Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июнь 2017
"Информационное общество: технологии и смыслы"

  • Михаил ЯКУШЕВ: "У Рунета возможен любой сценарий развития"
  • Формируя будущее библиотек: как наладить эффективное взаимодействие с властью
  • Научные журналы: о чистоте в рядах
  • XXI РИФ+КИБ



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Больше ассоциаций хороших и разных?
15.10.2015 07:54

8 июня в рамках Международной конференции «Крым-2015» состоялось учредительное собрание национальной ассоциации «Библиотеки будущего». Событие неординарное для библиотечного сообщества, если учесть, что в настоящее время только Российская библиотечная ассоциация (РБА) официально представляет интересы отрасли как внутри России, так и на уровне Международной федерации библиотечных ассоциаций и учреждений (ИФЛА). Новая ассоциация претендует на многое — на национальный статус, универсальность членства, типовую всеохватность библиотечного дела и смежных отраслей. Инициаторы зовут всех вступать в свои ряды; обещано «первые год-два» не брать членских взносов…

basov

Автор Сергей БАСОВ, член Правления Российской библиотечной ассоциации

Интродукция[1], или «Чуть-чуть живее, чем РБА и ИФЛА»

1. а) Интродукция (биологическая) (от лат. Introductio, «введение») – преднамеренное или случайное переселение особей какого-либо вида животных и растений за пределы естественного ареала в новые для них места обитания. Интродукция является процессом введения в некую экосистему чуждых ей видов; б) Интродукция (в музыке) – краткая начальная часть более объёмного музыкального сочинения, играющая роль вступления («Википедия»).

Возникает естественное желание вникнуть в суть этой инициативы. Хочется понять, на какую часть «библиотечного электората» претендует новая организация, как предполагает влиять на состояние умов и библиотечного дела в стране. Будет ли способствовать умножению общественных сил или, напротив, обречёт их на «разброд и шатание». Кто от этой затеи выиграет: общественность, инициаторы-учредители, власть в лице Минкультуры России? А может быть, в проигрыше окажутся буквально все? Это маловероятно, но мы ведь живём в России, а здесь, как известно, и «небывалое бывает»!

Прежде чем понять явление, его надо описать, и такая возможность у нас имеется. Два уважаемых журнала: «Университетская КНИГА»[2] и «Современная библиотека»[3] уделили этому событию серьёзное внимание. А Российская ассоциация электронных библиотек выложила на своём сайте полную видеозапись учредительного собрания[4].


2. Ассоциация «Библиотеки будущего» // Университетская КНИГА. – 2015. – Июль – август. – С. 44–47. – Электронная версия: www.unkniga.ru/biblioteki/bibdelo/4744-assotsiatsiya-bibliotekibuduschego.html ; Книга и библиотека: среда обитания. Интервью с Генеральным директором ГПНТБ России Я.Л. Шрайбергом // Университетская КНИГА. – 2015. – Июнь. – Электронная версия: http://www.unkniga.ru/biblioteki/bibdelo/4583-kniga-i-biblioteka-sreda-obitaniya.html .

3. Палитра мнений // Современная библиотека. – 2015. – № 5. – С. 54–58; «Библиотекам будущего» быть! // Там же. – С. 59–61.

4. Учредительное собрание новой национальной ассоциации «Библиотеки будущего» // www.aselibrary.ru/conference/conference43/conference436447/.

У события есть своя предыстория. Ещё в апреле известные библиотечные лидеры (Я.Л. Шрайберг, Е.Н. Гусева, А.И. Вислый, В.В. Дуда) выразили желание прибыть на 20-летие РБА в Самару и «оживить работу Конгресса»[5] докладом на пленарном заседании «О создании новой национальной ассоциации "Библиотеки будущего"».

Яков Леонидович в своём интервью «Университетской КНИГЕ» на вопрос Е. Бейлиной: «Поделитесь идеей создания новой библиотечной ассоциации. Что было стимулом и кто является инициатором проекта?» сказал следующее: «Сама идея возникла в прошлом году, а в рамках ЛИБКОМ мы обозначили инициативу создания ассоциации пользователей НЭБ. Однако в процессе обсуждения у коллег возникли логичные вопросы: а почему только НЭБ? Где ЭКБСОН, "Карта российской науки", другие крупные проекты, в которых участвуют сотни российских вузов и научных учреждений? Понимая, что подобный проект в рамках РБА реализовать практически невозможно, мы приняли решение о том, что нужно создавать самостоятельную структуру — новое общественное объединение»[6].


5. Книга и библиотека: среда обитания…

6. Там же.

Получается, что принципиальное решение о создании новой ассоциации было принято ещё в прошлом году. Почему в рамках РБА невозможно объединить усилия участников крупных проектов, работающих в электронном формате, усилить такие направления, как «поддержка инновационного опыта, менеджмент, электронные библиотеки, НЭБ, единая система каталогизации и поиска»[7], — не ясно: структура не гибкая или люди «не те»?


7. См.: Ассоциация «Библиотеки будущего»…

В РБА действуют секция «Электронные ресурсы и информационно-библиотечное обслуживание», возглавляет которую директор по информационным ресурсам Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина Е.Д. Жабко, секция по автоматизации, форматам и каталогизации под руководством Б.Р. Логинова, Генерального директора Национального информационно-библиотечного центра ЛИБНЕТ. Есть круглый стол «Электронные издания» под руководством Е.И. Козловой, известного специалиста РГБ. При желании всегда можно провести межсекционное заседание, на котором обсудить любую идею, в том числе вопросы «позиционирования библиотек в электронно-информационной высокотехнологичной среде»[8].


8. См.: Ассоциация «Библиотеки будущего»…

Правление РБА отклонило предложение о докладе на пленарном заседании. Тогда и упало на библиотечное сообщество яблоко раздора: лидеры сочли себя оскорблёнными таким отношением и вообще не приехали в Самару. Как позже пояснил Я.Л. Шрайберг: «Мы уже бойкотировали Конгресс в Самаре, и это сделали не только мои соавторы по заявке на выступление: А.И. Вислый, В.В. Дуда, Е.Н. Гусева, но и другие коллеги. Мы будем серьёзно рассматривать наше будущее в РБА»[9]. В частности, Е.Н. Гусева добровольно оставила пост председателя Секции по библиотечному менеджменту и маркетингу РБА.


