности, разработанным Минобрнауки России, преду смотрены предложения по внедрению механизмов налогового стимулирования МИП.

Что касается вознаграждения за создание служебных изобретений и произведений, то в ГК РФ сейчас указано, что Правительство РФ вправе установить порядок, размеры и сроки выплаты авторского вознаграждения за создание изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. По сравнению с предыдущей редакцией изъято слово «минимальное». Понятно, что не все могут платить автору 50% от реализации РИД, поэтому в процессе работы с вузами и госкорпорациями мы рекомендуем устанавливать ставки внутри организации.

В Правительство РФ сейчас направлены также предложения по судебному и досудебному урегулированию отношений в сфере интеллектуальной собственности.

Опубликовано в номере июнь 2014

 

Комментарии 

 
#1 Поляков К. 24.06.2014 10:37
Так называемые "эксперты" оказались мошенниками. Они так и не осилили методику анализа: не смогли найти причины проблемы. Наука, а не лженаука, принципиально делится на фундаментальную и прикладную. Интеллектуальну ю собственность в фундаментальной науке должна оплачивать страна, так как это база развития страны, а в прикладной науке - сам собственник должен искать или покупателя на свою интеллектуальну ю собственность, или самому свою собственность реализовывать в жизни. Форма реализации оплаты собственности в фундаментальной науке может быть разной: всё зависит от отношения страны к науке в стране и к своим учёным.
Цитировать
 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.