Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Сентябрь 2021
"Книги как бизнес: драйверы и барьеры"

  • Сергей АНУРЬЕВ: "Мы постоянно исследуем пользовательские предпочтения, совершенствуем продукт и сервисы"
  • Российское книгоиздание в первом полугодии 2021 г.: от потерь к восстановлению
  • Библиосфера: тенденции развития
  • Библиотекарь будущего: модель компетенций



МультиВход

mmky-2021-banner-bilety

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

otkryvaya-knigu



 

samiy-chitayuschiy-region


 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


«Для независимого книжного каждый год жизни уже достижение»
28.05.2021 15:44

Парадоксально, но факт: несмотря на пандемийный кризис, 2020-й — первый год, когда число маленьких книжных магазинов в России увеличилось. Вообще, тенденция роста числа независимых наблюдается в мире уже пять-шесть лет, но до России эта волна докатилась лишь в прошлом году. Очевидно, что рынок в ближайшем будущем будет двигаться в сторону разукрупнения и дифференциации: меняются его глубина, читательские предпочтения, способы коммуникации с целевой аудиторией, формы доставки изданий. Да и экономическая ситуация вынуждает искать новые подходы во взаимодействии с партнёрами и в оптимизации многих процессов.

mikrofon

Как и чем живут независимые книжные в регионах? Что позволяет им удержаться на плаву и развиваться, расширяя ассортимент, привлекая новых читателей, предлагая необычные сервисы и активности? Как меняются стратегии продвижения и реализации?

Эти и другие темы «УК» обсудил с представителями независимой книжной розницы.

Коллеги, как оцениваете итоги 2020 г.? Какова динамика по объёму продаж, финансовым показателям? Как изменился средний чек и число позиций в нём?

dlya-nezavisimogo-gilyazovЭльнар ГИЛЯЗОВ, книжный магазин «Бакен», г. Красноярск:

— 2020 год разделился для нас на два полугодия: первое — кризисное, время падения продаж и всех показателей; второе — рост даже в сравнении с 2019-м. Но второго не было бы без первого: именно пандемия ускорила многие процессы, к которым мы давно шли и которые позволили выйти на хорошие показатели в конце года.

Количество покупателей, а соответственно и чеков сократилось, но средний чек и число позиций в нём выросли. Если в 2019 г. людей приходило много, но они приобретали одну-две книги, то сейчас покупателей меньше, зато они точно знают, что хотят, и берут больше.

dlya-nezavisimogo-ziminaМария ЗИМИНА, детский книжный проект «Чудетство», Санкт-Петербург:

— Как и коллега, я бы тоже разделила год на те два месяца, что магазин был закрыт, и на время после открытия. В первый день объявления «выходных» мы придумали штуку, которая помогла нам продержаться: выездной магазин, назывался он «Книжная помощь "Чудетства"». Нам можно было позвонить или написать, рассказать о возрасте и предпочтениях ребёнка, и в течение нескольких дней мы приезжали с адресной подборкой книг (одна-две коробки), всё показывали, рассказывали, а родители и дети выбирали. Маски и перчатки, понятно, были при нас. Чеков в общей сложности тогда, конечно, было немного, но средний был от 2 тыс. рублей; люди запасались на неопределённое время. Да и когда к тебе домой уже привезли столько сокровищ, как от них отказаться?

В начале локдауна у нас не было интернет-магазина. Меньше чем за месяц мы сами, т.е. вдвоём с мужем — сооснователем «Чудетства», его собрали и запустили. В онлайн-ассортимент не сразу попали все книги (их у нас больше 8 тыс. наименований), но примерно из 400 можно было выбирать. Так, не отменяя «книжную помощь» плюс сохраняя интернет-магазин, мы продержались в период самоизоляции. Но хотя усилий и работы тогда было больше, чем в обычное время, выручка упала на 80%.

После открытия магазина книжная жизнь вернулась в традиционное русло, объём продаж по отношению к «мирному времени» всё ещё был поменьше, но уже всего лишь на 20%.

