Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Январь-февраль 2018
"Цифровые стратегии в книгоиздании, образовании и науке"

  • Уолли де ДОНКЕР: "Во многих случаях чтение спасает жизнь"
  • Инклюзия в вузах
  • Сервисы книжного самиздата
  • Авторское право в Сети: новые векторы развития



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Инклюзия в вузах: как это работает на практике? Ч. 2
05.02.2018 08:29

Продолжение материала о Международной научно-практической конференции «Учебно-методическое обеспечение вузовского образования лиц с нарушениями зрения: поиск общих решений»¹, объединившей более ста специалистов из ведущих вузов страны.

Начало в Ч. 1


¹ Конференция была организована РГПУ имени А.И. Герцена, АППОЭР и издательством «Лань» и состоялась 7–8 ноября 2017 г. Видео-, фотоматериалы и презентации размещены по ссылке https://apoer.ru/?do=news&id=79.

inklyuziya-2

ФОРМАТы ВзАИМОдейсТВИя

За рубежом подобные вопросы решаются по-разному, учитывая нарастающий объём информации в традиционном и электронном форматах. Консолидирующим документом стало Марракешское соглашение, ратифицированное рядом стран, в том числе и Россией.

Безусловно, в информационном неравенстве огромную роль играет ситуация на книжном рынке. Например, по данным Российской книжной палаты, в 2016 г. было издано 117 тыс. названий печатных книг и брошюр и лишь 2,5 % выпущенной печатной продукции создано в специальных форматах, прежде всего на шрифте Брайля. Объём легального цифрового контента за тот же период составил около 170 тыс. документов. Этот показатель увеличивается в разы из года в год, но точное количество э-книг, доступных для слепых и слабовидящих, не поддаётся исчислению — он на уровне погрешности. Такова статистика, приведённая Ольгой Устиновой, директором Санкт-Петербургской государственной библиотеки для слепых и слабовидящих. Электронные каталоги и библиографические базы данных библиотек в большинстве своём недоступны для незрячих студентов. Для слабовидящих адаптируются сайты, но сами электронные ресурсы для них не приспособлены.

— Анализируя ситуацию, мы понимаем, что только через координацию и кооперацию различных организаций: библиотек, специальных подразделений образовательных учреждений, ресурсных центров, издательств, агрегаторов — можно продвинуть решение этой проблемы.

В каждом регионе есть специальная библиотека, приоритетной аудиторией которой являются слепые пользователи. В этих учреждениях уровень подготовки специалистов достаточно высок. На основе договора о совместной деятельности есть возможность осуществлять библиотечно-информационное обслуживание посетителей. Но для того чтобы выстроить работающую систему взаимодействия, нам необходимы своевременно предоставленные от вузов сведения о людях, которые поступили учиться. Ктото из них потерял зрение в зрелом возрасте, ктото слепой с детства, знание шрифта Брайля тоже необходимая информация. Потребуется большая работа по отбору учебно-методического материала, который необходимо переводить в специальные форматы.

Очевидно, что большой поток учащихся, которые приходят в научную библиотеку вуза, не всегда даёт возможность обеспечить индивидуальный подход к слепому студенту. Специальные библиотеки работают в таком режиме с каждым посетителем. На обслуживание этой категории пользователей тратится больше времени, чем отведено нормативами на обслуживание зрячих читателей, — 45 минут. Возможно индивидуальное справочно-библиографическое обслуживание, в том числе в удалённом режиме: через аккаунты в соцсетях, сайт библиотеки и т.д. Студентам доступны самостоятельный поиск в адаптированном электронном каталоге и библиографических базах данных, сканирование учебных и научных материалов в специальные форматы для их дальнейшего чтения с помощью технологий экранного доступа, перевод изданий, созданных в формате mp3, в закодированные форматы и запись на флешкарты с прослушиванием на специальном оборудовании, печать по запросу текста, в том числе нотных изданий, шрифтом Брайля, индивидуальные услуги чтецов. Проводятся консультации по использованию ПО и технических средств. Это достаточно трудоёмкие процессы, которые не всегда может позволить себе вузовская библиотека.