9. См.: Книга и библиотека: среда обитания…

Люди и организации

Давайте присмотримся к новой ассоциации. Точнее, прислушаемся, ибо на момент проведения учредительного собрания проект устава отсутствовал, и можно опираться только на мнения основателей и сторонников.

У присутствовавших на собрании, кто в целом поддержал инициативу, само название вызвало неоднозначное отношение. В частности, Б.С. Елепов так и сказал: «Меня смущает название "Библиотеки будущего". Я опасаюсь противоречия и неприятия сообщества: те, кто в новой ассоциации — библиотеки будущего, а остальные?»[10] Рекламно-рыночное название «Библиотеки будущего» не годится, оно не интеллигентно, — мнение А.В. Соколова[11].


10. См.: Ассоциация «Библиотеки будущего»…

11. «Библиотекам будущего» быть! – С. 61.

Тем не менее отдадим должное инициаторам: в названии заложена и рекламность, и провокативность, а для нового дела это вопросы не последние по важности. К сожалению, рационального объяснения, почему именно «Библиотеки будущего», так и не прозвучало.

В качестве организационно-правовой формы заявлена «ассоциация», которая в соответствии с действующим законодательством может объединять с равными правами физических и юридических лиц. По мнению журнала «Современная библиотека», это «выгодно отличает новую ассоциацию». Я.Л. Шрайберг отметил: «Мы хотим сохранить связь с людьми, которые уже, возможно, и не работают в библиотеках, но желают остаться в сообществе, продолжать общаться с коллегами. Они смогут стать членами нашей ассоциации»[12].


12. См.: «Библиотекам будущего» быть! – С. 59.

Равенство прав физических и юридических лиц в одной организации означает гипотетическую возможность и такого курьёзного случая, когда, к примеру, имярек, вступив в ассоциацию от имени юридического лица, получит один голос. Но этот же имярек может вступить в ассоциацию и как гражданин. И в этом качестве у него будет один голос. Возникает почти фантастическая ситуация, когда одному человеку придётся раздваиваться при голосовании. Такова особенность законодательства, уравнявшего в правах юридических и физических лиц, когда голос отдельного человека равен коллективному голосу целой организации. Хотя все прекрасно понимают, что «вес» этих голосов всегда будет различаться.

Во всех странах вопрос с членством решается по-разному. Во многом его решение зависит от законодательства и типа профессии. В странах, где профессиональная деятельность регулируется специальной лицензией, наличием диплома (врачи, адвокаты, нотариусы и т.п.), где реально действуют механизмы отраслевого саморегулирования, объединение в профессиональную организацию часто осуществляется на индивидуальной основе, с весьма жёсткими правилами членства. С удовольствием объединяются и разного рода любители — кактусов, вышивания крестиком, пива, кошек, бега, да «чего угодно». Но они довольно редко регистрируют свои организации. На коллективной основе общественно-профессиональные объединения создаются чаще всего там, где в рамках одного учреждения работают люди разных профессий: в сфере культуры, образования, здравоохранения.

Объединение физических и юридических лиц на неискушённый взгляд может казаться более демократичным и привлекательным, а на деле создаёт трудности в принятии решений. Одно не исключает другого, но они плохо совмещаются в рамках одной общественной организации.

При объединении юридических лиц возникает зонтичная структура, которая, с одной стороны, способна учитывать интересы различных профессиональных групп, находящих себе эффективное применение в библиотечном деле (библиотекари, филологи, педагоги, программисты, менеджеры, историки, юристы, преподаватели…), а с другой стороны, позволяет интегрировать это многообразие в совместную деятельность на основе общих задач (социальных функций) библиотеки. Именно поэтому в структуре РБА мы находим разнообразие секций и круглых столов, включая и посвящённые «электронным» аспектам библиотечной деятельности. Структура РБА не является застывшей — она реагирует на новые веяния путём проведения межсекционных заседаний, создания рабочих групп и круглых столов, которые могут перерасти — и перерастают — в самостоятельные секции. Вот примеры последних лет.

В 2008 г. создан круглый стол «Библиотечные здания…» (председатель С.Ф. Волженина), в 2011 г. возникли круглый стол «Мобильные библиотеки» (председатель М.В. Новикова) и Секция по библиотечному обслуживанию молодёжи (председатель И.Б. Михнова). С прошлого года активно действует рабочая группа «Библиотеки и социальные медиа» (председатель Е.В. Никанорова). Видят ли эту организационную динамику лидеры новой организации, что предлагают принципиально нового? Я.Л. Шрайберг: «Правильное позиционирование библиотеки как ячейки информационного общества должно постоянно сопровождаться публичными дискуссиями, представлением разных мнений, корректировкой планов и позиций. Всё это невозможно в рамках существующей Российской библиотечной ассоциации… К сожалению, пока слепо копируется модель ИФЛА, но эта ассоциация достаточно ортодоксальна, в ней очень трудно что-либо оперативно изменить. Сегодня нужна иная модель общественного объединения»[13]; …«у нас будут пять — семь основных направлений, дискуссионные площадки, тренинги и семинары»[14]. А.И. Вислый: «Хотелось бы, чтобы то, что мы создаём, было чуть-чуть живее, чем РБА и ИФЛА… Будем стараться, чтобы наша ассоциация стала дискуссионной площадкой для всех, кто в этом заинтересован: издателей, читателей, авторов, разработчиков информационных технологий, государства во всех его ипостасях»[15].


13. См.: Ассоциация «Библиотеки будущего»…

14. См.: Книга и библиотека: среда обитания…

15. См.: Ассоциация «Библиотеки будущего»…

Состояние законодательства о некоммерческих организациях (НКО) на государственном уровне оценивается сегодня критически. Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека М. Федотов считает, что законодательство в сфере НКО «хаотично и противоречиво, не приведено в соответствие с Гражданским кодексом»[16]. Совет инициировал создание совместной с Минюстом России рабочей группы, которая предложила проект концепции нового законодательства. В настоящее время Министерство юстиции РФ обнародовало текст законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон "О некоммерческих организациях" (в части приведения в соответствие с новой редакцией Гражданского кодекса РФ)», который рассматривается как важный этап гармонизации законодательства о некоммерческих организациях. Проект был опубликован на Федеральном портале для общественного обсуждения[17].