Что касается покупок, то средний чек и число позиций не поменялись, у нас серьёзно сократилось количество чеков за год. Санкт-Петербург — город туристический, а поток приезжающих в 2020 г. свёлся к минимуму. Остались только российские туристы, но и их было существенно меньше, чем в предыдущие годы. Важную роль в наших продажах играют живущие за рубежом русскоговорящие люди, которые приезжали и покупали книги своим детям. Да и сами петербуржцы буквально до сегодняшнего дня выходили из дома только по крайней необходимости, многие работали и учились на «удалёнке», мероприятий в городе почти не было, поводов выбраться в центр из спальных районов немного. Так что мы связываем падение продаж скорее с пониженным трафиком, чем с экономическими показателями.

dlya-nezavisimogo-karniz-zhukovВита КАРНИЗ, Платон ЖУКОВ, книжный магазин «Жёлтый двор», Санкт-Петербург:

— Наш случай скорее исключение из правил: после окончания локдауна финансовые показатели и средний чек выросли. Показателен график с марта 2020 г. по февраль 2021-го (рис.).

dlya-nezavisimogo-ris

Тому есть несколько причин. Во-первых, во время карантина мы серьёзно вложись в продвижение в онлайн-формате. Было инициировано несколько масштабных кампаний: #поддержинезависимых, #поддержиммалыйбизнес и т.д., благодаря которым о нас узнало больше людей. Во-вторых, значительно увеличилось число заказов из регионов, а вместе с ним расширился общий охват целевой аудитории. Кроме этого, ограничения с книжных магазинов сняли раньше, чем с торговых комплексов, кафе-ресторанов и других культурно-развлекательных площадок. Посещаемость выросла.

Ещё два фактора, которые касаются конкретно нашего магазина, способствовали увеличению продаж: это общее активное развитие и выход на широкую аудиторию, а также дебют нашего издательства — вышла первая книга, которая направлена на детскую и взрослую аудитории.

Численность персонала осталась прежней, на время карантина сотрудники взяли неоплачиваемый отпуск — это было обоюдное решение.

dlya-nezavisimogo-maltsevМихаил МАЛЬЦЕВ, книжные магазины «Пиотровский», г. Екатеринбург и г. Пермь:

— Мы практически близки к восстановлению показателей по сравнению с прошлым годом. На данный момент особенных аномалий не наблюдается, скорее это состояние стагнации. Медленно, но налаживается нормальная работа. Активная жизнь именно в традиционном магазине для нас очень важна, но при этом в Екатеринбурге развиваем и совершенствуем интернет-площадку. Когда все ушли на карантин, мы только начали разрабатывать сайт, но к моменту локдауна он ещё не был готов. В ускоренном формате разработали более-менее работающую онлайн-платформу с возможностью продавать книги с доставкой хотя бы в Екатеринбурге. Сейчас этот сайт работает как «времянка», но книги, которые есть в «Пиотровском», через него можно покупать. Наблюдается рост продаж.

Что касается чеков, то их количество уменьшилось, но сумма в среднем стала больше. Относительно общих итогов: если на выходе из карантина оборот снизился на 30%, то сейчас — на 13–14%.

dlya-nezavisimogo-madonovaТатьяна МАДОНОВА, книжный магазин «Кот Учёный», г. Краснодар:

— Ожидаемое падение покупательной способности уже свершившийся факт. При этом покупать чаще стали более дорогие книги, т.е. количество позиций в чеке сократилось, но средний чек вырос. Люди начали более аккуратно относиться к покупкам: стараются брать только то, что действительно нужно или очень нравится. Спонтанных покупок стало существенно меньше, что радует. Нам ещё немного тяжело делать окончательные выводы и строить прогнозы, поскольку в Краснодаре случилась аномально холодная зима, а наш магазин находится рядом с парком. Погодные условия очень влияют на количество посетителей. К нам приезжали исключительно постоянные покупатели. В среднем объём продаж упал на 10–30%.

Какими антикризисными мерами, предложенными Правительством РФ, удалось воспользоваться в прошлом году? Как оцениваете их эффективность? Какие из этих мер целесообразно продлить?

Эльнар ГИЛЯЗОВ:

— Нам выплатили заработную плату за сохранение работников: по МРОТ за апрель и май, а также освободили от уплаты налогов и страховых взносов за II квартал 2020 г. Очевидно, что эффективность этих мер лишь косметическая; на долгосрочное выживание магазина они почти никак не повлияют. Самым полезным оказалось снижение арендной платы, но это уже частная инициатива арендодателя. Думаю, для книжных магазинов во время следующих подобных карантинов (если они будут) оказались бы эффективными похожие меры по субсидированию аренды от правительства и освобождение книг от НДС, которое уже давно обсуждается.

