Книжный рынок и издательства   Библиотеки   Образование
и наука
  Конкурс
“Университетская книга”

Декабрь 2018
"Библиотека 3.0 - центр науки, сервисов и инноваций"

  • Минчжоу ЧЖАН: «Окружение ребёнка - это ключ к чтению»
  • Когда книга звучит
  • Технократическая библиотека
  • Высшая школа: онлайн-стандарт



МультиВход

Интервью

Книжный рынок

Вузовские издательства

Искусство издавать

Библиотеки

Образование

Инновационные технологии

Электронные библиотеки

Культура книги

Библиогеография

Библиотехнологии

Выставки и конференции

Конкурсы и премии

Документы

Copyright.ru

КНИГА+

Год литературы

Журнал Онлайн

vseros-forum-obrazovanie-2019




 

rgdb-podari-rebenku


Рассылка


Защита интеллектуальной собственности в Сети: новые векторы развития. Ч. 1

Несмотря на ужесточение законодательства, эффективность борьбы с пиратским контентом и нелегальными ресурсами в Сети не столь высока, как хотелось бы правообладателям. И дело не только в отраслевой специфике и менталитете пользователей, которые не спешат переходить на правомерные модели использования контента, но и в законодательных лакунах, скудной правоприменительной практике, сложной доказательной базе в судах. Очередная версия «антипиратского» закона была принята Государственной Думой в конце июня и вступила в силу с 1 октября 2017 г. Обновлённый закон ввёл понятие «копия заблокированного сайта» – фактически речь идёт о закрытии «зеркал», а с 1 ноября – о запрете анонимайзеров.

О первых итогах действия обновлённого закона и эффективности его применения, механизмах блокировки «зеркал» и перспективах совершенствования законодательства об авторском праве говорили эксперты в рамках конференции «Новые механизмы защиты интеллектуальной собственности в сети Интернет»¹.


¹ Мероприятие было организовано Центром корпоративной правовой защиты при поддержке Роспечати и информационном сопровождении журнала «Университетская КНИГА» в рамках Non-fictio№19 30 ноября 2017 г.

zaschita-intel-sobstvennosti-1

БЛОКИРОВКА: КОЛЬЦО ЗАМКНУЛОСЬ

Как отметил Генеральный директор Центра корпоративной правовой защиты Геннадий УВАРКИН, если Закон о «зеркалах» является логичным продолжением принятой в 2016 г. инициативы о вечной блокировке, то правоприменение Закона об анонимайзерах гораздо шире. Это попытка государства отреагировать на выявленные системные проблемы в отношении института блокировок в целом: не только в сфере интеллектуальной собственности, но и в области защиты общества от негативной информации.

По мнению эксперта, в вопросе реализации Закона о «зеркалах» существует очевидное недопонимание.

— Прежде всего следует понять, что такое «зеркало», или, как говорится в Законе, копия заблокированного сайта. Это сайт, сходный до степени смешения с другим сайтом в сети Интернет, доступ к которому ранее был заблокирован. Важно, что речь идёт исключительно о вечной блокировке на основании определения Московского городского суда в связи с неоднократным нарушением авторских и смежных прав. При этом немало экспертов пытались трактовать Закон таким образом, что можно блокировать «зеркало» любого сайта, в отношении которого есть решение судебного органа, например о блокировке конкретной ссылки или страницы. Такое понимание неверно.

Немало споров вызывают и критерии признания сайта «зеркалом». Их список открыт, и при этом нет заранее определённого алгоритма, по которому можно понять, является ли сайт «зеркалом».

— В процессе обсуждения предлагалось разделить критерии на две группы: технические и касающиеся непосредственно контента. К техническим признакам относили, в частности, совпадение клиентских аккаунтов и наличие переадресации. Это почти со стопроцентной уверенностью позволяло бы утверждать, что исследуемый сайт является копией заблокированного ресурса. Однако в законе, акте общего действия, нельзя использовать только технические критерии. Поэтому было принято решение о создании максимального перечня признаков и предоставлении возможности контролирующему органу проводить экспертную оценку.