16. Федотов М. Хороший закон – это высокоточное оружие. – www.asi.org.ru/mihail-fedotovhoroshij-zakon-eto-vysokotochnoe-oruzhie.

17. См.: http://regulation.gov.ru/projects#npa=38566.

Также по итогам пленарного заседания Общественной палаты РФ, которое прошло 23 июня 2015 г., Президент России В. Путин дал ряд поручений. В частности, Администрации Президента РФ совместно с Минюстом России, Генеральной прокуратурой и Общественной палатой поручено «проанализировать практику применения законодательства, регулирующего деятельность некоммерческих организаций» и представить к 1 ноября 2015 г. «предложения о мерах по дополнительному правовому регулированию деятельности социально ориентированных некоммерческих организаций и некоммерческих организаций, деятельность которых направлена на достижение общественно полезных целей»[18].


18. Перечень поручений Президента РФ по итогам заседания Общественной палаты РФ. – www.kremlin.ru/events/president/news/50118.

Некоторое время назад правление РБА создало группу для работы над обновлением своего Устава. Был подготовлен проект, который в мае 2014 г. утвердила конференция РБА. Но его регистрация была приостановлена, в связи с тем что на уровне Правительства РФ уже в июле 2014 г. был поставлен вопрос о необходимости внесения изменений в законодательство об НКО. Проект обновлённого Устава РБА опубликован, и любой специалист может с ним познакомиться[19], чтобы сравнить с проектом устава новой ассоциации, который публике был предъявлен только 1 сентября (www.gpntb.ru/skoro/3864-biblioteki-budushchego.html).


19. Библиотечное дело. – 2014. – № 7. – С. 26–31. – Электронная версия: www.nlr.ru/prof/publ/bibliograf/2014/bd07.pdf.

Между тем ещё 8 июня «по итогам заседания был оглашён проект решения учредительного собрания: учредить Национальную ассоциацию "Библиотеки будущего". Принять Устав ассоциации. Назначить Президентом ассоциации — Я.Л. Шрайберга. Назначить вице-президентов ассоциации — А.С. Карауша, А.И. Вислого, В.В. Дуду»[20]. Весьма колоритная сцена, доступная в Интернете[21]. Не уверен, что подобный порядок «утверждения» устава без наличия текста и «назначение» руководителей ассоциации полностью соответствуют действующему законодательству, но учредителям виднее.


20. См.: Ассоциация «Библиотеки будущего»…

21. См.: Учредительное собрание новой национальной ассоциации «Библиотеки будущего»…

Замах национального масштаба

Учредители хотят получить для своей организации национальный статус, включают это слово в название ассоциации. О чём это говорит? Можно предположить, что это желание представлять интересы библиотечного дела от лица «всея Руси». Наверное, оно и стало одним из важнейших побудительных мотивов создания ассоциации. Ведь почти все инициаторы уже не первый год реально участвуют в деятельности негосударственных организаций, ориентированных на электронные технологии. Так, Я.Л. Шрайберг является президентом и председателем правления Международной ассоциации пользователей и разработчиков электронных библиотек и новых информационных технологий (Ассоциация ЭБНИТ — www.elnit.org), которая ставит своей целью «объединение отдельных разработчиков и творческих коллективов разработчиков современных информационных программных продуктов и технологий для создания, развития и внедрения систем автоматизации библиотек, автоматизированных информационных систем и систем управления, электронных библиотек, телекоммуникационных систем, систем обучения пользователей, а также новых информационных технологий в различных областях человеческой деятельности». В правлении этой организации видим А.С. Карауша, назначенного вице-президентом новой ассоциации.

На базе РГБ в 2005 г. создано Некоммерческое партнёрство «Электронные библиотеки» (ЭЛБИ), которое использует название «Российская ассоциация электронных библиотек» в качестве собственного бренда «в рекламных, информационных и маркетинговых целях» (www.aselibrary.ru). Партнёрство учреждено с целью создания эффективной системы обеспечения взаимодействия российских организаций — генераторов электронных коллекций для консолидированного формирования научно и культурно значимого сегмента электронного документного пространства России. В Совет партнёрства входят А.И. Вислый и Я.Л. Шрайберг.

Казалось бы, что ещё надо специалистам высочайшего класса, посвятившим свою жизнь разработке и внедрению достижений научно-технического прогресса в библиотечное дело? Есть «свои» библиотеки и ассоциации — генерируйте проекты, прививайте гуманитариям «любовь к электричеству», но… В связи с этим забавно выглядят первоочередные планы: «Одним из первых наших шагов (новой ассоциации. — Примеч. автора) станет подписание протоколов о сотрудничестве с Российской ассоциацией электронных библиотек, Ассоциацией ЭБНИТ»[22]. И кому нужна такая игра в поддавки?..


22. См.: Ассоциация «Библиотеки будущего»…

Но мы отвлеклись. Речь шла о том, что создаётся организация национального масштаба. В решении этого вопроса могут возникнуть проблемы. «Национальный» статус пока в законодательстве не прописан, есть только проект федерального закона № 427381-6 «О статусе "национальная компания"», которым предполагается регулировать порядок присвоения национального статуса хозяйственным обществам, т.е. коммерческим организациям. В некоммерческой сфере законодательство обходится постановлением Правительства РФ от 24 сентября 2010 г. № 753 «Об утверждении правил выдачи разрешений на включение в наименование некоммерческой организации официального наименования «Российская Федерация» или «Россия», а также слов, производных от этого наименования». В соответствии с этими правилами, чтобы стать организацией общероссийского масштаба, придётся доказать Министерству юстиции РФ соответствие одному из требований (укажем только одно): «некоммерческая организация осуществляет не менее трёх лет деятельность, направленную на реализацию основ конституционного строя Российской Федерации и развитие её национальных, исторических и культурных традиций, и имеет на территории более одной трети субъектов Российской Федерации структурные подразделения (филиалы, представительства) или членов некоммерческой организации — юридических лиц (физических лиц), расположенных (постоянно проживающих) на указанной территории».

