Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Июль-август 2019
"Библиотека как площадка для новых практик"

  • Михаил ЭСКИНДАРОВ: «Главное достояние вуза - люди»
  • Библиотечные ассоциации мира
  • Selfpub: особенности национального рынка
  • Контрактная система: полная трансформация или новый этап реформирования?



МультиВход

t8

 

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

 

obnar-zaimstv-2019

 

lit-flagman1




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Российское антипиратство, или Бег на месте. Ч. 1
21.03.2019 08:34

Очередная версия «антипиратского» закона вступила в силу 1 октября 2017 г. За истёкший период накопилась значительная практика блокировки нелегальных сайтов, так называемых «зеркал». При этом на данный момент уже рассматриваются новые законодательные инициативы, разработчиком которых выступает Минкультуры России.

piratstvo-4Не менее знаковым событием можно назвать попытку наладить взаимодействие между правообладателями и компанией «Яндекс», что в дальнейшем, возможно, откроет новые горизонты в защите интеллектуальных прав. В то же время всё больше сторонников приобретает точка зрения, согласно которой пиратство не влечёт серьёзного экономического ущерба правообладателям, а потенциал роста доходов издателей от использования произведений в сети Интернет кроется в формировании новой модели потребления.

Эти и другие вопросы обсуждались в рамках конференции «Новые механизмы защиты интеллектуальной собственности книгоиздателей и издателей периодической печати в сети Интернет»*.


*Мероприятие было инициировано Центром корпоративной правовой защиты и журналом «Университетская КНИГА» при поддержке Роспечати и состоялось 29 ноября в рамках ярмарки интеллектуальной литературы non/fictio№20.

ros-antipiratstvo-1

«ЦИФРОВАЯ ГИЛЬОТИНА» И ДРУГИЕ СРЕДСТВА УСТРАШЕНИЯ

Как отметил Генеральный директор Центра корпоративной правовой защиты Геннадий УВАРКИН, в течение 2017 и 2018 гг. основным трендом антипиратской работы были «зеркала». По оценке эксперта, принятый в 2017 г. закон стал вполне эффективным инструментом, в определённом смысле закрыв тему борьбы непосредственно с пиратскими площадками. Минкомсвязи России выстроило оперативный механизм взаимодействия с правообладателями и с Роскомнадзором. Казалось, что это апогей развития антипиратского законодательства, но дальнейшее развитие событий показало, что это не совсем так. В начале 2018 г. Минкультуры России разработало поправки в Федеральный закон «О защите информации», которые также направлены на охрану авторских прав в Интернете.

— С одной стороны, инициативы крайне жёсткие в отношении пиратов и, казалось бы, выгодны правообладателям. С другой — продвигаются они достаточно тяжело. ИТ и телеком, в частности, считают это чрезмерным давлением и переложением на них бремени борьбы с пиратством.

В сущности, предложения ведомства сводятся к трём основным моментам: преследование анонимных пиратских сайтов, попытка ещё больше ускорить антипиратский механизм и борьба с поисковыми системами как основным генератором трафика к нелегальным ресурсам.

Ведомство планировало обязать владельцев интернет-сайтов публиковать контактную информацию о себе. Кроме того, предлагалось наделить правообладателей возможностью обращаться к провайдеру в случае обнаружения незаконно размещённого объекта авторских прав. В этом случае провайдер должен был незамедлительно ограничить доступ к такому сайту.