Мария ЗИМИНА:

— Никакие меры, предложенные правительством, нас не коснулись: коммерческая аренда, нет оформленных сотрудников, мы работаем без НДС… Пережили локдаун благодаря собственным усилиям и поддержке наших поЧИТАТЕЛей. Арендодатель сделал внушительную скидку; если бы не она, не знаю, хватило бы нам ресурсов не закрыть магазин.

dlya-nezavisimogo-kadikovaАнна КАДИКОВА, книжный магазин «Чарли», г. Краснодар:

— Поскольку книжная розница попала в перечень отраслей, наиболее пострадавших от пандемии коронавируса, мне как индивидуальному предпринимателю удалось воспользоваться послаблениями в области налогообложения: не платить страховые взносы за второй квартал и получить два МРОТ: за май и за июнь. Эти бонусы помогли нам восстановиться, закупить маски и антисептики, оперативно обновить ассортимент к офлайн-запуску в начале июня, когда разрешили работать всем непродовольственным магазинам.

Очевидно, что независимые книжные — по большей части малый бизнес с высокой составляющей просветительской деятельности (особенно в регионах), низкой маржинальностью и серьёзной социальной активностью (организацией лекций, встреч с авторами и книжных фестивалей). Было бы здорово, чтобы приняли уже озвученную законодательную инициативу о признании малых и средних книжных магазинов социальным предпринимательством: это позволит облегчить налоговую базу, что особенно актуально после отмены ЕНВД.

Вита КАРНИЗ:

— К сожалению, никакими мерами не воспользовались. МРОТ не смогли получить из-за копеечного долга по пени. Было очень тяжело: работать полноценно невозможно, при этом объём задач и нагрузка выросли колоссально, а выручка упала наполовину.

Михаил МАЛЬЦЕВ:

— В Перми нам удалось взять «невозвратный» кредит Сбербанка России под 2%. После 1 апреля, надеюсь, он будет списан, поскольку мы соблюдаем все требования договора. Это была самая действенная помощь — прямые деньги. Удивительным образом сумма этого кредита позволила ежемесячно закрывать обязательства перед ИГ «ЭКСМО-АСТ» — нашим крупнейшим поставщиком. Вся субсидия ушла на эти расчёты. Мы были полузакрыты, но ежемесячно вынуждены были им платить, как будто полноценно работали. Коллеги выставляли требования по оплате с самого начала, а для нас серьёзной опасностью было то, что издатели начнут подавать в суд, а обосновать форс-мажор в условиях «повышенной готовности» невозможно. В Екатеринбурге мы получили МРОТ за апрель и май.

Принципиально ситуацию такая господдержка не меняла, но, поскольку мы пытались удержаться и сопротивлялись внешним обстоятельствам: оперативно наладили интернет-торговлю, доставку по городу, договаривались с арендодателями, возникала экономия. Это позволило пережить эпидемию, никого не уволив и выплачивая зарплату.

У меня много друзей живёт за границей, там субсидии на поддержку малого бизнеса были принципиально иными, чем в России, да и документооборот по их оформлению существенно проще. Но мы благодарны и за то, что удалось получить.

Татьяна МАДОНОВА:

— Никакими — это будет самый краткий ответ. И эффективность мер поддержки (если это слово вообще применимо) такая же. У нас муниципальная аренда: унитарные предприятия скидок не делают и аренду приходится платить в полном объёме. Кроме того, повышение налогов, как и новая кассовая реформа, в этот сложный для всех период приведут к росту числа банкротств, в том числе и среди уже немногочисленных книжных. За покупателей тоже переживаем. Поэтому комментариев не будет, но станет более плотной работа с бухгалтером. Целесообразно было не трогать малый бизнес в 2020–2021 гг. Хотя бы просто не трогать.

Какую трансформацию претерпели стратегии продвижения и реализации в период пандемии? Какую долю в продажах занимает сегодня онлайн-канал? Какие интересные партнёрства, коллаборации появились в последнее время в плане продвижения?

Эльнар ГИЛЯЗОВ:

— Во время карантина мы не боялись обращаться к своей аудитории, к её ядру. При этом очень быстро стало понятно, что она очень разнообразная, поэтому теперь стараемся выстраивать коммуникацию, дифференцируя наших читателей. Это касается прежде всего социальных медиа: в одном случае мы обращаемся к уже знающим нас людям, в другом — стараемся привлечь новых, поэтому и стиль продвижения различается. Но мы пока только в начале этого пути.

