Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Декабрь 2017
"На волне четвёртой технологической революции"

  • Григорий ИВЛИЕВ: "Проблема создания единого регулятора остаётся актуальной"
  • Франкфурт-2017
  • Цифровая экономика: оценка экспертов RIW
  • онлайн-обучение - растущая индустрия



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн



 

istor-lit-spb


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


(не) Страшное информационное счастье Вадима Степанова
06.05.2013 23:00

Продолжаем публикацию мнений экспертов относительно дискуссии между профессорами А.В. Соколовым и В.К. Степановым "В поисках библиотечного счастья: от "чистки сараев" к действенному гуманизму" (см. номера мартапрельмай 2013;  скачать полный текст дискуссии можно здесь)

basovБасов Сергей Александрович, заведующий  научно-методическим отделом библиотековедения Российской национальной библиотеки, член Совета Российской библиотечной ассоциации, канд. пед. наук

Ну наконец-то А.В.Соколов смог проверить собственную теорию о разделении образованной и креативной части библиотечного человечества на  интеллигентов и интеллектуалов.  Нашелся смельчак, не побоявшийся покинуть сообщество «последних святых» (по Д.С.Лихачеву) и бросить нам в лицо «горькую правду»: цифра вытесняет информационно-бумажную архаику отовсюду, интегрируется во все сферы жизни, ибо дает «более высокую  производительность при гораздо меньших затратах». Нам надо меняться, или умереть. Ну просто rational economic man, или – скажем изящнее –  интеллектуал,  наш библиотечный чубайс.  Вадим Степанов.  

Отличная получилась дискуссия – аплодирую Елене Бейлиной; ведь это не просто  в  одном костре  зажечь такие   разные  миры. 

Сделать лучше себе, или сделать лучше себя?

Дискутанты  затронули глубинный нерв библиотечной деятельности, её природу и сущность. Их спор – это продолжение моих собственных  размышлений о том, к каким явлениям принадлежит библиотека по своей сущности? Библиотека это, образно говоря, «цивилизация» или «культура»?  

Понятие цивилизации обычно связывают с уровнем развития производства и производительных сил, сменой технологий. Уже стало традицией  выделение трех этапов цивилизационного развития общества: аграрного, индустриального и постиндустрительного. Цивилизацию третьего этапа (или третьей волны по Э.Тоффлеру), начиная со второй половины двадцатого века, именуют «технотронным», «инновационным», «информационным обществом». Цивилизацию можно (с известной долей упрощения) отождествить с научно-техническим прогрессом,   который является проявлением власти человека над природными условиями своего бытия. Именно в этом смысле цивилизации и противостоит духовная жизнь общества, его культура. По мнению философа  М.С.Кагана, в индустриальном обществе постоянно углубляется  и обостряется конфликт между научно-техническим прогрессом, неразрывно связанным с экономикой, и духовно-нравственным, религиозным, художественным потенциалами культуры. Отсюда следует, что разведение понятий «культура» и «цивилизация»  является не прихотью теоретиков, а попыткой описать  фундаментальные противоречия жизни человечества в эпоху тотальной технизации бытия. Специалисты отмечают, что  в настоящее время мы являемся свидетелями противостояния двух противоположных подходов, направленных на формирование личности – гуманистического и авторитарно-технократического. Самореализация человека может осуществляться под воздействием программ, идущих как от цивилизации, так и от культуры.[1]

 


[1] Зобов Р.А., Келасьев В.Н. Человекознание: самореализация человека. СПб. 2008. С.367.

Хорошо бы нам всем (а не только Степанову) понять, что человечество развивается не только создавая (творя) своё бытие в совокупности материальных и социальных факторов,  оно развивается и путем поиска смыслов бытия, познавая его и оценивая. Культура формирует восприятие обществом своего прошлого и настоящего, оценивает выбор  средств  для  созидания  будущего.  Если цивилизация «оперирует» вопросом как (каким способом), то культура «ставит» вопрос зачем (в чем смысл).  Цивилизация в своей основе технологична, культура аксиологична. Цивилизация это стремление сделать лучше себе, а культура – сделать лучше себя. Между этими векторами в развитии человека и общества существует перманентный «конфликт», в разрешении которого участвуют как отдельные личности, так и социальные институты – в том числе библиотека и библиотекари. 

