Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Декабрь 2019
"В поисках новых форматов коммуникации с читателем"

  • Ольга ЯРИЛОВА: «Мы открыты для контактов на благо общего дела»
  • Инициативы открытого доступа
  • ЭБС: десять лет с правом на подписку
  • Краудфандинг: возможности для авторов и издателей



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

 NF-21 web 200x100




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Право и время блокчейна

В январе 2009 г. персонаж, которого называют Сатоши Накамото, отправил 10 биткоинов в адрес известного программиста Хэла Финни. С этой трансакции ведёт начало эксплуатация блокчейна как технологии, позволяющей сохранять в неизменном виде любую информацию. Юристы констатируют: отношения в цифровой среде уже регулирует машинный код и это определённый вызов правовой системе.

Ситуацию обсудили участники конференции «Цифровая трансформация: интеллектуальная собственность и блокчейн-технологии», состоявшейся в Москве на площадке Центра международной торговли.

pravo-i-blokchejn-1

Философия технобума

— Можно не верить в цифровую трансформацию. Главное, что она верит в вас: вы нужны цифровой трансформации как поставщики данных и потребители огромного числа сервисов, — обратился к коллегам заместитель председателя Правительства РФ Максим АКИМОВ. — Воздействие этой трансформации сравнимо с появлением новых источников энергии, которые обусловили первую, вторую и третью волны глобальной промышленной революции.

К числу основных факторов, по мнению эксперта, прежде всего относится новая мобильность. Никогда прежде устройства и их использование не были столь дёшевы, как сейчас. Ежедневно каждый из нас производит около 6 МБ данных. Это звонки, переписка, перемещения. Ещё 10 лет назад представить такой объём информации было невозможно. Также огромное значение имеют рост вычислительных мощностей и снижение стоимости производства облачных и распределённых вычислений. Кроме того, подешевело хранение данных и появились алгоритмы обработки огромных массивов информации.

Тренды цифровой трансформации эксперт разделил на три группы.

Накопление данных. Человечество пока не перешагнуло объём в 1 ЗБ (1 зеттабайт равен 1 трлн ГБ), но это произойдёт уже к 2021 г., и объём данных, хранимых в ЦОДах, увеличится почти в пять раз. Большую часть прироста составит неструктурированный контент.

Интернет вещей. К середине следующего десятилетия человек будет взаимодействовать с этой новой сферой каждые 18 секунд, т.е. почти 5 тыс. раз в день, производя колоссальный объём трафика. Специалисты считают, что Интернет вещей станет генерировать около 20% данных.

Мобильность. Объём данных на носимых устройствах в 4,5 раза превысит информацию, хранящуюся в ЦОДах. Благодаря Интернету вещей общий объём данных, создаваемых устройствами, к середине 2020х достигнет 900 ЗБ. Конечно, храниться будет меньшая часть, и всё же распределение глобального трафика изменится. Сейчас более половины принадлежит стационарным устройствам, а к 2025 г. свыше 70% даст мобильный Интернет.

— Цифровая трансформация — это революция данных, и нужно понимать, чтo с ними делать. Сегодня лишь 3% контента обрабатываются, из них только 0,5% применяют для бизнес-решений. Кадры, инфраструктура, безопасность — ключевые направления, по которым необходимо решать проблемы, связанные с цифровизацией, — утверждает М. Акимов.

Позицию бизнес-сообщества представил Президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

— Мы видим, что в мире самыми быстро растущими компаниями с наибольшей капитализацией становятся те, которые работают в интернет-среде, имеют дело с разными данными. У нас же интеллектуальная собственность в стоимости компаний занимает мизерную долю. На последнем заседании Делового совета БРИКС, которое прошло в Китае, принято решение о создании рабочей группы по проблемам защиты интеллектуальной собственности в Интернете. С партнёрами по БРИКС, ШОС мы торгуем в Сети, обмениваемся информацией, но на международном уровне это не отрегулировано. Электронная торговля организована так, что российские площадки оказались в невыгодном положении. Выводя свои активы за рубеж, где нет НДС, не нужно держать электронные кассы, предприятия выигрывают до 30%. Но это один из самых простых вопросов. Электронные базы данных, распределённые реестры, интеллектуальная собственность — понятия на порядок более сложные. Необходимы общие правила, гармонизация законодательства.