РБА право на всероссийский статус заслужила, постепенно объединив в своих рядах около 600 юридических лиц почти из всех субъектов РФ. Это весьма серьёзная цифра, плод большой, не одного года, работы. Простым росчерком пера никакая общественная организация не может получить официальный статус национальной, если на то не будет специального постановления Правительства России.

Уместно вспомнить, что РБА представляет интересы библиотечного сообщества России в ИФЛА, в рамках которой многоголосый хор национальных ассоциаций сливается в один, авторитетный для всех членов, голос. В своём приветствии на 81-й Генеральной конференции и Ассамблее ИФЛА в Кейптауне Синикка Сипиля сказала: «Будучи глобальным голосом библиотек, ИФЛА играет фундаментальную роль в развитии библиотек и библиотечных ассоциаций во всех частях мира…»[23] И пока не заметно стремления каких-либо национальных ассоциаций учредить, наряду с ИФЛА, новую библиотечную организацию мирового уровня.


23. Приветствие Президента ИФЛА Синикки Сипиля. 16 августа 2015 г. – www.ifla.org/node/9791.

Западный опыт на российской почве

Мы всё время — вольно или невольно — будем возвращаться к главному вопросу: с какой целью создаётся новое библиотечное объединение. Вот один из аргументов: «В такой стране, как Россия, профессиональных ассоциаций может быть несколько. Например, США имеют шесть ассоциаций национального уровня. По нескольку профессиональных объединений существует в Великобритании, Германии, даже на Украине, где библиотек в 10 раз меньше, чем в нашей стране»[24].


24. См.: Ассоциация «Библиотеки будущего»…

Совершенно верно, во всех странах вопросы с национальными ассоциациями (как и с национальными библиотеками) могут решаться по-разному. В России тоже не одна, а две ассоциации федерального уровня. Кроме РБА, есть РШБА — Русская школьная библиотечная ассоциация (http://rusla.ru), созданная и «раскрученная», по сути, одним человеком — Татьяной Дмитриевной Жуковой, которая сделала это практически без опоры на государство.

Многие ассоциации активно используют в своей работе «материнские организации» — библиотеки, которые выполняют функции штаб-квартир, безвозмездно предоставляют помещение, оборудование, рабочее время своих специалистов. У РБА есть РНБ, у ЭБНИТ — ГПНТБ, у ЭЛБИ — РГБ, у региональных ассоциаций — центральные библиотеки субъектов. У РШБА своей материнской организации нет. Повторюсь, она развивается за счёт энергии коллектива единомышленников под руководством Т.Д. Жуковой, активно сотрудничает с регионами и Министерством образования и науки РФ.

Я хочу, чтобы коллеги поняли мою мысль: библиотечному делу страны очень нужны ассоциации федерального уровня, но созданные не ради соперничества с РБА, а в целях представительства интересов библиотек отдельных типов, способных целенаправленно работать с органами власти, в ведении которых имеются библиотечные сети. Кроме школьных, это военные, научные (академические, вузовские), специальные, наконец, научно-технические библиотеки. У нас ведь была ассоциация НТБ! Ещё и сейчас Интернет выбрасывает ссылку на сайт ГПНТБ России (Крымская конференция 1994 г.), где опубликована статья А.И. Земскова, бывшего в то время директором ГПНТБ России и президентом Ассоциации научных и научно-технических библиотек. АНТБ была создана 13 декабря 1989 г. и ставила своей целью консолидацию научных и научно-технических библиотек[25], но не дожила почему-то до наших дней…


25. См.: www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea94/report/prog_02r.html. – См.: www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea94/report/prog_02r.html.

Пример западных стран не во всём убедителен ещё и потому, что система управления, правовое положение библиотек, да и сферы культуры в целом кардинально отличаются от отечественных. Например, в Стратегическом плане 2011–2015 Американской библиотечной ассоциации (АLА) нет даже слова «государство». Идёт апелляция только к обществу. В соответствии со своей миссией именно АLА «обеспечивает руководство в деле развития и совершенствования библиотечно-информационного обслуживания и библиотечного дела, в целях улучшения обучения и обеспечения всеобщего доступа к информации»[26].


26. American Library Association. Strategic Plan 2011–2015. – https://alair.ala.org/handle/11213/84.

Трудно представить такую ситуацию, когда в России негосударственная организация своей задачей выдвинет «обеспечение руководства». РБА в стратегии ставит задачу добиться «предоставления части управленческих полномочий (участие в решении вопросов открытия, ликвидации, изменения правового статуса библиотек и др.) в целях постепенного формирования в стране общественно-государственной системы управления библиотечным социальным институтом»[27].


27. Приоритеты развития Российской библиотечной ассоциации на 2011–2015 гг. – www.rba.ru/content/about/doc/priorities.php.

О формировании подобной системы мы позднее обязательно поговорим, а пока обратимся к ещё одному аргументу в пользу создания новой организации, который привёл новый лидер нашей отрасли, ныне директор ВГБИЛ имени М.И. Рудомино, В.В. Дуда.

О конкуренции пальцев

В своём письме на имя президента РБА В.Р. Фирсова В.В. Дуда задался таким вопросом: «Возникнет ли конкуренция в случае создания новой ассоциации? Да. Скорее всего. Но именно конкуренция является механизмом совершенствования смыслов и сервисов. Монополия чаще всего ведёт к застою…»

Итак, РБА, оказывается, стремится не допустить конкуренции, защитить свои интересы «даже в ущерб интересам библиотечного сообщества». Давайте разберёмся, как работает этот простой рыночный тезис (конкуренция — хорошо, монополия — плохо) в данной ситуации.