Изначально предполагалось, что решать вопрос о том, является ли сайт «зеркалом», будет суд. По оценке эксперта, преимущество судебного решения очевидно: это его авторитет. Однако привлечение суда к данной процедуре не позволило бы реализовать преимущество во времени.

— Суд — это всегда долго. В законопроекте, принятом в первом чтении, была предпринята попытка найти компромисс и вместо искового производства предусмотреть упрощённое приказное. Но данная идея оказалась несостоятельной, поскольку в рамках приказного производства суд лишён возможности исследовать в полном объёме все доказательства и фактически был бы вынужден штамповать решения. Поэтому уже во втором чтении законопроект изменили: от судебной процедуры отказались в пользу административной. По оценке эксперта, это смелое законодательное решение с точки зрения баланса интересов, а с позиции эффективности процедуры оно стало единственно возможным.

В общем виде механизм блокировки выглядит следующим образом. Правообладатель или федеральный орган исполнительной власти, получивший первоначальное решение о вечной блокировке сайта, обнаруживает «зеркала» и обращается в Минкомсвязи России с помощью специальной формы на сайте. В течение суток с момента получения обращение должно быть рассмотрено с привлечением экспертов. В случае если экспертиза подтверждает, что заявленный сайт является копией ранее заблокированного, информация передаётся в Роскомнадзор, который уже по отработанной методике передаёт сведения операторам связи. При этом Роскомнадзор взаимодействует с операторами поисковых систем, которые работают по России, и «зеркала» исключаются из поисковой выдачи.

По оценке Г. Уваркина, Закон о «зеркалах» — это логическое завершение реализации идеи блокировки. Изначально данное средство защиты авторских прав было предусмотрено для фильмов, затем распространено на другие объекты, исключая фотографии, потом была введена вечная блокировка сайтов как наказание для особенно радикально настроенных и не идущих на взаимодействие с правообладателями ресурсов. И теперь для исключённых из правового поля сервисов введено техническое правило пресечения распространения их контента.

Другим нововведением является Закон об анонимайзерах, который разрешает блокировать ресурсы, позволяющие обходить запреты. По информации RuTracker, до 70 % пользователей Интернета используют максимально доступные с технической точки зрения средства обхода блокировок. Соответственно логика государства состояла в том, чтобы для большинства граждан сделать блокировки реально работающими.

Закон предоставляет две возможности. Первая — перенастроить технические средства и самостоятельно не допускать обход блокировок. Вторая — обратиться к информационному ресурсу, создаваемому Роскомнадзором, чтобы получать сведения о заблокированных ресурсах и закрывать к ним доступ. Пока Закон не работает и все способы обхода блокировок доступны, отметил эксперт. Но по прогнозу специалистов Роскомнадзора, его исполнимость в ближайшем будущем может вырасти на 70%.


Комментируя Закон о «зеркалах», начальник отдела нормативно-правового регулирования в сфере СМИ и массовых коммуникаций Департамента государственной политики в области средств массовой информации Минкомсвязи России Алексей СМИРНОВ подчеркнул, что для пиратов имеет смысл «переезжать» с одного сайта на другой до семи раз. Далее трафик теряется, и это становится экономически нецелесообразным. В настоящее время в реестре Роскомнадзора содержатся 250 «зеркал», по которым уже приняты решения, и они недоступны пользователям на территории России. По оценкам экспертного сообщества, значимых «зеркал» в Рунете до 2 тыс., но те, для кого пиратство являлось бизнесом, уже почувствовали эффект применения обновлённого закона. Впервые в законодательстве появилась норма о том, что создание копий заблокированных сайтов не допускается.

По оценке эксперта, оперативность исполнения Закона довольно высока. Минкомсвязи России должно в течение суток рассмотреть поступившую информацию и принять по ней решение. Затем сутки отводятся Роскомнадзору на взаимодействие с операторами связи. И ещё одни сутки — оператору, для того чтобы осуществить технологические меры, которые не позволят пользователю обратиться к заблокированному ресурсу.