Минэкономразвития России выступило с критикой данного законопроекта, обосновывая это тем, что инициатива Минкультуры России создаёт риск отнесения к незаконно размещённой любой информации на одном лишь основании заявления правообладателя без установления всех обстоятельств дела. Кроме того, провайдеры хостинга, которые должны незамедлительно блокировать доступ к сайту по обращению правообладателей, относятся к информационным посредникам. Они только предоставляют техническую возможность размещать материалы и не несут ответственности за опубликованную на их серверах информацию, даже если она нарушает авторские права. Также Минкультуры России даёт владельцам сайтов и провайдерам слишком сжатые сроки на удаление пиратского контента. Владелец сайта должен сделать это в течение 24 часов после обращения. Чтобы исполнить данное требование, всем сайтам придётся круглосуточно проверять поступающие заявления, а также содержать штат юристов и службы поддержки для реализации или обжалования заявлений, отметили в Минэкономразвития России. В ведомстве подчеркнули, что существуют ресурсы, пользователи которых могут самостоятельно публиковать материалы. В этом случае сайты выступают в роли информационных посредников и не несут ответственности за нарушение авторских прав.

Минэкономразвития России отметило, что приоритет в законопроекте Минкультуры России отдаётся исключительно интересам правообладателей, при этом ущемляются права интернет-предпринимателей. Так, правообладатель, требуя заблокировать сайт, может не знать, что объект его авторских прав на деле опубликован законно. К тому же разблокировка сайта может занять больше времени, чем его блокировка, из-за чего владелец ресурса потеряет возможную прибыль.

Ещё одна инициатива связана с борьбой с поисковыми выдачами. Как отметил эксперт, последние месяцы «Яндекс» с подачи ряда правообладателей силами СМИ и Роскомнадзора приобрёл образ главного пирата.

— Вторая половина 2018 г. прошла под знаменем борьбы с этим новым врагом и стремлением вовлечь его в антипиратскую политику. Инициатива развивается в двух направлениях: на площадке Государственной Думы РФ и в Роскомнадзоре, где правообладатели из аудиовизуальной сферы вынудили поисковые системы («Яндекс», Mail.ru, Rambler, «Кинопоиск») к подписанию антипиратского меморандума (издателей к подписанию не пригласили. — Примеч. ред.). Согласно документу, поисковые сервисы должны в течение шести часов удалять ссылки на пиратский контент после включения их в специальный реестр, который будет вести Роскомнадзор. Меморандум действует до 1 сентября 2019 г.

По оценке эксперта, идея неплохая, но следует анализировать её правоприменение. На данный момент она имеет чётко выраженную отраслевую направленность: активные участники меморандума — кино- и телепроизводители, являющиеся основными бенефициарами. Очевидно, что есть потенциал расширения круга участников, если все будут добросовестно исполнять взятые на себя обязательства и привлекут технологии, которые позволят быстро обрабатывать запросы и осуществлять взаимодействие.

По мнению эксперта, резкое ужесточение политики блокировки, которое предлагает Минкультуры России, потенциально имеет негативный эффект.

— По информации Роскомнадзора, незаконный контент удаляется в 80% случаев либо после получения требования правообладателя, либо после обращения его через провайдера хостинга. Минкультуры России предлагает блокировать на уровне операторов связи, а потом уже разбираться с правами. Думаю, что может повториться история с массовыми «вечными» блокировками, когда пропадёт любой стимул удалять контент по требованию правообладателя. Однако очевидно: нецелесообразно что-либо удалять, когда есть проверенный путь — создавать новые сайты. Здесь нужно тщательно взвесить, что важнее: 80%, которые удаляются по заявлениям, или блокировки. Если будут подключены поисковые системы, возможно, эффективность чуть повысится. Инициативы острые и неоднозначные, поэтому весьма справедлива та дискуссия, которая ведётся в их отношении.

Г. Уваркин напомнил о двух инициативах, не связанных напрямую с антипиратской деятельностью, но способных оказать существенное влияние на оборот интеллектуальной собственности (ИС). Прежде всего это предложение «Сколково» изменить порядок доступа к книгам, находящимся в библиотеках.

— В процессе презентации проекта были получены резкие отзывы со стороны правообладателей. Действительно, то, как написан законопроект, порождает вопрос, что будет вообще с издательствами и книжной торговлей, если открываются фонды библиотек. Конечно, разработчики утверждают, что не имели этого в виду, а речь идёт о том, чтобы открывать доступ в один момент к единственному экземпляру. Если человек читает книгу, то ни один другой пользователь в тот же момент не может этого сделать. Всё это отличается от того, что зафиксировано на бумаге, возможно, имеет смысл обсуждать редакцию документа.