Конкуренция — для обеспечения эффективной жизнедеятельности общества — вещь хорошая, но не универсальная. В экономической, политической, многих иных сферах она доказала свою эффективность, но в области общественных, гражданских отношений конкуренция не даёт положительного эффекта; из всех типов социальных взаимодействий (соперничество, принуждение, обмен, сотрудничество) реально работает только сотрудничество. Такова особенность именно общественной сферы, где положительные эффекты достигаются за счёт сложения усилий членов объединения.

Новая организация, по мнению В.В. Дуды, «не вносит раскол, а лишь добавляет возможность выбора сообществу, расширяет спектр услуг». Похоже, В.В. Дуда мыслит исключительно рыночными категориями, полагая, что ассоциации будут соперничать друг с другом, оказывая некие «услуги» сообществу. Но в чём или за что соперничать? Какие сервисы и услуги они будут предлагать сообществу?

Конкуренция предполагает предмет соперничества (это могут быть идеи, услуги, товары, должности) и выгодоприобретателя (бенефициара) — того, кто получает пользу от соперничества производителей идей, услуг, товаров. Общедоступные библиотеки на рынке услуг включены в борьбу за освоение свободного времени человека: они конкурируют (осознанно или неосознанно) с театрами, музеями, стадионами, клубами, цирками, даже с «телевизором», т.е. со всеми социальными «способами» освоения свободного времени. В крупных городах с развитой сетью библиотеки могут конкурировать и между собой, предлагая разные по качеству и содержанию услуги обществу и конкретным людям, которые получают выгоду от такого соперничества.

Публикация проекта устава ассоциации вносит некоторую ясность в вопрос услуг, которые предполагает оказывать новая организация. Уже в самом первом пункте сказано: ассоциация основана «для совместного использования продуктов и услуг, разрабатываемых и предоставляемых в рамках объединения» (п. 1.1). Такая формулировка свидетельствует о том, что организация создаётся в первую очередь как производственная, а не как социальная структура. Притом что ставилась задача придумать нечто «чуть-чуть живее, чем РБА», т.е. что-то аналогичное. Устав же говорит о другом: «Библиотеки будущего» планируют производить информационные продукты и предоставлять услуги своим членам. Ставятся, в частности, следующие задачи:

2.3.5) содействие в создании публичных электронных библиотек на базе собственной платформы и электронного контента;

2.3.6) предоставление доступа к мультимедийному контенту (электронные книги, виртуальные музеи, спектакли и фильмы в цифровом формате и т.д.);

2.3.7) разработка и ведение сервисной платформы с учётом нарастающих потоков электронных книг и электронных публикаций;

2.3.11) содействие в подключении библиотек к Научной электронной библиотеке (НЭБ) и обеспечению беспрепятственного доступа к ресурсам НЭБ (Из текста не ясно, речь идёт о научной электронной библиотеке ГПНТБ России — проекте eLIBRARY.RU или всё-таки не о «научной», а о Национальной электронной библиотеке (НЭБ). — Примеч. автора).

2.3.14) ведение и поддержка Единого электронного каталога фондов библиотек (путём интеграции СКБР, ИС ЭКБСОН и Сводного каталога по научно-технической литературе);

2.3.18) коллективное лицензирование покупки ПО и других сервисов для членов Ассоциации.

В уставе подчёркнуто, что члены ассоциации будут пользоваться приоритетным правом обслуживания информационной базой ассоциации, производимыми продукцией и услугами (см. подп. 6.1.8–6.1.10).

Анализируя эти позиции устава, укрепляешься в мысли, что создаётся ассоциация технологического толка, которая по своим задачам ближе не к РБА, а скорее к таким общественным объединениям, как Центр ЛИБНЕТ (Генеральный директор Б.Р. Логинов) или Ассоциация региональных библиотечных консорциумов (АРБИКОН, исполнительный директор А.И. Племнек). Эти организации ведут крупные информационно-технологические проекты, создают продукты, оказывают услуги. Но они, в отличие от новой ассоциации, не выдвигают социально-политических, имиджевых задач, среди которых:

2.1.2) повышение востребованности и эффективности деятельности библиотек;

2.1.4) повышение статуса и значимости библиотек в социальной и культурной жизни общества;

2.2.1) позиционирование роли библиотек в осуществлении государственной культурной политики;

2.3.3) разработка и реализация проектов, связанных с развитием и внедрением модельного стандарта деятельности общедоступной библиотеки и иных норм методических и регламентирующих документов в практику библиотек и др.

Различные функционально-технологические организации могут конкурировать между собой, если предлагают потребителям услуги, различающиеся по качеству (цене) и другим параметрам. Но ассоциации, преследующие социальные цели, не имеют предмета для конкуренции. Библиотечное сообщество (как социальный организм) не может разделиться внутри себя на «производителей» и «потребителей» услуг. Оно самоорганизуется для решения совсем других задач: защиты профессиональных интересов, саморегулирования, экспертных оценок, разработки программ развития отрасли. Мы части единого профессионального организма, нам нужна консолидация, сотрудничество, а никак не конкуренция. Это всё равно что призывать конкурировать пальцы на руке. Скорее всего, это парализует её работоспособность. А если потребуется сжать пальцы в кулак?..

Власть и общество: от контроля к сотрудничеству!

Напомню миссию нашей организации: «РБА призвана привлекать и сплачивать в своих рядах наиболее активную часть профессионального сообщества, способную выражать и отстаивать интересы библиотечного социального института перед лицом государственной власти и гражданского общества России. РБА стремится быть доверенным голосом российского библиотечного сообщества». Авторитет РБА держится на тех, кто хочет сделать что-то полезное не только для себя, но и для других. Активистов в принципе много не бывает. С какой стати им соперничать между собой? Вы можете представить конкуренцию за то, чтобы стать «доверенным голосом сообщества»? Я — не могу. Зато легко могу представить выгодоприобретателя в ситуации спровоцированного «раскола» библиотечного сообщества. Выгоду от этого получает только власть, государство.