— Мы имеем дело с новой реальностью, — подключился к разговору советник Президента РФ Михаил ФЕДОТОВ. — Ещё недавно жили в эпоху Гутенберга, а сейчас время Цукерберга и действуют другие объективные законы, которые бывают не до конца понятны. В частности, мы не можем нормально перевести английский термин cyber space law; в русском юридическом тезаурусе аналога нет. На самом деле в современном мире цифровое право и интеллектуальная собственность соединились, оторвать одно от другого невозможно. Интернет по своей природе универсален и трансграничен. И нужно понимать, что лишь трансграничный подход обеспечит решение глобальных проблем защиты интеллектуальной собственности в Сети.

Законодателям в первую очередь следует выяснить, где проходят границы государства в Интернете. В этом новом пространстве должны быть принципиально иные правила игры. Та доктрина защиты интеллектуальной собственности, которая родилась во времена Статута королевы Анны, сегодня испытывает сильнейший кризис. Монополия автора в условиях киберпространства теряет всякий смысл. Нужно искать новые механизмы.

Российское законодательство сделало определённые шаги в данном направлении. Но пока это «косметический ремонт». Предстоят радикальные изменения, и, полагаю, Бернская конвенция не устоит. Пусть не в текущем десятилетии, но принципиально иная природа киберпространства потребует смены концепции регулирования — при условии, что права авторов, их творчество будут надёжно защищены.

В необходимости обновления правовых механизмов защиты интеллектуальной собственности убеждена и депутат Государственной Думы Наталья Костенко. Она заверила аудиторию в том, что нижняя палата российского парламента готова «привлекать сообщество на свои площадки для разработки законопроектов, обеспечивать связь учёных, исследователей с практиками, с теми задачами, которые ставит экономика».

Заместитель председателя правления Газпромбанка Елена БОРИСЕНКО полагает, что технологии дают бизнесу фантастический спектр возможностей по исполнению обязательств.

— Такие инструменты, как блокчейн, смарт-контракты, позволяют устранить недобросовестные действия. В своё время для обеспечения превентивного правосудия возник римский нотариат. Современные технологии продолжают эту традицию, снижая риски и расходы на судебную систему, способствуя ускорению добросовестного оборота. Но при всей значимости технологий право должно стабильно регулировать отношения в сфере интеллектуальной собственности. Модернизация правовых систем проходит во всех странах, при этом важно сохранить принцип верховенства закона.

Правовая охрана интеллектуальной собственности всегда была главным стимулом вложений в инновационные проекты. Ведь такие проекты эффективны лишь тогда, когда инвестициям обеспечена возможность возмещения. Поэтому важно, чтобы коллективы учёных, дизайнеров, программистов получали достойное вознаграждение. И во многих странах интеллектуальная собственность охраняется как легальная монополия.

Президентом РФ обозначена задача создать такой инвестиционный климат, который позволил бы запустить технологический бум. Но сейчас в качестве ответа на вызовы нового времени обсуждается отмена иммунитета по интеллектуальной собственности. Считаю, что это станет серьёзнейшей преградой для развития технологий, поскольку перевод регулирования частных отношений в область администрирования ФАС и т.п. вынудит наиболее ликвидные проекты уйти под иностранную юрисдикцию.

На мой взгляд, следует позитивно отнестись к практике Конституционного Суда РФ, который неоднократно в своих определениях разъяснял, что такие гражданско-правовые механизмы, как ст. 10, 1229, 1239 ГК РФ, ст. 10 Федерального закона «О защите конкуренции» и др., являются достаточно серьёзными инструментами предотвращения недобросовестных действий. В то же время в Государственной Думе находится на рассмотрении и доработке законопроект по изменению ГК РФ в связи с цифровыми финансовыми активами.

Президент Российской ассоциации криптовалюты и блокчейна Юрий ПРИПАЧКИН убеждён, что в соревновании регуляторов выиграет та страна, которая обеспечит наиболее разумный режим для криптоиндустрии.