Удивительный писатель Фазиль Искандер  как-то высказал такую мысль: «Вся мировая история – это борьба ума с мудростью, цивилизации с культурой»[2].

 


² Искандер Ф. Собрание. Козы и Шекспир. М., 2007. С. 375.

Вот и в нашей дискуссии –

Противники заспорили всерьез.

Столкнулись глыбы двух мировоззрений...

(Л.Филатов)

Исходя из такого взгляда на дискуссию становится ясно (по крайней мере, мне), что Степанов,  предлагая библиотеке бежать «быстрее, чем Алиса»,  находится во власти технократических иллюзий.  Он принял свою цифровую стратегию за реальность  и даже не задается вопросом  – зачем библиотеке это, и кому выгодна такая гонка. Хорошо бы понять: нам надо поспевать за обновлением технологий или за «обновлением» потребностей человека, идущего мимо библиотеки? Увидев новый «гаджет» он остановится и войдет под своды?  Все ли ИКТ, которые востребованы рынком, нужны библиотеке? Я уверен: информация, подобно тени в известной  сказке Е.Шварца, должна «знать свое место», оставаться инструментальным средством удовлетворения социально-культурных потребностей человека и общества.

Степанов   – утопист, отчасти мессия, и где-то фанатик.  Слышит себя гораздо лучше других.  Он создал свой идеальный цифровой мир, где Стив Джобс творит молитву:   iMac, iTunes, iPod, iPhone, iPad… Ау, Вадим Константинович,  в каком мире вы живете? Разве  производительность – главный  показатель  развития общества? Кроме индекса развития ИКТ, есть индекс развития человеческого потенциала и даже международный индекс счастья (Россия, кстати, на 172 месте из 178 стран).  Есть страны победнее нас, но счастливее.  Помните у Ильфа: «в фантастических романах главным было радио. При нем ожидалось счастье человечества. Вот радио есть, а счастья нет».

Своей наивной верой в цифровой будущее Вадим Константинович напомнил мне Дмитрия Анатольевича с его устремлением к новым технологиям и электронному правительству. Еще совсем недавно он обещал (слово президента!) еще в 2012 году провести интернет в каждую публичную библиотеку, но это «счастье»  имеют пока чуть более 25-ти процентов. Я уж и не поминаю государственные сказки типа «Информационное общество-2020», о них Соколов вполне убедительно сказал. Правда,  Степанов его не услышал: мол это  программа технологическая, только про инфраструктуру толкует, потому и нет там книги и чтения. Это уловка: коли помянул в наименовании документа общество, то и соответствуй: рассматривай его во всей многомерности, как классики учили. 

Социальная конструкция  из трех… практик

Присмотримся к мысли Степанова про  новое видение библиотеки.  В ней «кардинальным  образом  изменится  абсолютно всё» (ужасно, не правда ли?). Кроме одного: «Она сохранит за собой тысячелетний авторитет учреждения, вобравшего в себя мудрость поколений, являющегося подлинным оплотом  света, добра и смысла» (а это мне нравится!). Очень амбивалентно получилось: изменить всё, сохранив лучшее. Может, Степанов и не безнадежен, раз  искренне  видит в  библиотеке «оплот света, добра и смысла»?  Ведь он солидарен с мнением Соколова, что «болезни общества лечатся не информационными технологиями, а социально-культурными преобразованиями».