Выступающая обозначила ещё несколько направлений потенциального взаимодействия. Возможна совместная издательская деятельность по выпуску специальной учебной и методической литературы: на шрифте Брайля, с помощью рельефной графики и 3d-моделей, прототипированных иллюстраций, создание аудиокниг, выпуск учебной литературы в международном формате Daisy. По запросам разных учреждений целесообразно проводить семинары и тренинги для сотрудников по работе с незрячими пользователями.

В системе требований, которые предъявляются сегодня к образовательному процессу в вузах, есть условие — создавать учебные и методические материалы в специальных форматах. Для того чтобы избежать дублирования и рационально распределить усилия, эксперт предложила инициировать создание и ведение в онлайн-режиме библиографической, а в дальнейшем и полнотекстовой базы данных. Санкт-Петербургская государственная библиотека для слепых и слабовидящих готова взять на себя функцию координатора этой работы, а также экспертную оценку подготовленных учебно-методических материалов с точки зрения восприятия слепыми людьми той или иной информации.

адаптация учебно-методического обеспечения для лиц с овз

С точки зрения Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» вузы и преподаватели свободны в выборе учебно-методического обеспечения. В зависимости от того, какая в вузе принята политика, какие идеи поддерживает администрация с позиции формирования учебно-методического обеспечения, преподаватели могут создать комплекс тех материалов, которые будут использоваться в дальнейшем процессе обучения.

По мнению Ольги Елисеевой, начальника управления образовательных технологий и инклюзивного образования Университета ИТМО, если говорить об учебно-методическом обеспечении лиц с ОВЗ, главный вопрос — как сделать информацию максимально доступной для студентов. В Университете ИТМО в настоящее время обучаются 56 студентов с инвалидностью, из них только четыре слабовидящих.

— Книги и электронные ресурсы — это не самоцель. Мы можем оборудовать библиотеки, предоставить всё в электронном формате на всевозможных ресурсах. Но главный вопрос в другом: как с этим работать? Организуя образовательный процесс, преподаватель сталкивается с разными ситуациями. Например, отсутствие студента на занятиях, которое может быть обосновано медицинскими показаниями. Но когда в вузе введена балльно-рейтинговая система и студент проходит каждые две недели контрольные точки, это предъявляет определённые требования к организации его учебного времени. Пропуски приводят к тому, что он не набирает баллов и у него могут возникнуть сложности с тем, чтобы пройти промежуточную аттестацию. Соответственно нужно продумывать, как он будет навёрстывать материал. Кроме того, очевидно, что восприятие сложных технических объектов, которые демонстрирует преподаватель в ходе лекции или лабораторного практикума, для такого студента затруднено. Сложно вникнуть в детали, выделить существенные признаки изучаемого объекта, а значит, потребуется больше времени. В силу того что нагрузка большая, требуется дозировать учебную информацию. Необходимо делать перерыв или менять деятельность, но все студенты находятся здесь и сейчас и затруднительно просто остановить лекцию и дать одному студенту отдохнуть, а для других — продолжить. При этом требование к составу компетенций, независимо от состояния здоровья студента, не может быть снижено. Некоторые преподаватели ставят зачёты автоматом, снижают планку, но если есть желание реализовывать инклюзивную среду, то следует создавать условия другого формата доступа к информации и обеспечивать возможность в альтернативном виде сдавать экзамены, не снижая требования.

Выступающая отметила, что сами студенты не стремятся обращаться с заявлениями о предоставлении им особых условий, они хотят, чтобы к ним относились как к остальным обучающимся. Тем не менее в вузе прорабатываются возможные модели адаптации форматов, в случае если студент обратится с такой просьбой.

— Следует использовать смешанные технологии обучения. Иногда дистанционный формат — единственная возможность для подобной категории студентов. Можно использовать вебинары, видеоконференцсвязь, и живое общение будет здесь и сейчас, просто по разные стороны экрана. ЭБС позволили нам решить ряд проблем: образовательный контент можно настроить для просмотра. Но при работе с такими ресурсами у нас нет от студента обратной связи. Поэтому в последнее время мы делаем акцент на онлайн-курсах. К их созданию привлекаем непосредственно преподавателей. Работа непростая, но тем не менее очень востребованная. Для тех, кто не готов это делать самостоятельно, на платформе «Открытое образование» уже представлены 234 курса, охватывающие все основные дисциплины ФГОС. Вузы предлагают пройти эти курсы в любом режиме, удобном для студента.