Онлайн-продажи сейчас занимают до трети от всего объёма. Благодаря тому что до пандемии мы успели открыть интернет-магазин, на его базе смогли запустить подписку на книги: некий гибрид советской подписочной системы и современных сервисов вроде Netflix. У нас есть несколько уровней подписки, которые различаются степенью персонализации (для одних книги выбираем сами, для других — исходя из их предпочтений). Как показала практика, это очень интересная для аудитории активность, позволяющая охватить и сделать лояльными тех, кто раньше редко заходил в магазин. Как мне кажется, подобные гибридные подписочные форматы — будущее книготорговли, в том числе и в офлайне. Сейчас активно развивается sharing economy (совместное потребление. — Примеч. ред.), размывается сама концепция владения книгами (нередко люди отдают их после первого же прочтения) и всё больше возникает проблем с местом их хранения. Кто эффективно решит все эти вопросы — создаст прецедент.

Мария ЗИМИНА:

— Ничего принципиально нового мы здесь не сделали и, если честно, не планировали. За прошлый год в Интернете появилось огромное количество бесплатного и качественного контента. Что ещё добавить достойного к этому морю прекрасного, мы не придумали. Поэтому, как и раньше, ежедневно рассказываем в своих соцсетях о новинках, делаем подборки, периодически готовим обзоры для разных интернет-ресурсов. Мы глубоко уверены, что живое общение и рекомендации для покупателей — наше главное преимущество помимо гуманных цен, проводимых мероприятий и всего остального. Кстати, локдаун это лишний раз доказал: открыв интернет-магазин, мы поняли, что он востребован в первую очередь как витрина, чтобы легче было коммуницировать с покупателями, советовать книги, а самостоятельных заказов в нём было и остаётся немного.

Анна КАДИКОВА:

— В период пандемии магазин в прямом смысле переехал ко мне домой: за несколько дней до объявления жёсткого карантина я перевезла 40 коробок самого лучшего, что попалось на глаза. Соответственно три месяца отправляла книги почтой, СДЭК и курьером по городу, вела прямые эфиры, писала посты, заказы принимала по телефону и через директ Instagram (как и в «мирное» время). Единственное новшество — это «Чарли в мешке»: посылки-сюрпризы для тех, кому сложно было выбирать. Суть инициативы проста: читатель заполняет анкету в Google-форме, где рассказывает, чего бы ему хотелось, называет сумму, и я подбираю ему книги сама: поверьте, это очень волнительный процесс. За три месяца карантина я отправила более сотни «мешков». Эту задумку мы сохранили и сейчас: читателям понравился формат.

Что нового? По возвращении в нормальную жизнь мы сделали сайт — на всякий случай, чтобы была и онлайн-витрина магазина, и площадка для рецензий, и возможность консолидировать все наши ресурсы в одном месте. Сейчас основным каналом онлайн-продаж по-прежнему остаётся Instagram.

Вита КАРНИЗ, Платон ЖУКОВ:

— Считаем, что любой кризис — это возможность изменить подход к делу: улучшить те или иные ресурсы, запустить нововведения, понять то, в чём раньше не разбирался. Ключевые направления, которые стали лучше во время кризиса, онлайн и доставка. Значительно выросло число онлайн-заказов из регионов. Сейчас выручка от таких заказов составляет от 30 до 40% месячного оборота. Мы стали уделять больше внимания присутствию онлайн: открыли лекторий, иначе подошли к работе в соцсетях. Запустили доставку по городу и предлагаем её до сих пор.

Хочется отметить то, как реагировали покупатели в кризисной ситуации. Многие заказывали книги ради того, чтобы поддержать нас. Это был именно шаг поддержки, во многом благодаря которому мы смогли пережить карантин.

Что касается партнёрств и интересных инициатив: очень радостно видеть, как объединился книжный мир во время пандемии. Наши коллеги и друзья создавали совместные проекты: от флэшмобов в соцсетях до фестивалей в поддержку некоторых независимых книжных («Редкие виды»).