— Мы проигрываем в законодательной гонке. Попытки представить майнинг (В данном случае создание новых структур (блоков) в блокчейне. — Примеч. ред.) предпринимательской деятельностью или ограничивать инвесторов суммами в 600 тыс. рублей встречают отторжение криптоиндустрии и переход под другие юрисдикции. Некоторые надежды появились в связи с законопроектом о внесении в ГК РФ понятий «цифровое право», «цифровая валюта», «смарт-контракт» и т.п. Активно работая с юристами, мы пытаемся объяснить чиновникам очевидную истину: они могут договориться между собой, согласовать позиции Центробанка и Минфина, проголосовать в Госдуме и подписать закон у Президента РФ. Но если результат не устроит индустрию, то регулировать будет нечего.

В очереди за патентом

В прошлом году в мире насчитывалось около 1,2 тыс. заявок на регистрацию патентов в области блокчейна. Российское ведомство выдало один патент, американское — около 50, китайское — 20–30.

По словам Президента компании Patent Hatcery Надежды Рейнгард, в Ведомство США по патентам и товарным знакам подано 545 заявок на блокчейн-технологию. 68 патентов уже выданы (январь 2018 г.). В базе данных Всемирного патентного офиса на тот момент было 1060 документов по блокчейну. Лидеры патентования — Bank of America, Master Card и IBM, у которых по 20–30 патентных заявок. В числе ведущих игроков Apple, Intel, Oracle, Xerox, Western Union, Thomson Reuters, Wallmart. В основном патентуют внутреннюю структуру технологии (как работает блокчейн) — более 100 патентов. Остальные заявки касаются применения блокчейна в авторском праве, в медицине, выборных технологиях, различных видах оплаты, мобильных приложениях и Интернете вещей, а также хранении разнообразных документов.

Тему продолжил эксперт Всемирного банка Питер ЛИНДХОЛЬМ.

— После финансового кризиса 2008 г. появились новые платёжные системы, примерно в то же время изобретён блокчейн. Неудивительно, что именно банки являются лидерами в патентовании этой технологии. 260 млн человек по всему миру живут за пределами своей родины и регулярно посылают деньги домой. Объём трансакций достигает 460 млрд долларов в год. В классической банковской системе пошлины за такие переводы достигают 20%. Блокчейн существенно сократил бы издержки. Что касается рисков, то каждые 10 минут пропадает один блок. Кроме того, система блокчейна не выдерживает перегрузок, и если 5 тыс. человек одновременно захотят за чтолибо расплатиться биткоинами, то сеть рухнет.

Последние 10 лет контент в основном скачивают из Интернета. Музыкант имеет 0,03 цента за песню, полученную через стримминг, для этого требуется 11 банковских трансакций и семь месяцев. Здесь у блокчейна огромный потенциал. Но не станут ли в результате его применения лишними общества по коллективному управлению правами? По прогнозу эксперта, они не исчезнут благодаря своей сильной стороне — возможности проведения переговоров. Вне живого общения смарт-контракты будут заключаться на очень небольшие суммы. Блокчейн лишь укрепит институт интеллектуальной собственности, считает П. Линдхольм.

— Если у вас несколько тысяч товарных знаков и вы ведёте судебное разбирательство в десяти юрисдикциях, то потребуется много сил на сбор доказательств. С помощью блокчейна сделать это намного проще, и у местных поверенных будет быстрый доступ к данным. 25 лет назад, когда появился Интернет, все говорили о революции и не понимали, как правовая охрана сможет работать в экстерриториальных условиях. Но развитие пошло эволюционным путём. Такие же обсуждения сегодня ведутся в отношении 3d-печати, распределённых реестров, Интернета вещей. Очевидно, нужно осуществлять мониторинг законов в различных юрисдикциях и изучать применимость блокчейна в тех или иных сферах правового регулирования.

Как отметил вице-президент по науке и инновациям Федерации интеллектуальной собственности Сергей МАТВЕЕВ, в современном мире вся продукция создаётся и проектируется в цифре и практически каждый раз возникает интеллектуальная собственность, будь то анимационный персонаж, рецепт или чертёж автомобиля. Поскольку количество информации прибывает, увеличивается объём ИС. Патентное право становится лишь верхушкой айсберга. Даже миллионы китайских патентов лишь малая доля того, что создаётся и продаётся. В этом смысле нужно говорить не о блокчейне как таковом, а о распределённых реестрах, позволяющих поднять нижнюю часть айсберга. Аниматоры создадут свои репозитории, композиторы — свои. Главное, чтобы объекты можно было продавать. И это не требует внесения серьёзных изменений в законодательство. Вопрос в том, какую предоставлять правовую охрану.