Если мы хотим, чтобы преподаватель реализовывал инклюзивное образование и у него оставалось время заниматься наукой, необходимо создавать такие цифровые ресурсы, которые каждый мог бы настроить как ему удобно. Мы подготовили методические рекомендации для разработчиков: представление материала в виде таблиц, с определёнными отступами и интервалами, что даёт дополнительные возможности для людей с ОВЗ. Обычно в онлайн-курсе может быть использовано от 5 до 10 учебников. При этом было бы полезно реализовать связь такого курса с ЭБС, если информации вдруг окажется недостаточно.

На физико-математическом факультете Московского государственного психолого-педагогического университета почти четверть всех студентов имеет инвалидность, 26 из них с нарушениями зрения, причём девять тотально слепых на бакалавриате и один магистрант. Наработками МГППУ поделился Владимир СОКОЛОВ, заведующий УПЛ технических и программных средств обучения студентов с нарушениями зрения:

— Сложность в том, что наш факультет предполагает изучение точных дисциплин. Мы обеспечиваем студентов учебными пособиями по математике в брайлевском формате, самостоятельно печатая все необходимые материалы, которые представить в аудиоверсии просто невозможно. На сегодня примерно половина всей потребности в математической литературе обеспечена шрифтом Брайля. Что касается лекций и семинаров: даже если лектор прочитает то, что написал, это ещё не значит, что студент сможет всё осознать. Для того чтобы решить эту проблему, нужно организовывать индивидуальные занятия. Каждый студент у нас имеет право на определённое количество таких консультаций. Формально оно небольшое, но по факту мы занимаемся столько, сколько необходимо. Созданы структурные подразделения, которые занимаются обеспечением этой деятельности, работают две лаборатории, укомплектованные штатными преподавателями факультета. И сегодня к нам переходят студенты с нарушениями зрения из таких вузов, как МГУ имени М.В. Ломоносова, МПГУ и др. Каждый год на факультет поступают два-три выпускника Московской школы для слепых.

Опыт показывает, что студенты с нарушениями зрения учатся лучше своих сокурсников. Это можно объяснить условиями обучения. Индивидуальные консультации — это очень полезно. Плюс мотивация: студентам с нарушениями зрения трудоустроиться сложнее. Они это осознают и стремятся получить как можно больше знаний.

Что касается технических средств, то в вузе используется полнофункциональный компьютер с небольшим 14символьным брайлевским дисплеем и синтезатором речи. С его помощью человек может читать любой учебный материал. Хорошо размеченный текстовый документ предполагает возможность навигации с помощью программ невизуального доступа, это реализуется на таких приборах. Сейчас все студенты на факультете ими обеспечены.

Безусловно, всё определяют кадры. Если есть небезразличные преподаватели и студенты, пришедшие получить не диплом, а знания, то всё получится. Сложилась интересная и эффективная практика: когда в паре работают незрячий студент и его сокурсник без ограничений по здоровью.

В деле внедрения инклюзии самое опасное — исполняя все требования и стандарты, довести её до формализма. Даже вооружённый всеми современными технологиями, сможет ли преподаватель вуза мастерски работать со студентом — инвалидом любой группы? Или это исключительно личностное восприятие — не отшатнуться от такого студента и не испугаться дополнительной нагрузки? Как найти баланс между техническими решениями и человеческим фактором? Насколько гармонично, комфортно и вовлечённо ощущают себя студенты-инвалиды в вузах?

Марина ШУБОВА, доцент Южно-Уральского государственного университета (НИУ):

— На мой взгляд, инклюзия — это не вертикальное взаимодействие, а горизонтальное. Инклюзия — это «равный брак». Другой вопрос, что многие незрячие студенты занимают иждивенческую, спекулятивную позицию, требуя «пятёрки» за «троечные» работы. И совершенно недопустимо, когда мы начинаем понимать инклюзию как повод для снижения квалификационных требований. Мы выдаём диплом общего образца, в нём не написано, что он принадлежит инвалиду.