Зачем же тогда менять в библиотеке «абсолютно всё», Степанов? Оставьте нам Пушкина,  не сбрасывайте его с  библиотечного корабля современности!  Он еще пригодится. Библиотека приобщит к нему читателя,  используя не одну (как вы хотите)  а все три свои  коммуникативные практики:

             -  устные

                -  книжные  (документные)

              -  электронные (цифровые)

Задумаемся над этими тремя столпами библиотечного обслуживания.  Их всего три – ни прибавить, ни убавить.  С их помощью и философия новой библиотеки формируется и инновационные практики создаются.  При этом  книжная и устная коммуникация, – как бы  два легких, которыми дышит Библиотека уже несколько сотен лет. Что происходит с библиотечным  дыханием в наше время, с приходом в библиотеку электронной среды –  еще предстоит  понять.   

Так к чему же заранее обеднять библиотеку,  отдавая  приоритет и предпочтение «цифре»? Эта же косность, ограничение, застой.  Никакая информационная служба не вытеснит библиотеку, если мы правильно оценим и используем разнообразие возможностей всех библиотечных практик.

При помощи социальной конфигурации из трех практик  мы заткнем за пояс любую информационную структуру, которая оттачивает только одну – цифровую.  Ведь это так здорово, когда  в зависимости от типа и вида библиотеки, категории читателей, мы создаем многомерные библиотечные пространства – из людей, книг и даже цифровых гаджетов.  Особенно ценно, что  при таком подходе оживает любая библиотека –  и президентская (которой еще предстоит осознать себя библиотекой) и самая глухая, сельская, затерявшаяся в медвежьем углу, где нет «пленочных экранов», но куда идут люди со своими судьбами и проблемами. Совсем не прав Степанов, когда утверждает, что «библиотекарь, не обладающий мощным компьютером и уверенным доступом к сети, не может считаться хорошим, поскольку и одно, и второе являются первейшими орудиями его труда». Пусть я ретроград, но буду  бороться за то, чтобы живое слово библиотекаря становилось в цифровую эпоху первейшим «орудием труда»  библиотекаря.   

Оглянитесь, коллеги. Под мощным напором современной цивилизации человек все больше ощущает себя дезориентированным в социальном пространстве. Не зря  видный социолог и футуролог Д.Белл называет наше время «эпохой разобщенности».  Налицо  признаки  глобального кризиса человека, его картины мироздания.  Россия  не идет по пути построения информационного общества, она стоит перед угрозой  одичания,  нового варварства и деградации.  Все больше ученых (но не политиков) осознают потребность и ставят вопрос о необходимости гуманистического поворота России  – в политике, экономике, духовной жизни.  Ставка – само существование  нашей Родины. 

Услуги  и общественные блага 

Фундаментальные проблемы, с которыми  сталкивается любое человеческое сообщество можно объединить в две основные группы, выражающие необходимость удовлетворения непосредственных потребностей людей, а также поддержание самой социальной системы в качестве целого[3].

 


³ Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука.  М.,1983, С.65.

Для поддержания стабильности социума необходим баланс регуляторов, идущих как от государства, так и от интересов человека. Следует различать два относительно самостоятельных класса задач, которые стоят перед библиотекой:  это задачи,  связанные с развитием общества как целого и задачи,   исходящие от отдельной личности. В соответствии с таким подходом, необходимо различать услуги, которые библиотека оказывает человеку (читателю, абоненту, потребителю) и общественные блага, которые создает библиотечная система страны в интересах всего общества.  Здесь мы вступаем в область социокультурного понимания библиотеки, ее культосозидающих функций. Именно здесь лежит водораздел между концепцией библиотеки Степанова и концепцией библиотеки Соколова. Вопрос в соотношении информационных функций (услуг) и  миссии библиотеки (производства общественных благ).