Всё будет зависеть от отрасли, считает С. Матвеев. 70летний срок охраны прав автора не догма, нужен более гибкий подход. Определять новизну объекта и его ценность в распределённых реестрах сможет сообщество экспертов, а не единственный Роспатент, как сейчас.

Помогая отслеживать жизненный цикл объекта, распределённый реестр существенно меняет отношения в сфере интеллектуальной собственности. Даже если патент получен с использованием открытых публикаций, можно выплачивать справедливое вознаграждение тем, кто стоял у истоков изобретения. Как только деньги начнут доходить до авторов, произойдёт рост пласта интеллектуальной экономики. Распределённые реестры позволяют включить отрасли в общие правила коммуникации, привлечь большое количество экспертов и реализовать модель справедливого вознаграждения.

Зарубежный опыт

Китай. Как сообщил заместитель комиссара государственного ведомства интеллектуальной собственности Чжан Маоюй, интенсивный рост числа заявок начался после принятия в 2008 г. национальной стратегии в сфере интеллектуальной собственности. Документом закреплены два главных фактора стимулирования патентной активности: образование в сфере ИС (в том числе в корпоративных исследовательских подразделениях на предприятиях) и развитие финансовых инструментов, в первую очередь использование банковского залога.

Решения оказались настолько эффективными, что в 2015 г. была принята концепция глобального технологического лидерства. По итогам 2017го число заявок превысило 1,382 млн, только за последний год показав рост в 14%. На 10 тыс. человек населения приходилось 9,8 изобретения. Прибыль от высокотехнологичного экспорта составила более 4 млрд долларов, а оборот рынка ИС внутри страны превысил 72 млрд юаней.

Согласно отчёту ВОИС за 2017 год, страна занимает 22е место по показателям инноваций. Поднявшись на три пункта по сравнению с 2016м, Китай вошёл в топ-25 стран по доле ИС в доходах. Это достижение внесено в план 13й пятилетки наряду с 25 другими важнейшими показателями социально-экономического развития.

Индия. Представитель национального ведомства по интеллектуальной собственности Бирендр Прасад Сингх рассказал, что страна на 100% перешла на приём заявок в электронном виде, прежде всего это касается работы патентных поверенных. Технологии, связанные с блокчейном, обеспечивают оперативную регистрацию заявок, товарных знаков, авторских прав, а также надёжное хранение данных. В результате скорость рассмотрения заявок многократно возросла, бумажной работы в индийских патентных ведомствах уже нет. В ближайшем будущем и сами патенты станут выдавать в электронном виде. С целью подготовки профессионалов нового поколения в одном из ИТ-институтов создана Академия блокчейна. Она будет работать в формате платформы для международного сотрудничества.

Бразилия. Президент национального института промышленной собственности Луиз Отавио ПИМЕНТЕЛЬ прокомментировал успешные кейсы использования блокчейна в отношении софта. Раньше программный код должен был сохраняться в течение 50 лет. Сейчас главное — присвоить хештег с помощью первоначального кода и потребовать регистрации. В случае спора автор информации представляет этот код, и, если он соответствует тому, что хранится в INPI, программа признаётся аутентичной. Новая технология позволила в 2017 г. сократить время на регистрацию софта до 10 дней. Также удалось упростить лицензирование услуг и их оплату. Блокчейн позволяет предотвратить нелегальное использование софта.

pravo-i-blokchejn-2

Российские проекты

Платформа Universa.io — универсальная система в виде блокчейна и смарт-контрактов. Причём смарт-контракт это не готовый скрипт, как у других площадок, а цепочка документов, подтверждаемых на каждой ветке блокчейна. Платформа объединила Томский государственный университет, Томский университет управления и радиоэлектроники и Томский политехнический университет. Цель — создание общей базы патентов, накопленных с 1950 г., и попытка их монетизации. Для реализации проекта при ТГУ открыта лаборатория. Обратившись на эту «цифровую биржу», компания, которая выходит на рынок, выберет пул патентов, приобретёт их, заключив цифровое соглашение с авторами, и автоматически будет отчислять им средства от использования изобретений. В дальнейшем включаться в эту цепочку смогут и другие вузы. Совместно с Шанхайской школой бизнеса создаётся ассоциация по блокчейну, которая займётся обучением в области цифровизации авторских прав.