В последние годы РБА демонстрирует рост активности как в профессиональной деятельности, так и во взаимодействии с органами власти. РБА использует имеющийся правовой инструментарий для общения с властями разных уровней — это обращения и экспертные заключения. За последние два года таких документов по наиболее животрепещущим вопросам подготовлено более 20 (см. сайт РБА: www.rba.ru/content/activities/address/obr.php). При этом РБА никогда не идёт на конфронтацию с властью, стремясь найти разумный компромисс, как это было, например, с Модельным стандартом деятельности общедоступной библиотеки. Но, образно выражаясь, РБА и не «приседает» с первого раза, когда власти требуется общественная поддержка и одобрение её действий в том или ином вопросе. Представители РБА сегодня входят в состав коллегиальных совещательных органов федерального уровня. Если говорить только о членах Правления, то И.Б. Михнова и М.А. Веденяпина входят в состав Совета при Президенте РФ по русскому языку. В состав Совета по государственной культурной политике при Председателе Совета Федерации входит В.В. Фёдоров. В состав Общественного совета при Министерстве культуры РФ впервые — именно как Президент РБА — вошёл В.Р. Фирсов. Он также входит (наряду с М.А. Веденяпиной и В.В. Фёдоровым) в состав Организационного комитета по проведению в России Года литературы.

Министр культуры РФ В. Мединский в своей телеграмме, адресованной участникам юбилейной конференции РБА в Самаре, отметил: «Организация по праву занимает особое место в библиотечном сообществе страны и не только завоевала признание среди профессионалов отрасли, но и стала полноценным партнёром государства в формировании и реализации государственной культурной политики»[28].  Оказывается, даже признанным партнёром можно пренебречь: впервые за много лет на конференции РБА не было полномочных представителей Министерства культуры РФ.


28. См.: www.rba.ru/cms_rba/news/upload-files/news/2015/19_05/medin_priv.pdf

Почему власти выгодно поддержать «раскол»? Всё просто: в этом случае у профессионального сообщества будет не одно — общее, консолидированное (на которое навешивается ярлык монополии) — мнение по наиболее важным вопросам, а как минимум два. У власти сразу возникает возможность для манёвра: можно выбрать то мнение, которое будет больше устраивать. Такая ситуация, увы, не является умозрительной. Государство очень часто «разделяет, чтобы властвовать». Мы это, к сожалению, наблюдаем не только в политике, но и в сфере культуры.

Наличие именно одной организации, заслужившей за свою 20-летнюю историю авторитет и уважение сообщества, не позволяет сегодня манипулировать профессиональным мнением библиотекарей страны. Сможем ли мы удержать завоёванные позиции?.. Ведь «мы все заинтересованы, как сказал на учредительном собрании А.В. Соколов, чтобы общественный сектор был единым, чтобы он заботился в целом о благе отрасли»[29].


29. «Библиотекам будущего» быть! – С.61.

В России сложились, с моей точки зрения, три основных типа взаимодействий общественных структур с государством.

1. Официальная (управляемая) общественность. Это структуры, специально созданные для реализации политики взаимодействия государства с гражданским обществом в масштабе страны. Они имеют собственную законодательную базу. После периода игнорирования, характерного для 90-х годов, и попыток «понять друг друга» в начале 2000-х государство постепенно перешло к политике «овладения» структурами гражданского общества на основе различных форм администрирования и законодательного давления. Сегодня наделены особыми полномочиями в сфере взаимодействия с государством общественные палаты (федеральная и региональные) и общественно-консультативные структуры при органах власти всех уровней (прежде всего общественные советы при федеральных органах власти).

2. Прогосударственные общественные структуры. Политика государства, нацеленная на управление гражданскими процессами, не может обойтись без создания общественных структур, обслуживающих властные интересы. Прежде всего это общественные организации, создаваемые по инициативе и с участием самой власти (например, указами Президента РФ созданы фонд «Русский мир», Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова, Российское военно-историческое общество и другие организации).

Сформировался значительный класс юридически самостоятельных общественных организаций, которые сами стремятся к тому, чтобы соединить свои интересы с государственными, получить покровительство политиков и чиновников федерального уровня. Тем самым они увеличивают свои возможности в получении преференций от государства в обмен на демонстрацию лояльности и поддержку властных решений.

3. Независимые общественные структуры. Из всей совокупности независимых (т.е. не аффиллированных с органами власти) НКО необходимо вычленить класс общественных организаций, представляющих интересы профессиональных сообществ. Это могут быть музейные, библиотечные, театральные и другие объединения. Именно они в первую очередь заинтересованы в формировании честных и взаимовыгодных отношений с действующей властью. Именно они должны направлять своих представителей и экспертов в разнообразные консультативные советы «при власти», выступать «стороной» договорных отношений с госорганами. Конечно, при условии, что ставится задача реальной, а не показной демократизации управления бюджетной сферой. В библиотечной отрасли на федеральном уровне на статус таких организаций претендуют РБА и РШБА.

…На учредительном собрании новой ассоциации Е. Бейлина задала учредителям самый важный вопрос — о путях выработки консолидированного мнения библиотечной общественности и политическом лоббировании интересов отрасли. Ответы были такие.

Александр Вислый: «Раньше было так: я брал чиновника за пуговицу и говорил, что для РГБ нужно то-то. Как правило, получалось. Буду продолжать это делать в рамках ассоциации».

Яков Шрайберг: «Если бы мы знали всё, то не проводили бы это собрание. У нас есть и вторая цель помимо учреждения ассоциации. Мы и раньше работали с исполнительной властью — каждый от лица своей организации. К нам на конференцию приезжают представители как минимум трёх министерств, депутаты Государственной Думы, сенаторы. Это уже элемент политического лоббизма. Будем его развивать…»[30]


30. См.: Ассоциация «Библиотеки будущего»…

Есть ответы на эти вопросы и у РБА. В апреле этого года первый заместитель министра культуры РФ В.В. Аристархов обратился к РБА с вопросом о путях повышения эффективности взаимодействия общественных и государственных структур в сфере культуры. Президент РБА направил в Минкультуры России предложения. Приведу основные.