Совместно с Эрмитажным книжным магазином мы сделали специальную подборку редких книг и альбомов по искусству Кореи, Китая и Японии, которые раньше можно было найти только в пространстве музея. Эрми­тажный книжный был закрыт вместе с музеем, а мы активно работали на доставку: получилось создать классный инфоповод и сократить часть простоя в продажах.

Михаил МАЛЬЦЕВ:

— Многих коллег случившаяся ситуация вынудила обратиться к Интернету, несмотря на то что они откладывали или вообще не планировали заниматься онлайн-продажами. Однако нам удалось даже больше. Например, пермский книжный магазин переехал в другое место и был полностью модернизирован. Мы всё-таки сделали это, несмотря на обстоятельства, хотя были мысли закрыть проект, задуманный ещё до пандемии. Режим изоляции позволил переехать не торопясь. С обновлённым магазином и временным сайтом мы вышли из локдауна без особых долгов и потерь.

В Перми, как только магазин заработал офлайн, интернет-продажи упали до предковидного уровня. В основном это несколько местных издательств, с которыми мы работаем по договору, рассылая их книги по России. Во время изоляции все продажи осуществлялись через Интернет, а после снятия режима заработали традиционные схемы. В Екатеринбурге ситуация иная: интернет-продажи растут. Сейчас мы планируем перезапуститься, и надеюсь, что к концу года сайт начнёт приносить до 25% оборота.

Татьяна МАДОНОВА:

— Мы всё же офлайновый магазин со своей атмосферой и котиками: онлайн-продажи пока ещё не запустили. Стремимся помочь выбрать книги, а не просто их продать. Делать это удалённо сложнее и дольше. Думаю, именно время ключевой момент. За 40 минут, необходимые на обработку одного запроса онлайн, в офлайне я смогу помочь сразу нескольким покупателям. Пока мы не придумали, как это оптимизировать. Если говорить о продвижении, то для нас всегда самым надёжным было сарафанное радио. Это и личное знакомство (на маркетах, например, которых сейчас нет), и люди, случайно пришедшие в магазин и ставшие постоянными покупателями или просто рекомендующие нас. Такие покупатели самые лояльные, верные и благодарные. Крайне мало тех, кто становится постоянным, узнав о нас онлайн: обычно это разовая покупка. Так уж сложилось исторически.

Как строите ассортиментную политику магазина? Как изменилось поведение вашей целевой аудитории?

Эльнар ГИЛЯЗОВ:

— Ассортиментную политику стараемся перевести в сторону «облегчения» и большей дружелюбности к читателям. Если раньше мы ассоциировались как магазин интеллектуальной литературы, то теперь хотим сломать этот стереотип и показать, что открыты для всех. Это не говорит о том, что мы кардинально поменяли наши предпочтения, но аудитория интеллектуальной, академической литературы оказалась в наших условиях достаточно узкой.

Мы следуем за нашими читателями и понимаем, что им интересны книги и авторы, которые рассматривают современные проблемы, культуру, медиа, политику под необычным углом. Безусловно, важно, чтобы это были хорошие и увлекательные истории. Мы видим потребность в разговоре о феминизме и гендере, запрос на качественные журналистские расследования и интерес к необычным (для академического дискурса) темам.

Мария ЗИМИНА:

— Наша целевая аудитория — родители с детьми. Поведение их осталось прежним: дети рождаются, родители продолжают им читать и желают, чтобы подростки читали самостоятельно и увлечённо. Поэтому наша ассортиментная политика не изменилась, да и вряд ли изменится когда бы то ни было. Мы всегда бережно отбираем лучшие детские книги, хорошо иллюстрированные, написанные, изданные и т.д. У нас есть понимание того, что мы никогда не допустим на свои полки, как бы это ни было популярно и какими бы гигантскими тиражами ни издавалось.

Анна КАДИКОВА:

— Ассортиментная и ценовая политики остались без изменений: поддержка независимых издательств и отслеживание новинок, которые нам по душе, — вот и все наши приоритеты. Удалось сохранить дружеские отношения со всеми коллегами, поддерживали друг друга и морально, и финансово, насколько это было возможно в сложившихся условиях. Ценовая политика осталась прежней: держать максимально низкую наценку (насколько позволяет экономика выживания) важно, даже если иногда получается дороже интернет-супермаркетов.