CryptoBazar — венчурный фонд, который ищет на международном рынке проекты изменения самой технологии блокчейн. Она, считает основатель фонда Олег Иванов, достаточно рудиментарна и сопоставима с первым компьютером на перфокартах.

— Протоколы, которые работают сегодня в сфере финансов, страховании, игровом секторе и т.д., очень медленные и дорогие, плохо масштабируются. Это пилотные проекты, которая системно на отрасль не влияют. Крупные компании разрабатывают их, чтобы быть в тренде и начать применять блокчейн, если он станет индустриальным стандартом. Технологические и юридические барьеры пока сдерживают развитие, тем не менее критическая масса набрана и ограничения шаг за шагом будут сниматься. Основная борьба происходит на поле протоколов: выигрывают те, кто изобретает новые виды блокчейна. К сожалению, это не российские разработчики. Ведущие игроки — Япония, Южная Корея, Китай, Гонконг, Сингапур и Силиконовая долина. Остальное — на уровне погрешности.

Эксперт остановился на коллизии, которая, по его мнению, возникает при использовании блокчейна в области интеллектуальной собственности. С одной стороны, сама технология работает против ИС, поскольку суть блокчейна заключается в отсутствии позиции собственника. Создаётся вариант фонда, который принадлежит широкому распределённому кругу лиц, пользующихся этим протоколом. Но как быть в случае нарушения прав — кто, кому и какие претензии предъявляет и как право будет защищаться? Зарегистрировав протокол как частную собственность, против кого пойдёте в суд? Если же говорить о применении протоколов в отраслях, когда банки или логистические компании начинают генерировать прибыль, то здесь технология будет работать примерно в таком же правовом режиме, как сейчас.

Вся информация — в реестре

Заместитель директора Нормативно-правового департамента Министерства культуры РФ Алексей КУБЫШКИН отметил, что уже более 10 лет эксперты говорят о необходимости специальных реестров с информацией об объектах авторских и смежных прав и о правообладателях. Увы, попытки создать такой реестр сталкиваются с международными обязательствами России: в соответствии с Бернской конвенцией и другими соглашениями авторские и смежные права регистрировать не требуется. Возникает вопрос, насколько допустимо создавать специальные базы данных. Однако поскольку бизнес, правообладатели и пользователи заинтересованы в появлении прозрачного механизма заключения сделок, у Минкультуры России нет принципиальных возражений против блокчейна в сфере интеллектуальной собственности.

Не секрет, что в Сети можно многократно создавать копии произведений и распространять их. Электронный вариант доступен неограниченному кругу лиц в любое время, а некоторые хиты собирают одновременно миллиардные аудитории. Интересы авторов и правообладателей находятся под серьёзной угрозой, уверен ректор РГАИС Иван БЛИЗНЕЦ.

На сегодняшний день технические меры — ведущее направление защиты авторских и смежных прав. Ещё один путь — введение института информационных посредников и их ответственности, закреплённое в ФЗ-187. Действие «антипиратского» закона распространено почти на все виды объектов авторских прав, кроме фотографии. К числу важных объектов регулирования относятся 3d-печать, роботизированное производство, искусственный интеллект.

По мнению эксперта, нельзя в угоду новым технологиям коренным образом менять законодательство и разрушать подходы, которые складывались веками. Главный вопрос — способен ли искусственный интеллект создавать объекты ИС. Так называемое компьютерное творчество порождает целый комплекс правовых и этических коллизий. Следует понимать, что за искусственным интеллектом в любом случае стоит его создатель — человек. Не исключено, что в будущем появится новый вид смежных прав. Но не иной правовой институт.

Некоторые исследователи полагают, что генерируемая искусственным интеллектом информация может быть защищена как объекты авторских и смежных прав или как база данных. Возможно, это более разумный подход. Что касается 3d-печати, то продукты, вероятнее всего, будут защищаться как объекты промышленной собственности в сочетании с подходами авторского права.

Технология блокчейн позволяет создать единый реестр авторских и смежных прав, который содержит информацию о правообладателе и самом объекте, краткую аннотацию, видеообзор. Кроме того, можно тут же заключить договор на использование объекта. А юридическую чистоту обеспечит цифровая подпись. Такой реестр уже создан при участии РГАИС.