Вице-президент Ассоциации по защите интеллектуальной собственности «Русский щит» Олег ЯШИН отметил, что качественный уровень нелегальных ресурсов снизился, а сами пираты стали бояться блокировок.

— Нельзя сказать, что применение законов об анонимайзерах и о «зеркалах» дало какойто серьёзный эффект, учитывая, что начальная версия «антипиратского» закона продемонстрировала первые результаты только через год. Однако принятые нормативные акты лишают пиратов главного — монетизации. При этом «благородных флибустьеров», которые делали это «во имя общества», остаётся всё меньше, и одна из главных причин — то, что подобная деятельность признаётся государством запрещённой. Ассоциация по защите авторских прав в Интернете (АЗАПИ) в прошлом году показала, как можно привлекать к уголовной ответственности владельцев сайтов, которые считали, что они неприкосновенные.

В результате на пиратских сайтах сейчас все новости, связанные с книгами, обрабатываются так, чтобы поисковики «ничего не видели»: удаляются сведения об издательстве, авторе. Складывающаяся ситуация сходна с закрытым клубом, где установлены определённые ограничения. Например, для того чтобы увидеть ссылку с пиратской копией, нужно иметь 10 полезных сообщений на форуме. Ещё один вид книжного пиратства — «складчики», специализированные сайты, которые возникли из практики покупки дорогой бизнес-литературы вскладчину и её дальнейшей оцифровки, чтобы книга досталась каждому. Сейчас это огромные пирамиды: складчики первого уровня платят деньги и получают произведение, на втором существует подписка на подобные ресурсы (около 200 рублей в месяц, что сравнимо с легальными сервисами).

Фактически мы движемся в обратном направлении, к 1990м, когда существовало жёсткое разделение между членами и не членами закрытых сообществ. И это полезно, поскольку 10 % пользователей всегда будут покупать контент легально, ещё 10 % постараются получить его бесплатно, а 80 % принимают решение о покупке в зависимости от внешних факторов. Появление монетизирующих практик, той же складчины, — это позитивный путь, приучающий пользователя платить за контент, — считает эксперт.

Существующее антипиратское законодательство исторически было ориентировано на кинобизнес. По оценке О. Яшина, статистика просмотра онлайн-кинотеатров за год выросла на 10 %. Сейчас, когда количество пиратских ресурсов сокращается, между легальными сервисами возникает серьёзная конкуренция и они вынуждены внедрять инновации.

— Например, TVzavr заявил о том, что они создают блокчейн-платформу. Расчёты за фильмы, которые производят пользователи, станут прозрачными: зритель увидит, сколько получил автор, сколько — платформа, сколько — издатель. Вероятно, книжному сообществу стоит присмотреться к практике подписки по аналогии с агрегаторами видеоконтента.


Отраслевой статистикой поделился Генеральный директор АЗАПИ Максим РЯБЫКО.

На данный момент в фокусе внимания правообладателей 360 сайтов, 250 уже заблокированы. По 120 сайтам инициированы или приняты блокировки со стороны «ТНТ-телесеть». На втором месте с 62 сайтами Warner Brothers, на третьем с 33 позициями — издательство «ЭКСМО», на четвёртом — Sony music. По мнению эксперта, издательское сообщество занимает активную позицию, несмотря на то что включилось в процесс блокировок на полтора года позже и среди правообладателей существенно различаются позиции по поводу нарушения авторских прав.

В то же время отдельные компании давно работали с АЗАПИ по удалению нелегальных ссылок. По словам эксперта, ранее до 30 % пиратов не реагировали на обращения правообладателей, но, как только появилась технологическая возможность привлечь к взысканию компенсации, инициировать уголовное преследование, статистика по закрытию таких ресурсов выросла.