Я училась на бакалавриате и в аспирантуре в 2000х гг., но с тех пор ничего не изменилось. Тогда никакой инклюзии не было, а сейчас она заявлена, хотя реализация идеи во многом формальна. Отношение преподавателей даже к своим коллегам — инвалидам, которые ещё и учатся, агрессивное. К сожалению, я не воспринимаю многого на слух, мне недоступны разные оформительские мелочи. Однако они не понимают, почему я не могу подготовить курсовую по заявленным требованиям, что я не могу работать со словарём, и никакими другими методами не способны оценить соответствующую компетенцию.

Мы пытаемся делать инклюзию, но не сверху, а снизу, поскольку государственная машина не работает. При этом нередко навешиваем так много сопутствующих образовательному процессу действий, что фактически берём проблемы студентов на себя, не пытаясь компенсировать ограничения и помочь им адаптироваться.


Владимир СОКОЛОВ:

— Когда пришёл в систему образования, я понял: нельзя сразу, по щелчку, сделать то, чего никогда не было. Об инклюзии заговорили в 2012 г., и за это время мало что можно сделать. Другой вопрос — насколько инклюзия нужна самим инвалидам, хотят ли они интегрироваться в общество, при этом находя массу причин для того, например, чтобы не учить шрифт Брайля? Не общество нуждается в инвалиде, а он — в обществе. Когда мы начнём понимать, что должны быть полезны обществу, тогда можно будет говорить об инклюзии.


Марина ШУБОВА:

— Однозначного ответа, нужен Брайль или нет, быть не может, всё весьма индивидуально. Мне как учащейся шрифт Брайля нужен для оперативной, короткой информации, которую можно записать и иметь под рукой. Что касается технической грамотности, то сегодня уже все владеют компьютером, поэтому писать можно при помощи различных средств. А когда я работаю с группой, то записываю всё в электронном варианте.


Ольга УСТИНОВА:

— Говорить, нужен Брайль или нет, сродни дискуссии о судьбе печатной книги, длящейся уже десятилетия. Печатный источник должен остаться, и это связано с проблемами грамотности в целом. Для успешного решения этой задачи необходимо, чтобы в образовательном процессе участвовали специалисты, которые понимают, как правильно его сопровождать. Второй эффективный путь — межведомственная кооперация. Часто не могут договориться между собой министерства, и это отражается на подведомственных им учреждениях. В советское время была создана сеть уникальных библиотек, которые в течение десятилетий осваивали специальные технологии. Не у всех вузов есть возможность купить дорогостоящую брайлевскую технику. Только во взаимодействии мы сможем чтото сделать, чтобы помочь студенту получить на должном уровне информационную поддержку своего образовательного процесса.


Ирина ЛОБАНОВА, Международный банковский институт:

— У нас пока нет ни инвалидов, ни лиц с ОВЗ, но я с тревогой думаю о том, как мы будем обучать преподавателей работе с такими людьми. Элементарный человеческий фактор — сопротивление любому нововведению. Поэтому нужна как минимум методическая помощь. Необходимы программы повышения квалификации: гораздо эффективнее обучить педагога на таких курсах, снабдив его психологическими приёмам, чем преодолевать сопротивление, уговаривать, взывать к моральным качествам.


Натела КВЕЛИДЗЕ-КУЗНЕЦОВА:

— Приказом Министра образования и науки РФ от 20 октября 2017 г. на базе Университета имени А.И. Герцена создан ресурсно-методический центр, одна из функций которого — повышение квалификации. Нам вменено обучить не менее 200 сотрудников вузов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.


В течение двух дней работы конференции свои наработки и исследования представили сотрудники, учёные и преподаватели Тюменского государственного университета, Томского государственного педагогического университета, Удмуртского государственного университета, Казанского инновационного университета имени В.Г. Тимирясова (ИЭУП) и других ведущих университетов и институтов России.