В утверждённых указом Президента РФ 24 декабря 2014 г. «Основах государственной культурной политики» в качестве одного из принципов культурной политики провозглашено «делегирование государством части полномочий по управлению сферой культуры общественным институтам». В разделе VII. «Комплексное совершенствование системы управления» говорится о том, что «масштаб и глубина необходимых преобразований требуют постепенного и целенаправленного включения профессионального сообщества и общественных организаций в процесс трансформации системы управления».

С кем же конкретно государство должно сотрудничать в сфере управления культурой? Прежде всего это общественно-профессиональные объединения и союзы деятелей творческих профессий национального и регионального уровней. Важно сформулировать и законодательно закрепить статус общественно-профессиональных объединений. Это общества, ассоциации, союзы, которые объединяют как физических, так и юридических лиц в целях развития отрасли или профессии. Они постоянно находятся в диалоге с обществом и государством. Именно они создают профессиональные стандарты и этические кодексы, принимают рекомендательные нормативные акты, направленные на повышение качества выполняемых работ и услуг, осуществляют инициативные проекты, постепенно становятся (по характеру выполняемых функций) реальными органами саморегулирования. В этом их главное отличие от всех иных негосударственных институций.

Ещё несколько лет назад передача части управленческих функций общественным организациям рассматривалась Министерством культуры РФ как важное направление административной реформы. Приказом от 13 апреля 2006 г. № 178 в министерстве была создана рабочая группа для разработки Концепции саморегулирования в сфере культуры. В настоящее время подобная работа может быть организована в рамках Общественного совета. По каким направлениям необходимо совместно двигаться вперёд?

1. Создать рабочую группу по рассмотрению вопросов общественно-государственного партнёрства в сфере культуры.

2. Составить реестр социально ориентированных некоммерческих организаций и творческих союзов (национального уровня), действующих в сфере культуры.

Необходимо понять, какие секторы культурной деятельности эти организации сегодня охватывают. У всех ли подотраслей культуры есть своё собственное общественно-профессиональное представительство.

3. Рабочей группе разработать, обсудить и утвердить на Общественном совете примерный перечень функций, полномочий, услуг и ресурсов, которые могут быть переданы (на основании договора) Министерством культуры РФ в ведение общественно-профессиональных объединений федерального уровня, а также осуществляться совместно.

В частности, на Общественном совете рассмотреть предложения, предусматривающие осуществление РБА следующих полномочий:

·         экспертиза государственных решений (проектов законодательных и нормативно-правовых актов федерального уровня);

·         экспертное заключение РБА при закрытии (перепрофилировании) общедоступных библиотек (федеральный и региональный уровни) в стране;

·         участие РБА в сертификации учебных планов и программ по библиотечно-информационным специальностям;

·         участие в подготовке ежегодных докладов о состоянии библиотечного дела в стране;

·         утверждение совместными решениями Минкультуры России и РБА национальных программ, стратегий развития, модельных и типовых документов, регламентирующих библиотечную сферу;

·         разработка методик и осуществление независимой оценки качества услуг библиотек;

·         использование РБА в качестве субъекта общественного контроля за государственными решениями (на основе поручения Общественного совета).

Возможно проведение эксперимента по передаче части функций и ресурсов Минкультуры России в ведение РБА на договорной основе.

4. Разработать поправки в действующее законодательство (Федеральный закон о «Библиотечном деле» и др.) и проект Федерального закона «О культуре» с целью отражения принципа общественно-государственного партнёрства на законодательном уровне, а также установления статуса и функций (полномочий) отраслевых общественно-профессиональных объединений в сфере государственной культурной политики и управления.

Необходимо отметить, что в Федеральном законе № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» закреплён «государственно-общественный характер» управления системой образования (ст. 89). А в проекте закона «О культуре» говорится лишь о «привлечении физических лиц, общественных объединений и бизнеса к решению задач в сфере культуры». В действующем Федеральном законе «О развитии сельского хозяйства» есть специальная статья о формах участия ассоциаций в аграрной политике государства, а в проекте закона «О культуре» лишь декларация о том, что «государство гарантирует общественным объединениям творческих работников возможность участвовать в разработке государственной культурной политики, проводит консультации с данными объединениями…» Заметим, это обещание дано лишь «объединениям творческих работников». Проект закона «О культуре», как это ни странно, дискриминирует общественно-профессиональные объединения именно работников культуры, не претендующих на статус творцов. Понятие «работник культуры» в проекте закона «О культуре» попросту отсутствует, представлены только творцы и их творческие союзы. В Федеральном законе «О физической культуре и спорте» оговорён статус общероссийских общественных организаций (это федерации по видам спорта), которые действуют на основе государственной аккредитации. Они получают бюджетные средства на развитие «своего» вида спорта, наделены правами и обязанностями, несут ответственность за собственную деятельность. Необходимо рассмотреть формы общественно-государственного партнёрства, уже апробированные в иных отраслях экономики.

5. Разработать поправки в Федеральный закон «О саморегулируемых организациях», позволяющие приобрести статус саморегулируемых организаций общественно-профессиональным объединениям в бюджетной сфере.

Представляется необходимым вернуться к законодательной трактовке понятия «саморегулирование». В силу действующего законодательства саморегулируемыми признаются некоммерческие организации, объединяющие субъектов предпринимательской деятельности. Бюджетные учреждения, т.е. некоммерческие организации, создающие свои ассоциации и союзы, под действие этого закона не подпадают. Требуется выйти за границы рыночного понимания самоуправления и саморегулирования, свойственного Министерству экономического развития РФ, которое курирует в Правительстве РФ вопросы развития гражданского общества и транслирует свои представления во все органы власти и на общество в целом. Между тем РБА принимает собственные общественно-профессиональные нормативные акты, которые на рекомендательной основе способствуют упорядочению библиотечной деятельности в масштабах страны.

6. Рекомендовать представителей общественно-профессиональных объединений (библиотечных, музейных, театральных и др.) в общественные советы министерств и ведомств, имеющих в своём ведении библиотеки, музеи, театры и другие учреждения культуры (Минобрнауки России, Минобороны России, Минсельхоз России и др.).