Более отдалённая перспектива (2019–2020 гг.) — пятый антимонопольный пакет. Одна из его особенностей — предложение изъять из существующего законодательства исключение для ИС. С одной стороны, понятно, для чего это делается: очевидны проблемы фармацевтики, связанные с производством дженериков, ситуация, вызванная присутствием глобальных ИТ-гигантов типа Google и Facebook в России. Но при этом норма сформулирована таким образом, что недобросовестную конкуренцию можно будет искать в любом лицензионном соглашении в отношении любого объекта ИС, будь то книга, фильм или телепередача. Наверняка разработчики в ФАС России не имели этого в виду, но нормы сформулированы широко. Представители разных индустрий неоднократно говорили о том, что невозможно так широко решать вопрос. Необходимо описывать конкретные механизмы применительно к отраслям.

ros-antipiratstvo-2

Руководитель Департамента государственной политики в сфере массовой информации Минкомсвязи России Екатерина ЛАРИНА уверена, что активное технологическое противодействие пиратству в Сети должно сопровождаться повышением доступности легального контента.

— Были четыре волны существенных подвижек в борьбе с пиратством, и мы сначала наблюдали рост легального пользования, который затем замедлился. Это связано с тем, что из пользователя, готового потреблять платный контент, правообладатели хотят «выжать» максимум. В результате мы теряем молодые поколения, которые могли бы воспитать в правильной парадигме: контент — это собственность, за него нужно платить. Но этого не происходит: качественного легального предложения до сих пор нет, что особенно заметно по аудиовизуальному контенту. Онлайн-кинотеатры берут абонентскую плату, но предлагают отнюдь не новинки, а фильмы, премьеры которых состоялись несколько лет назад. И это получается дороже, чем стоили диски, выпускаемые по региональной лицензии. Зачастую очень непросто скачать контент, не все площадки вкладываются в удобство и сервис. Это в меньшей степени относится к электронным книгам. Перед нами стоит задача не просто технологически ликвидировать пиратов. Если не появится адекватного легального предложения, то пользователи начнут находить альтернативные варианты. Другой вопрос, чтобы магистральное пользование, до 80%, было монетизируемым по тем или иным моделям. В этих условиях станет возможно изменить отношение молодёжи. Потребление пиратской продукции должно быть немодным, порицаемым. Это мы видели в конце 2000-х, когда появилось легальное предложение аудиовизуальной продукции на дисках.

По данным, приведённым Е. Лариной, за год было заблокировано 3,5 тыс. «зеркал», из них 900 — по заявкам издателей. Безусловно, технологические возможности не безграничны: в сутки реально обработать не более 50 заявок, но сегодня нет и такого количества: поток ограничивается 10–15 заявками в день.

Механизм блокировки «зеркал» эксперт назвала «цифровой гильотиной»: решение принимается в течение суток и оно безотзывное.

— Это серьёзный инструмент, который оперативно применяется на основании расширенного толкования разных критериев. Мы не можем гарантировать, что все заявители добросовестны, а их заявки обоснованны. Здесь необходимо исключить ошибку избыточно расширительного толкования. Именно поэтому процедура многоступенчатая, хотя процесс укладывается в сутки, чтобы было невозможно оспорить решение о блокировке. И одного решения, по сути, хватает на много «зеркал». В законе прописана возможность принимать решение о признании сайта «зеркалом». Но непринятие решения не означает, что этот сайт не «зеркало». Есть практика, когда заявки направляют три-четыре раза, пока доказательная база не станет наконец достаточной.

Принятие антипиратского меморандума, по мнению Е. Лариной, — признак движения в верном направлении.