Вита КАРНИЗ, Платон ЖУКОВ:

— «Жёлтый двор» — первый региональный книжный мономагазин в России, посвящённый культуре, истории и искусству стран Дальнего Востока: Японии, Кореи и Китая. Свой путь мы начали с востоковедческой литературы, и первыми покупателями были сотрудники и студенты восточного факультета СПбГУ.

Сейчас целевая аудитория гораздо шире: в нашем магазине есть самые разные книги — детская литература, пособия по прикладному искусству, артбуки, книги о кино, каталоги выставок, малотиражные издания и зины (любительские малотиражные книги. — Примеч. ред.), графика. Тем не менее фокус остался прежним — дать читателю возможность открыть для себя Дальний Восток.

Татьяна МАДОНОВА:

— Если совсем коротко, то стало больше доставок на дом, стали чаще покупать дорогие книги и красивые издания для личной библиотеки, даже настенные календари, как нам кажется. Нередко слышим фразу: «Книгу я уже прочитал в цифре. Вот на полку теперь хочу поставить». В нашем ассортименте есть ещё и канцтовары, вот тут изменения тоже заметные: по ощущениям, люди стали больше писать. Казалось бы странно, но это так. Мы оперативно предложили красивые аксессуары и подставки под ручки для дома, и это сработало. Если ещё год назад покупатель обходился обычным дешёвым стаканчиком, то сейчас выбирают и покупают те, что будут радовать не только карандаш, но и глаз.

Как выстраивается взаимодействие с издательствами, что поменялось за последний год? На каких условиях осуществляются поставки книжной продукции?

Эльнар ГИЛЯЗОВ:

— На мой взгляд, издательства стали чаще идти навстречу: кто-то предложил более выгодные условия, кто-то расширил свою географию, кто-то заново возобновил сотрудничество. Наше время требует гибкого подхода, как от магазинов, так и от издателей.

Мария ЗИМИНА:

— Здесь мало что изменилось. Издатели нас давно знают, со всеми поддерживаем дружеские отношения. С большинством мы продолжаем работать на прежних условиях, а некоторые смогли даже немного увеличить скидку.

Анна КАДИКОВА:

— Поставки книг осуществляются двумя способами: под реализацию и по предоплате. Удивительно, но за время пандемии с некоторыми издательствами выстроился совершенно иной уровень доверия; нам удалось договориться и перейти с предоплаты на реализацию. У других издательств, наоборот, меняется политика, и они теперь никому под реализацию ничего не дают — их тоже можно понять. Здесь ничего личного: за время пандемии у всех по-разному меняются приоритеты. Для предоплаты нам удаётся изымать из оборота очень ограниченные средства, поэтому приходится выбирать, кто постепенно уйдёт из ассортимента.

Вита КАРНИЗ:

— Ничего не поменялось. Я всегда честно исполняю свои обязательства перед поставщиками и не задерживаю выплаты. Конечно, все партнёры пошли навстречу и не требовали регулярных оплат в кризисное время. Когда ограничения сняли, со многими ключевыми партнёрами мы составили график погашения долга с возможностью получать новые заказы. За полгода ситуация выровнялась.

Знаю, некоторые издательства столкнулись с тем, что магазины отказывались платить за проданные книги. Всеобщую волну возмущения вызвал отказ крупнейшего интернет-магазина «Лабиринт» платить небольшим издательствам во время кризиса. Подобный подход подрывает и без того нестабильный и уязвимый книжный рынок: у издающих организаций нет денег на выпуск новых книг, в магазины не поступают новинки и так по наклонной попадает под удар всё больше и больше звеньев отрасли.

Михаил МАЛЬЦЕВ:

— К ассортиментной политике у нас всегда был несколько парадоксальный подход, когда предложение в 10 раз превышало спрос. Такую просветительскую концепцию пришлось немного изменить. Сейчас превышение раз в семь. Мы не отказались от своего принципа формировать ассортимент магазина, не подстраиваясь под реальный спрос Перми и Екатеринбурга, а выстраивая такой репертуар, чтобы нам самим нравилось, и заодно воспитывая читательский вкус. Политика взаимодействия с издательствами практически не поменялась. С некоторыми работаем уже 10–11 лет. С редакторами знакомы лично и стараемся поддерживать дружеские отношения. Не могу сказать, что это такое панибратское общение. Оно деловое, но при этом человечное и близкое.

Кроме того, мы всегда стараемся аккуратно соблюдать все финансовые обязательства. Сколько денег остаётся после выплаты зарплаты, аренды, логистики и налогов, столько и отдаём издательствам, и большинство об этом знает.