Подводя краткие итоги сделанным предложениям, можно сделать принципиальный вывод, что перевод системы управления сферой культуры в новое качество напрямую связан с развитием институтов гражданского общества и передачей им части функций государства. Это предполагает установление договорных отношений и правовое, законодательное оформление функций НКО в системе управления отраслью культуры. В качестве политической установки подобной деятельности мы вправе рассматривать слова главы государства: «Необходимо постепенно передавать негосударственному сектору функции, которые государство не должно или не способно эффективно выполнять…»[31]


31. Путин В.В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации. – 26 мая 2004 г. –www.rg.ru/2004/05/26/poslanie-dok.html.

В этих предложениях, направленных в Минкультуры России, заложена новаторская, системная, соответствующая «Основам государственной культурной политики» концепция реформы управления культурой, в основе которой — переход от государственной монополии к общественно-государственному партнёрству, позволяющему максимально реализовать творческий и профессиональный потенциал отрасли. А нам предлагают брать чиновника за пуговицу…

Национальная библиотечная палата? А почему бы и нет!

Все негосударственные организации можно разделить на два больших класса по типу задач, которые они ставят перед собой: одни из них создают публичные блага, которые удовлетворяет определённые потребности общества, другие ориентированы на производство частных благ (только для своих членов)[32].


32. Подробно см.: Басов С.А. Институты гражданского общества в библиотечной сфере: теоретико-методологические аспекты. Статья 2. Типология негосударственных организаций в библиотечной сфере // Науч. и техн. б-ки. – 2010. – № 6. – С. 5–25. – Электронная версия: www.intranet.gpntb.ru/subscribe/index.php?journal=ntb&year=2010&num=6&art=1.

К первому типу отнесём социально-профессиональные объединения, которые выражают идеологию и интересы (во взаимодействии с «внешней средой») библиотечного сообщества, формируют профессиональное мировоззрение, обеспечивают саморегулирование отрасли на основе рекомендательных нормативных актов (положений, примерных норм, стандартов и т.п.), осуществляют адвокацию и налаживают сотрудничество с органами власти в целях развития отрасли. Этими задачами как раз и занимается РБА.

Взаимодействие библиотек не на социальной, а преимущественно на информационной основе приводит к созданию объединений второго типа — функционально-технологического характера. Они часто позиционируют себя как корпоративные библиотечно-информационные системы (центры, партнёрства). Могут объединять не только библиотеки, но и иные организации — «генераторы» электронных ресурсов, иметь «ядерную» структуру, где есть головная организация, выступающая технологическим центром всего объединения, а могут действовать и как горизонтальная сеть равноправных организаций.

Полагаю, весьма проблематично создать общественную организацию, которая может эффективно совмещать в себе как социальные, так и технологические функции. Такая задача, скорее всего, обречена на профанацию. По мере знакомства с проектом устава складывается противоречивый образ новой ассоциации, планирующей сочетать решение технологических и социальных задач в национальном масштабе.

Завершу эти заметки главной мыслью — о важности создания организационно-правовых условий, позволяющих библиотечному сообществу вырабатывать консолидированное мнение и эффективно взаимодействовать с государством в целях повышения качества управления и развития библиотечной сферы. Сошлюсь на опыт весьма уважаемого человека — Л.М. Рошаля, директора НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. Его ещё называют Детским доктором мира. Кроме всех его многочисленных званий и должностей, есть одна, общественная, очень важная. Он президент Национальной медицинской палаты (НМП, см.: www.nacmedpalata.ru), которая включает на добровольной основе общероссийские и региональные общественные медицинские объединения. Только учредителями НМП выступили 35 общественных организаций, объединений и профессиональных ассоциаций. Палата ставит задачу интеграции всего профессионального медицинского сообщества на принципах саморегулирования для совершенствования системы охраны здоровья населения России.

На внеочередном съезде НМП, который прошёл в мае 2015 г., Л.М. Рошаль, в частности, сказал: «Необходимо, чтобы Медицинская палата взяла на себя ответственность за вопросы, касающиеся профессиональной деятельности медицинских работников. На сегодняшний день в НМП вступило 76 субъектов РФ и 76 общероссийских врачебных объединений, т.е. мы объединяем 152 юридических лица — это мощно. Но чем больше сделано, тем больше задач надо решать. Мы должны наполнить работу наших профессиональных организаций более полным содержанием. Уже сегодня государство готово нам передать ряд функций, мы должны создать структуру для их исполнения во всех субъектах РФ…»[33]


33. См.: www.nacmedpalata.ru/?action=show&id=19551

Надо со вниманием отнестись к опыту коллег по бюджетному сектору. Подобные «интегрированные» общественно-профессиональные структуры (отраслевые палаты) могут быть созданы во всех социально значимых областях жизнедеятельности общества в качестве базовых элементов общественно-государственной системы управления — в науке, образовании, культуре. Может быть, пришла пора и нам созвать свой общероссийский библиотечный съезд — первый в ХХI в. (по примеру предшественников, которые в начале ХХ в. провели свои форумы в 1911 и 1924 гг.) для обсуждения накопившихся проблем и выработки стратегических решений, связанных с будущим библиотечного социального института России. Но такую задачу можно эффективно решить только в партнёрстве с государством.

Надо постараться объединить два вектора усилий: государственный — с целью создания необходимых законодательных условий и общественный — путём сложения сил, а не их разложения на отдельные группы, ориентированные на тех или иных лидеров. Только при таком подходе мы сможем ответить делами на вопрос Президента России, который буквально «повис в воздухе» на заседании Совета по культуре и искусству 25 сентября 2012 г.: «…как сделать нашу культурную политику предметом настоящего, реального, общественно-государственного партнёрства?»[34]


34. См.: http://kremlin.ru/events/president/news/16530

Давайте попытаемся общими усилиями реализовать эту принципиальную формулу отношений между институтами гражданского общества и органами власти в сфере библиотечного дела. Как показали последние события, эта задача не из простых. В её основе лежит доверие, которого всем нам сегодня так не хватает… Но ведь в России и «небывалое бывает»!

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

 

WebBann2016-04

 

WebBann2016-06

 

WebBann2016-05

 

WebBann2015-03

 

 WebBann2015-10

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.