С моей точки зрения, библиотечное обслуживание  обладает двуединой сущностью, оно двойственно по своей природе, ибо опирается на два вида активности: информационную и социокультурную, которые порождают на практике два относительно самостоятельных вида библиотечной деятельности.  Их можно сравнить по критерию «время обслуживания».  Время информационного обслуживания – от получения запроса до выдачи документа  − должно стремиться к нулю. Потребитель склонен минимизировать свои временные затраты на поиск информации, и даже отказаться от услуг библиотекаря в пользу технических средств. А время социокультурной совместной деятельности в пространстве библиотеки должно стремиться к бесконечности. В идеале, это время живого общения читателей и библиотекарей.  Ибо только социокультурная деятельность  превращает человека в полноценную личность.  Библиотека может и должна быть «общительной». В этом проявляется  ее  культурная стратегия, творческое начало, направленное на конкретного читателя. И не надо бояться превращения библиотеки в клуб (вообще-то, клуб, т.е. добровольное объединение людей по интересам, это будущее человечества, если оно пойдет по гуманистическому пути; но эта мысль  требует отдельного разговора).   

В двойственности библиотечного обслуживания, понятой в философском смысле как единство противоположностей,  заложены движущие силы развития библиотеки как социальной системы. Хочу подчеркнуть, что это противоречие отражает «борьбу» указанных видов активности  как  движение к  их синтезу, гармонии.   

Противоречие между информационной и социокультурной активностью библиотеки  можно  рассматривать как отраслевой закон библиотечной деятельности, нарушение которого с неизбежностью ведет к утрате (изменению) сущности  социального института, именуемого библиотекой. Как только из библиотеки «уходит» живое  общение, как носитель образования и культуры, она превращается в «чистый» информационный орган, а «изъятие» из библиотеки документа (доступа читателя к документу) – превращает библиотеку в клуб.  Эти два вида активности всегда с необходимостью будут  обнаруживаться в  работе библиотек всех типов и видов. При этом их соотношение и формы реализации могут меняться в широких пределах.  Этот закон предоставляет широчайшее поле для творческой активности библиотекаря. И не надо Степанову  возвращать нас к архаичному представлению о библиотеке как монофункциональному (информационному)  учреждению. 

Ложка дегтя

А.В.Соколов, подводя итоги дискуссии,  посчитал взгляды дискутантов не противоположными, а взаимодополняющими.  Тезис о гуманизме целей и  технологичности средств их достижения, заслуживает весьма внимательного рассмотрения.  Кажется, нашлась общая платформа для гармонизации позиций интеллектуала и интеллигента.   

НО!

В.К.Степанов, со своей стороны, не стал корректно подводить итоги дискуссии. Оказалось, он жаждет «победы» любой ценой, претендует на то, чтобы в глазах общественности выглядеть идеологом и властителем дум. По крайней мере, именно так  я прочел его заключительную тираду.   

В итоге дискуссии – обидная ложка дегтя. В своем «последнем слове» Степанов вдруг выдал собственную версию гуманизма, и откровенно пнул Соколова за якобы пассивность, аморфность и непродуктивность  его позиции. Да еще призвал к гуманизму действенному! У меня глаза  на лоб полезли: демагог  или  лицемер? Бряцая во время всей дискуссии технологическими железками типа: «цифра производительнее, а значит нужнее» обществу, в её конце Степанов рядится в гуманистические одежды своего оппонента, и  начинает как бы бить «противника» его же оружием. Заключительная тирада звучит  как нравоучение, что абсолютно неприемлемо в профессиональной  дискуссии, тем более с человеком, который и старше и авторитетнее тебя. Степанов учит Соколова гуманизму! Если бы мне сказали такое, я бы не поверил. Мерзкое послевкусие, увы… Вынужден констатировать нравственную патологию:  у технократов она, видимо, в крови.

 

Комментарии 

 
#2 анна бударина 28.10.2015 20:42
Все по полочкам! Спасибо!А если по Степанову-будем жечь книги следующим этапом "приоритетного развития"
Цитировать
 
 
#1 Елена Николаева 27.05.2013 13:05
Спасибо, Сергей Александрович, блеск!
Цитировать
 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

 WebBann2016-10

 

WebBann2016-04

 

WebBann2016-06

 

WebBann2016-05

 

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.