Татьяна МАДОНОВА:

— В нашем случае не поменялось почти ничего. Мы всегда старались работать по предоплате либо с небольшой отсрочкой: очень тревожно быть кому-то должным, если с бизнесом что-то пойдёт не так, и для нас это очень важно. А издательства, как правило, могут дать бóльшую скидку на таких условиях. Но издательства сейчас тоже в сложном положении, и некоторые перешли только на предоплату. На нас это никак не отразилось.

Важным преимуществом независимого книжного является некоторая клубность, кулуарность и элитарность. На какие активности делаете ставку в условиях ограничений на массовые мероприятия? Работают ли читательские клубы, проводятся ли встречи с авторами и в каком формате?

Эльнар ГИЛЯЗОВ:

— С самого начала пандемии мы заняли жёсткую этическую позицию: не станем проводить в наших стенах никаких мероприятий, пока это не будет безопасно для всех. Да и по нормам, которые установил губернатор Красноярского края, ничего подобного инициировать было нельзя.

Пробовали проводить мероприятия в онлайне, но это быстро наскучило. Мы пришли к компромиссному варианту: те форматы, которые у нас есть, растянуть на несколько дней. В декабре во время акции «Non-fiction в городе» мы предложили на весь уикенд скидки и книжный своп. Как кажется, это более-менее приемлемый формат.

Мария ЗИМИНА:

— Сейчас и встречи с писателями и художниками, и выставки, и спектакли, и мастер-классы, и писательско-рисовательские клубы вновь начали действовать. Хотя долгое время вынуждены были не проводить ничего, в городе были запрещены мероприятия для детей. Да и самим нам казалось, что мы не имеем морального права подвергать риску здоровье наших гостей.

Формат событий остался прежним, только взрослые на них теперь в масках. Количество желающих прийти к нам на мероприятия увеличивается, почти на каждое событие есть лист ожидания по предварительной регистрации. Да и люди, конечно, устали бояться коронавируса.

Анна КАДИКОВА:

— На данный момент книжный клуб я веду как приглашённый спикер в рамках одного из краснодарских проектов. Собственный книжный клуб мы закрыли, когда в «Чарли» закончилось место: у нас всего 25 м²на площадке, достаточно было поставить ещё один стеллаж. Авторы до Краснодара доезжают редко, это всегда событие, под которое мы готовим площадку отдельно. 14 марта исполнился ровно год с первого Южного книжного фестиваля — тогда это событие стало самым ожидаемым для нас и наших читателей. Но пока не снимут ограничения на проведение массовых мероприятий, мы продолжаем делать свою работу, общаясь с читателями индивидуально во время их визитов в магазин.

Вита КАРНИЗ:

— Мы перенесли все мероприятия в онлайн. В результате в них смогли принять участие иногородние слушатели из числа наших подписчиков.

Михаил МАЛЬЦЕВ:

— Для коммуникации в основном используем Instagram и «ВКонтакте». На стадии легализации Telegram стало понятно, что новые соцсети станут появляться и за всеми не угонишься. Если старые работают и очевиден прирост подписчиков, почему бы не продолжать их использовать? Что касается информирования: работаем по всем каналам. Должен сказать, что у нас специфическое месторасположение и в Екатеринбурге, и в Перми. В Екатеринбурге магазин с самого начала находился внутри Ельцин-центра — место знаковое, со своей насыщенной программой. Мы всегда информационно поддерживали друг друга, но в музей каждый день никто не будет ходить, а в магазин — пожалуйста. Мы генерируем постоянный поток посетителей.

В Перми с недавнего времени мы тоже находимся внутри культурной институции: она называется Центр городской культуры (ЦГК) и у неё тоже есть своя повестка в виде выставок, лектория, программу для которого мы придумываем совместно. И в этом случае мы обмениваемся медиа, делаем кросспромоушен.

Не так давно в Перми с коллегами из ЦГК и Свободного университета инициировали совместный онлайн-проект, где я был модератором. Лекции оказались очень интересными, их читали известные исследователи: Гасан Гусейнов, Кирилл Мартынов, другие популярные гуманитарии. Уверен, этот образовательный формат мы продолжим.