— По non-fiction за последние девять месяцев мы отправили около 1,5 тыс. претензий по ссылкам, удалены 1284, т.е. 83 %. Нам уже практически не приходится прибегать к механизму блокировки. Нужно, чтобы новые методы прошли стадию становления. Думаю, через три-четыре месяца большинство пиратов ощутят действие Закона в полной мере и останется лишь несколько наиболее радикально настроенных ресурсов.

Серьёзной задачей выступающий считает снижение поисковой выдачи. 20 % пиратских сайтов всем известны, и трафик там в основном прямой, а 80 % работают через поисковики, и с такими ресурсами нужно бороться технологическими способами.

— С Google ситуация проще: ресурс придерживается правил DMCA и удаляет из поисковой выдачи ссылки на нелегальный контент. Отечественные поисковики не хотели ничего делать до тех пор, пока не появится соответствующий закон. Не меньшая проблема: поисковая выдача остаётся в сопредельных государствах, поэтому есть смысл работать с операторами поиска на зарубежных рынках, которые являются перспективными для российских правообладателей.


Когда обсуждается тема защиты авторских прав, чаще всего рассматриваются решения в юридической плоскости, направленные на совершенствование законодательной базы с ужесточением ответственности нарушителей. Оригинальное техническое решение предложил Денис ВЫГОВСКИЙ («Автограф Издательства»). По оценке эксперта, текущая модель распространения электронного контента в Интернете основана на его скачивании с сайтов правообладателей и определяется двумя свойствами:

— невозможностью отличить копию от оригинала (электронный контент: компьютерный файл, запись в базе данных и т.п. — может иметь неограниченное число идентичных копий, которые достаточно легко воспроизводятся);

— обезличенностью, т.е. невозможностью достоверно подтвердить источник распространения электронного контента, что нивелирует ответственность за несанкционированную публикацию и копирование.

Очевидно, что в подобных условиях существующая модель распространения за счёт скачивания обезличенного электронного контента принципиально не позволяет осуществить технический контроль за его перекопированием. Выходом из ситуации может стать переход к модели распространения на основе разграничения доступа пользователей к контенту, хранящемуся в «облаке», с запретом на его скачивание. При таком подходе возможно не только наладить его поэкземплярный учёт, но и обеспечить проведение в «облаке» всех типовых операций по распространению с регистрацией всех трансакций.

Достоверное подтверждение принадлежности контента конкретному лицу (юридическому или физическому) обеспечивается соответствующей электронной подписью со штампом времени. Если процедуру подписания сделать обязательной при добавлении контента в «облако», то это не только поможет авторам / правообладателям зафиксировать свои права (снять обезличенность контента), но и сделает пиратство юридически опасным: никто не захочет визировать своей ЭЦП чужой материал и собственными руками создавать доказательную базу для признания ответственности.

Архитектура построения подобных систем может быть как централизованной, так и распределённой. В последнем случае может быть использована набирающая популярность технология блокчейн (blockchain), основанная на формировании цепочки блоков трансакций, выстроенных по определённым правилам, позволяющим подтвердить достоверность каждой операции, и обладающая повышенной надёжностью за счёт использования распределённой базы данных.

Подобный подход должен совершенствоваться и развиваться, но, поскольку он по своей сути меняет привычный формат отношений между субъектами рынка распространения электронного контента (отказ от скачивания), для масштабного внедрения потребуется координация усилий многих его игроков.

Продолжение

Опубликовано в номере январь-февраль 2018

 



Какие форматы доступа на электронную периодику для вас наиболее интересны?
 

 


web-ban video

 

 web-ban model6

 

 web-ban neb1

 

 web-ban fz-kulture2

 

WebBann2017-04

 

 WebBann2017-05

 

 WebBann2017-06

 

WebBann2016-10

    

WebBann2015-03

 
Copyright © ООО Издательский дом "Университетская книга" 2011
Все права защищены.
Студия Web-diamond.ru
разработка сайтов и интернет-магазинов.