— Крупные площадки, ведущие интернет-игроки, которые могут модерировать потребление контента, совместно с правообладателями проанализировали, как можно минимизировать пиратство, чтобы вместе зарабатывать. Что касается участия издателей, то меморандум заключался на площадке Роскомнадзора и, я уверена, к нему могут присоединиться и другие участники. Не случайно, что в определённый момент, мы сделали перечень объектов ИС, которые подпадали под защиту, закрытым. Вопрос идентификации: что является объектом авторского права, а что нет — в Интернете очень сложен. Это серьёзное направление, которое требует осмысления и проработки.

ПОЛЕ БИТВЫ — АССОРТИМЕНТ, НОВИНКИ И ПОИСК

— С антипиратским меморандумом происходит странная история, — подключился к дискуссии директор АЗАПИ Максим РЯБЫКО. — Мы взаимодействуем с «Яндексом» очень давно. Когда только узнали об этой идее, были готовы выступить в качестве экспертов и поучаствовать в обсуждении. Однако нам пояснили, что возможность нас привлечь отсутствует: чем больше участников, тем сложнее процесс согласования. Мы официально обратились в «Яндекс» и в Роскомнадзор. В ведомстве не видят препятствий, но поясняют, что не понимают, чем могут помочь, и отправляют договариваться с другими подписантами. К сожалению, официальные слова расходятся с реальными делами, и это происходит уже не в первый раз. Скорее всего, нас в этот меморандум ни в каком виде не включат. Киноиндустрия будет его тестировать, и единственный наш шанс — войти в законопроект Комитета по культуре Государственной Думы РФ. Тем не менее наша позиция заключалась в том, чтобы, подключившись к меморандуму, создать адекватный механизм взаимодействия, опробовать его на практике, прежде чем принимать закон. Мне кажется, история с меморандумом близка к государственным преференциям, потому что создаются условия, более благоприятные для одной категории правообладателей по сравнению с другой.

Что касается блокировок, то директор АЗАПИ считает их эффективным механизмом, но лишь отчасти, в совокупности с другими действиями.

— Некоторое время назад мы проводили исследование и поняли, что большая часть трафика как на легальные сервисы, так и на пиратские приходит по поисковым запросам. Безусловно, есть директ-трафик, и эксперты говорят о том, что нужно развивать рекомендательные сервисы, повышать лояльность аудитории. Те, кто приходит за контентом, ищут его в поисковиках, однако ситуация кардинально различается.

Такой поисковый инструмент, как Google, помогает издателям увеличить аудиторию, привлекая органический трафик. Это доход, возникающий в том случае, когда пользователь что-то ищет, переходит по ссылкам. 85/15 — таково соотношение монетизации запросов из Google по отношению к «Яндексу».

Получается, что пираты и правообладатели действуют в разных условиях. У пиратов всё бесплатно и находится быстрее, шире ассортимент, поскольку не нужно агрегировать права. С новинками и рекомендательными сервисами лучше обстоит дело у правообладателей. Единственное, во что они могут серьёзно вкладываться, — софт, продвижение и аналитика. Пиратам эти инструменты в глобальном смысле недоступны, да и не нужны. Пользователи начинают делать выбор, а полем битвы пиратов и издателей становятся ассортимент, электронные новинки и поиск. В частности, издатели будут стремиться покупать сиротские произведения и придумывать механизмы совместной монетизации. Пиратам идёт на пользу появление альтернативных каналов — глобальных облачных сервисов, где уже встроены реклама и возможность выплат в криптовалюте. Классический хостинг в видеоиндустрии уступает место посредникам, и поменять хостера не представляет проблемы. Киберпреступники уже научились воровать новинки и продавать их пиратам. Придёт ли это в книжный бизнес, сложно сказать, однако тренд очевиден.

ros-antipiratstvo-3

Альтернативной позиции придерживается вице-президент ассоциации «Русский щит» Олег ЯШИН, который считает сегодняшнюю борьбу с пиратством «фасадной».