Татьяна МАДОНОВА:

— Всё подобное сейчас на паузе. Есть пара идей, но, пока они в разработке, не хочется озвучивать. А вот слово «элитарность» немного удивляет. Мы всегда позиционировали себя как магазин для людей, а не для закрытой элитной тусовки. Для обычных, нормальных людей. Можно, так и останется? При этом мы открыты для любого сотрудничества с другими книжными и всегда готовы оказать максимальную поддержку коллегам.

Эльнар ГИЛЯЗОВ:

— На мой взгляд, прошедший год показал большую взаимозависимость всех участников в книжной отрасли: начиная от издательств и типографий, заканчивая магазинами и читателями. Если на всех уровнях мы станем более сговорчивыми, открытыми, внимательными и расположенными к диалогу, тем самым лучше станет для всех. Конечно же, всё это в рамках профессиональной этики. Сейчас как никогда очевидно, что, если что-то случится в одном звене, это скажется и на всех других.

Мария ЗИМИНА:

— Остаётся работать, работать и ещё раз работать. Нам всегда помогают дивные книги, которыми нас и покупателей радуют издатели. Пусть их будет больше. Вообще, всем хочется пожелать побольше хороших книг.

Очень важно внимательно смотреть по сторонам и подстраиваться под изменения окружающей среды. Наверное, это единственный прогноз. И верить, конечно, в то, что мы делаем полезное людям дело, чуточку улучшаем мир и уменьшаем количество энтропии во Вселенной.

Анна КАДИКОВА:

— Для независимого книжного каждый год жизни уже достижение. Прошёл год с объявления карантина, но ощущения, что произошли какие-то кардинальные изменения в платёжеспособности или интересе к книгам и чтению, у нас нет. Наоборот, больше людей вернулись к чтению как к способу осмыслить происходящее вокруг, обсудить это с единомышленниками. Издательства тоже постепенно восстанавливаются, выпускают много крутых новинок. Единственное, что вызывает серьёзные опасения, — принятые поправки в Федеральный закон «Об образовании» относительно просветительской деятельности. Поэтому на плаву нам поможет удержаться вера в лучшее, доверие читателей и замечательные книги, как и всегда.

Вита КАРНИЗ:

— Думаю, удержаться на плаву смогут те, кто гибок и легко адаптируется, предан своему делу. Практически каждый, кто открыл независимый книжный магазин, уже сталкивался в прошлом с тяжёлой финансовой ситуацией. Первые несколько лет работы магазина зачастую не приносят никакого дохода: есть аренда, зарплата, налоги, а выручка копеечная. Считаю, что каждому книжнику такая ситуация знакома. Это не первый кризис, с которым сталкиваются книгораспостранители. У нас есть закалка, именно она помогла преодолеть трудности. Правда, в ситуации с пандемией поддержка была нужна не кому-то одному, а всем сразу. Повторю: в книжном мире независимые магазины и издательства оказывают друг другу поддержку и помощь и это очень ценно.

Михаил МАЛЬЦЕВ:

— В ближайших планах — завершить проект с интернет-магазином и сайтом. В обычной ситуации сделали бы ставку на офлайн-продажи: для нас очень ценны материальность, вещественность, живой контакт с читателем. Но сейчас приходится думать и о развитии интернет-продаж, доставке по городу, по России, в другие страны. Полагаю, в эту работу мы погрузимся надолго.

Когда ситуация нормализуется, активизируем офлайн-встречи, займёмся лекционной программой и, уверен, придумаем для наших читателей что-нибудь особенное.

Татьяна МАДОНОВА:

— Удача и хорошее настроение? Шучу. Если серьёзно, то мы искренне верим, что делаем очень важное и хорошее дело, а не просто бизнес, следовательно, мы будем нужны всегда. Если только мир так не изменится, что первичные потребности по пирамиде Маслоу станут единственными.

Книжный магазин — это не столько бизнес, сколько стремление научить людей учиться, развиваться, не бояться трудностей, получать нужную информацию, уметь её обрабатывать и использовать. Мы стараемся привить любовь к чтению именно детям (со взрослыми сложнее: они сами решают, надо ли им это), поскольку не встречали по-настоящему успешных и уважаемых людей, у которых не было бы привычки читать книги. Да, именно привычки и, да, именно уважаемых, а не просто успешных.

Опубликовано в номере апрель 2021

 



telegram-1-1
 
Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 

    rks20 


 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-kult

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.