Обсуждая современные технологические решения, способствующие эффективному учебно-методическому обеспечению вузовского образования для лиц с нарушениями зрения, многие эксперты проводили аналогию с началом 2010 г., когда отрасль электронно-библиотечных систем только начала формироваться. С одной стороны, обязанность для университетов использовать ЭБС и обеспечивать своих читателей доступом к этим системам уже появилась, а с другой — многие библиотеки, как и будущие

агрегаторы, толком не представляли, какими эти системы должны быть, как они должны работать, какими функциональными возможностями обладать, какие требования к ним предъявлять. Подобный этап проходят сейчас платформы, внедряющие специальные сервисы для незрячих, опираясь на зарубежный опыт, консолидируя свои действия с ведущими российскими вузами, работая в партнёрстве со студентами с ОВЗ. Свои продукты и решения предложили Санкт-Петербургская государственная библиотека для слепых и слабовидящих, Московский государственный психолого-педагогический университет, Южно-Уральский государственный университет, Российский государственный социальный университет, Дальневосточный федеральный университет и другие вузы.

Директор ООО «ЛАНЬ-Трейд» Юрий ЕЛЬСКИЙ продемонстрировал функционал мобильного приложения ЭБС «Лань», которое было разработано при непосредственном участии студентов — инвалидов по зрению. Представленный сервис — инновационный, технологичный продукт, в работу которого интегрирован синтезатор речи. Приложение позволяет незрячим студентам эффективно работать с книгами, размещёнными в ЭБС «Лань».

Свои наработки и сервисы невизуального доступа, предназначенные для людей с проблемами зрения и полностью незрячих, предложили эксперты ООО «Ай Пи Эр Медиа». Как отметила директор компании Наталья ИВАНОВА, мобильное приложение предоставляет пользователям широкие возможности, в том числе адаптированный в соответствии с ГОСТом интерфейс, запуск и работу при помощи голосовых команд, навигацию по содержанию, голосовой поиск, голосовые ответы на запросы и встроенный синтезатор речи.

Особое внимание специалистов было привлечено к волонтёрским проектам по подготовке учебных материалов для лиц с нарушениями зрения. Показательным стал опыт РГПУ имени А.И. Герцена: представители вуза провели мастер-класс по сервисам и возможностям специализированной студии аудиозаписи, размещённой в одном из читальных залов Фундаментальной библиотеки.

Заместитель директора библиотеки Светлана МОРОЗОВА представила проект «Аудиоучебник» — волонтёрскую инициативу, поддерживаемую Советом обучающихся

и существующую на некоммерческих условиях с 2014 г. По оценке эксперта, это направление привлекает большое количество студентов, желающих помочь своим сокурсникам с нарушениями зрения в получении доступа к необходимой для обучения информации. Организаторы, кураторы и постоянные участники проекта «Аудиоучебник», студенты Института компьютерных наук и технологического образования Виктор ЗАХАРОВ и Виктор ЧИБИСОВ, студентка Института дефектологического образования и реабилитации Елизавета КОРНИЛОВА рассказали о технологии создания аудиокниг и продемонстрировали работу портативного оборудования, подробно комментируя каждый этап звукозаписи.

Не менее интересная волонтёрская инициатива, также представленная в рамках мастер-класса — аудиоподкаст, все выпуски которого в открытом доступе размещены на официальном сайте РГПУ имени А.И. Герцена. Ведущие рассказали об истории создания проекта и о самых интересных темах, освещённых за время его существования.

inklyuziya-3

Конференция завершилась работой дискуссионной площадки «Инклюзия в высшей школе: решения технологические и человеческие», по итогам которой были выработаны рекомендации по дальнейшему развитию и совершенствованию учебно-методического обеспечения вузовского образования в России лиц с нарушениями зрения.

Редакция благодарит организаторов конференции за содействие в подготовке статьи и предоставленные фотоматериалы

Опубликовано в номере январь-февраль 2018

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

 WebBann2016-10

 

WebBann2016-04

 

WebBann2016-06

 

WebBann2016-05

 

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.