Важное направление применения технологии — лицензирование компьютерных программ с открытым кодом. Благодаря фиксации в базе данных всех трансакций удаётся отслеживать лицензионные соглашения, переход прав от одного обладателя к другому. Это делает оборот интеллектуальных прав более доверительным и не требующим дополнительного подтверждения. По мнению эксперта, блокчейн не заменит работы обществ по коллективному управлению правами, а станет их дополнением, инструментом прозрачности. В интересах автора инновации должны сочетаться с традициями.

Угроза или помощь?

Обсуждение продолжил главный юрисконсульт Dennermeyer Group Рихард Бруннер. По мнению эксперта, блокчейн угрожает существованию обществ по коллективному управлению правами, так как они защищают принадлежность объектов. Но технология не в состоянии доказать авторство, провести переговоры. Можно сохранять криптографические хештеги, передавать лицензии на право собственности, заключать смарт-контракты, с тем чтобы оперативно передавать вознаграждение авторам, даже при потреблении контента через стримминг. Более сложные вопросы — число пользователей, территориальная принадлежность. Для прямого взаимодействия производителей контента и пользователей будут создаваться блокчейн-платформы.

Руководитель цифровой платформы LIT Александр ЧЕРКЕСОВ предложил поразмышлять над тем, нужен ли правообладателю блокчейн.

— Очевидно, что хранить метаданные в распределённом реестре необязательно. Определить, пользуется контентом правообладатель или пират, тоже несложно. В прошлом году мы выиграли 30 судов, в досудебном порядке было удовлетворено 1,5 тыс. претензий. Но авторские права разнообразны, и реестры должны быть разными — например, для текстов, иллюстраций. Безусловно, правообладателям интересны смарт-контракты. Они будут только приветствовать автоматическое заключение соглашений, поскольку это сделает продукты более доступными. Иная ситуация с крупными держателями прав, такими как «ЭКСМО» и «АСТ». Им выгодней заключить контракт с автором на пять лет и выпустить бумажную книгу, не заботясь о дальнейшей судьбе права.

Важно, что с помощью технологий можно защищать авторское право в сфере, где доходы невелики. Если блокчейн сделает защиту дешёвой, эффективной и быстрой, то отношение к нему будет положительным. Но давайте ответим на вопрос: блокчейн для авторского права или право для блокчейна? Если мы оптимизируем работу с авторским правом, то и к блокчейну нужно относиться как к инструменту.

Все сделки по авторским правам происходят на крупных мероприятиях, например на Лондонской книжной ярмарке. Для небольших и средних издательств этот путь закрыт. Создание реестров и рынка электронной торговли правами — это то, что необходимо правообладателям в условиях цифровой экономики. Самиздат в деле ухода от посредников не выход. Качественного контента мало, читать нечего, издательства разоряются, а на сайте «Самиздат.ру» 250 тыс. авторов. Но тут и блокчейн не спасёт: можно купить права на «мусорный» контент. Поэтому совершенно особый вопрос — кого из посредников убирать и стоит ли вообще это делать. Ведь если победим пиратов, хватит средств и на экспертизу, и на посредников.

Что касается рисков при использовании блокчейна, то есть вероятность наряду с «ЭКСМО» и «АСТ» получить ещё одного монополиста — держателя реестра. Рынок авторских прав стоило бы не ломать, а развивать. Авторское право позволяет на основе текста создать аудиокнигу, снять фильм и т.д. Пусть оно используется, работает, а не лежит мёртвым грузом.

Эксперт обозначил основные требования к реестру.

Прежде всего он должен выполнять функцию идентификации правообладателя, как это делает нотариат или Роспатент. Другая важная опция — поиск объекта права. Например, вы показали в Лондоне книгу британскому издателю, и он захотел купить права. Значит, требуется инфраструктура, позволяющая быстро найти информацию об объекте и о правообладателе. Необязательно даже быть издателем: можно купить права, обратиться в виртуальное издательство и выпустить книгу.

Время блокчейна наступило. Далее — время умных контрактов, искусственного интеллекта и международных стандартов работы с авторским правом, завершил дискуссию А. Черкесов.

Опубликовано в номере июнь 2018

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.