— То, что видят правообладатели, обращающиеся в Мосгорсуд, отличается от реальной картины, которую мы наблюдаем, пользуясь «Яндексом» и Google. Получается, что «зеркала» с точки зрения бюрократии существуют в одном измерении, а со стороны пользовательского опыта — в другом. Те, кто на словах борется с пиратами, пишут отчёты, но фактически ситуация не меняется.

По мнению эксперта, государство проблему пиратства никогда не решало и решить не может, поскольку является формальным механизмом, который даёт формальный эффект — снижение числа пиратских сайтов. В частности, здесь вступает в действие понятие ограниченной юрисдикции. Например, мы знаем, что RuTracker, который был государством заблокирован, продолжает своё существование; есть раздачи, сидеры и личеры. Дело в том, что государство может запретить деятельность ресурса на своей территории, но ничто не мешает пользователю зайти на этот ресурс через IP другой страны. Когда появился закон о «зеркалах», мы надеялись, что работы станет меньше. Картина изменилась, но не сильно. Хорошо, что заблокированы 3,5 тыс. «зеркал», плохо, что существуют все остальные.

По оценке О. Яшина, последний год происходит деградация пиратского книжного рынка. Всегда были пираты-коммерсанты и пираты-энтузиасты. Задача первых — заработать деньги, вторых — поделиться интересным контентом. Всё, что касается заработка, перешло в другие сферы, прежде всего на аудиовизуальные произведения. Если же количество книжных титулов у пиратов в 2018 г. сравнить с показателем 2014 г., то оно сократилось примерно в два раза. Связано это в том числе и с тем, что энтузиастов стало меньше.

Какое-то время назад пиратство существовало в двух видах: социальный паблик и сцена (закрытое сообщество для профессионалов, где появлялись эксклюзивные раздачи). С появлением торрентов грань между ними стёрлась: практически всё, что появлялось у профессионалов, стало доступным обычным пользователям. Благодаря этому большая часть людей перешла на пиратскую сторону.

— Можно много говорить об условиях, на которых продаются произведения, но бесплатно всегда выгоднее, чем со скидкой, и никогда пират не будет нести такие же расходы, как автор или издатель. Задача пирата — красиво упаковать и предоставить.

Откуда же сейчас берут книги пираты?

— Речь идёт не столько о «зеркалах» ресурсов, сколько о так называемых агрегациях. Появляющиеся на трекерах раздачи книг роботы моментально растаскивают на мелкие сайты. Такие сайты включаются в поисковую выдачу «Яндекса», и подписание антипиратского меморандума заставило поисковик задуматься о том, что происходит у него в выдаче. Оказалось, что пиратство у нас индексируется лучше, чем в Google, который работает по DMCA. «Яндекс» можно почистить, но в Интернете всё останется, а контент будет выдавать какой-нибудь китайский поисковик, и пользователи станут переходить на него.

На данный момент распространение происходит в основном через сайты-«складчики» и через сообщества — профессиональные группы по определённым тематикам во «ВКонтакте», в Telegram, в Facebook и на сайтах. Если стоит задача бороться с пиратами, то нужно это делать, вовремя выявляя пиратские копии. В этом случае контент не попадёт на агрегаторы, а выдача останется чистой сама по себе. Пираты сегодня становятся менее профессиональными, и стоит задача работать сообща, обрабатывать информацию вместе, а не заниматься бюрократическими процедурами.

Кроме того, не стоит забывать, что процесс в Мосгорсуде стоит для издателя 15 тыс. рублей; не каждая книга может обеспечить такой доход, чтобы с этим работать.

Продолжение

Опубликовано в номере январь-февраль 2019

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


webbanner-08-video

 

 webbanner-07-nacproekt

 

 webbanner-01-neb

 

 webbanner-02-fz-o-kulture

 

webbanner-red-03-ebs

 

webbanner-red-04-kn-rynok

 

 webbanner-red-05period-pechat

 

 webbanner-red-06-ros-poligrafiya

 

webbanner-red-10-sost-kultury

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.